aif.ru counter
131

СООБЩАЕМ ПОДРОБНОСТИ. "Продам... спецназ"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 51 20/12/1990

В печати появилось сообщение о том, что 16 ноября Московским городским судом за покушение на измену Родине в форме оказания помощи иностранному государству в проведении враждебной деятельности против СССР и выдачи военной тайны был приговорен к 10 годам лишения свободы житель Гродненской области А. Хобта. Наш корреспондент П. ЛУКЬЯНЧЕНКО обратился с просьбой рассказать читателям "АиФ" о деталях дела Хобты к начальнику отдела контрразведывательного управления КГБ СССР, непосредственно занимавшегося этим делом.

- Если не секрет, какую же военную тайну Хобта собирался запродать западным спецслужбам?

- Конечно же, это секрет.

- И все-таки...

- Речь идет о дислокации частей специального назначения, характере поставленных перед ними боевых задач и т. п.

- Из формулировки приговора следует, что Хобта не успел передать секретных сведений иностранной разведке. Как же вы узнали о том, что он лишь собирался сделать?

- Мы получили сигнальную информацию о том, что некий военнослужащий или бывший военнослужащий, возможно, причастный к спецназу, ищет контакта с представителями западных спецслужб.

- И долго вы его вычисляли?

- Это было далеко не так просто, как может показаться на первый взгляд. Хобта был задержан в конце апреля 1990 г., то есть спустя почти 8 месяцев с момента его первой попытки установить контакт с иностранной разведкой. Через посредников, главным образом советских граждан, Хобта передавал просьбы о встрече сотрудникам посольств двух западных держав.

- И наши соотечественники с легкостью соглашались помогать ему в таком, мягко говоря, рискованном деле?

- Конечно же, он не объяснял им своих истинных мотивов. Напротив, Хобта спекулировал на чувствах людей, рассказывая им небылицу о том, что он якобы хочет через иностранцев попытаться вызволить из плена своего боевого друга-"афганца". На самом деле Хобта никогда не служил в Афганистане. Но люди верили ему, искренне пытались помочь. Истинный же свой замысел он раскрыл лишь особенно доброжелательному иностранному "посреднику"...

- Подозреваю, что это, по всей вероятности, был ваш "коллега" - сотрудник германской БНД или американского ЦРУ.

- Нет, это был ваш собрат - западный журналист. Хобта пытался передать через него записку следующего содержания. "Немного о себе. Возраст около 30 лет. Бывший десантник. Хорошо управляю автомобилями всех марок, кроме иностранных. Отлично стреляю из всех видов стрелкового оружия. Парашютист, совершил около 200 прыжков. Аквалангист, водолаз. Владею приемами рукопашного боя. Предлагаю свое сотрудничество разведке вашей страны. Анатолий".

- Но ведь сама по себе эта записка не содержит никакой военной тайны.

- При задержании у Хобты была изъята записная книжка, в которой, видимо, для памяти была занесена информация для передачи иностранной разведке. Кроме того, Хобта уже на первых же допросах подробно обо всем рассказал...

- Во сколько можно оценить тот потенциальный ущерб, который мог нанести Хобта, если бы сведения, которыми он располагал, попали по назначению?

- Когда речь идет о нанесении ущерба обороноспособности или государственной безопасности страны, трудно говорить о его рублевом эквиваленте. Могу лишь сказать, что сам Хобта оценил известные ему сведения в 50 тыс. руб., которые и рассчитывал получить от представителя западной разведки. На мой взгляд, он явно продешевил.

- Хочется понять психологию человека, совершающего такой поступок. Ведь за подобного рода преступления предусматривается от 10 до 15 лет, вплоть до расстрела.

- Вот что говорит Хобта - цитирую по протоколу допроса: "На путь... измены Родине меня толкнули... следующие объективные обстоятельства. Прежде всего это мои материальные затруднения, те достаточно крупные долги, которые я сделал и с которыми мне было необходимо рассчитаться. Я старался выйти из этого положения... законным путем, работал сутками, но более 200 руб. мне не платили. Это, естественно, вызывало во мне определенную злость. А тут еще многочисленные... публикации... о том, что все кругом воруют...".

- Я искренне хочу верить в бескорыстность и профессиональную честность нынешнего поколения советских следователей-чекистов. Но в делах такого сорта может возникнуть искушение жестоко наказать человека даже за саму мысль об измене Родине. И потом, ведь дело Хобты рассматривалось за закрытыми дверями.

- Понимаю вашу обеспокоенность. Но это дело отличается от всех предшествующих, расследовавшихся КГБ, тем, что фактически с момента задержания права подследственного защищал адвокат.

- Простите, но после вашего рассказа у меня сложилось впечатление, что дело Хобты - вполне рядовое и вряд ли заслуживало той шумихи, которую вокруг него создал КГБ.

- Я не согласен с вашей оценкой. Дело это нельзя отнести к рядовым, хотя бы уже потому, что нам удалось пресечь преступные действия еще до того, как мог быть нанесен реальный ущерб государству. И вряд ли можно говорить о шумихе. Просто КГБ считает необходимым оперативно информировать общественность о своей деятельности, тем самым демонстрируя искреннее желание всячески содействовать развитию гласности.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы