aif.ru counter
39

Некоторые колхозы до 40% плановых заданий выполняют за счет мяса, купленного у населения. К конкуренции - готовы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50 13/12/1990

С председателем правления Московского областного союза потребительских обществ, народным депутатом СССР Ю. МАРИНИЧЕВЫМ беседует наш корреспондент И. МОРЖАРЕТТО.

- Юрий Михайлович, времена расцвета потребкооперации в нашей стране давно в прошлом: начало века, затем - недолгая эпоха нэпа... Потом ее теоретики были уничтожены физически, а Центросоюз превращен в сельский вариант Министерства торговли. Как и до всех, доводились сверху планы, назначались из числа номенклатуры руководители. Произошел отрыв от рядового пайщика, и его никак сегодня не назовешь хозяином потребобщества. Так можно ли ждать возрождения потребительской кооперации?

- Несмотря на немалые потери, наша система, пожалуй, практически единственная в стране, сумевшая выстоять в годы перестройки, и в условиях нынешнего экономического кризиса не только не развалилась, а еще и дает рост объемов собственного производства на уровне 50 - 60%. Все это благодаря принципам нашего построения, а также многолетнему опыту работы в условиях хозрасчета и самофинансирования. Вообще наша система более других восприимчива к рыночной экономике, и мы должны в этот сложнейший для страны период доказать еще раз жизненность, важность развития потребительской кооперации. Верховный Совет СССР при переходе к рыночной экономике определил возрастающую роль потребкооперации в новых условиях. Для поддержания ее сегодня действуют льготные ставки налогообложения на многие виды нашей деятельности. Все это не для того, чтобы установить какие-то блага для наших работников, а через стимулирование системы - улучшить обслуживание сельского населения. Теперь мы в Московской области, имея 90 млн. прибыли, можем 35 - 40 из них направлять на строительство на селе новых магазинов, столовых, баз хранения. Но вот принята Верховным Советом России программа "500 дней", в которой отменяется льготное налогообложение для потребительских обществ. Кроме того, предполагается разрушить монополию потребкооперации на торговлю на селе. Ради Бога, тут мы будем только рады, но что-то не очень видно конкурентов. А что касается отмены льгот, то прежде я хотел бы спросить парламент и правительство республики: а готовы ли они из своего бюджета выложить миллиард рублей на строительство наших объектов? Думаю, что нет. Сегодня мы ведем работу, чтобы внести необходимые коррективы в этот документ.

- Юрий Михайлович, десятилетия диктата наложили, несомненно, отпечаток на структуру и методы работы вашей системы. Собственно, она ведь построена по обычному "пирамидальному" принципу" а сегодня он уже не отвечает требованиям времени.

- Да, конечно. Мы проводим работу, чтобы на районном и областном уровне полностью отказаться от чисто управленческих звеньев. Здесь должны остаться только те работники, в которых нуждаются первичные организации, кому они согласны платить.

Изменяются и методы работы. Мы раньше неоднократно требовали, чтобы при дележе фондов нам давали не меньше, чем городской торговле (и, кстати, так этого добиться и не смогли), теперь же надо надеяться только на свои силы, работать исключительно на прямых связях с поставщиками. Создали СП с югославами по выпуску технологического оборудования для пищевой промышленности, с канадцами - несколько пиццерий, в процессе разработки еще ряд крупных проектов. Причем мы видим большие возможности в сфере переработки вторичных ресурсов. Государство этим занималось явно в недостаточных масштабах, предпочитая вывозить сырье, но больше так продолжаться не может. Сейчас мы прорабатываем проекты создания совместных предприятий по переработке макулатуры, боя стекла, отходов древесины, сбору драгоценных металлов из перегоревших электрических ламп.

- Это очень интересно и нужно, но не пойдет ли ваша предпринимательская деятельность в ущерб основной? Кто тогда будет закупать у населения мясо и делать из него колбасу?

- Что вы, это есть и будет для нас первоочередной задачей. Сегодня мы в области закупаем ежегодно 16 - 18 тыс. т мяса, сами из него делаем 10 тыс. т колбасных изделий и планируем объемы эти значительно увеличить. Для этого расширяем сеть дополнительных услуг для сдатчиков, перечень предлагаемых им в обмен товаров и т. д.

Сейчас появляется новый человек на земле - фермер. У меня вот какая точка зрения: может, когда-нибудь колхозы-совхозы и будут кормить страну лучше, но проблему продовольствия нам не решить, пока все нерентабельные хозяйства не будут распущены, а земля роздана фермерам. Государство должно немедленно прекратить дотации любых видов производства, если они нерентабельны. А то вот приехали мы закупать овощи в один из районов Тамбовской области. На земле свален кучами отличный картофель, но продать его председатель отказался. Лучше, говорит, я по первому морозу сдам его на спиртозавод, а государство мне как убыточному даст в три раза больше, чем вы предлагаете. И такое сплошь и рядом! Поэтому у меня вся надежда на фермера, и ему мы оказываем помощь, какую только можем. В первую очередь продаем стройматериалы и технику, помогаем в строительстве.

- В последнее время, кажется, больше стали люди держать на личных подворьях скотины, а мяса становится все меньше, и цены на него на рынках взлетели до высот фантастических. Отчего же так происходит?

- Все объясняется довольно просто. Используя свое монопольное право на владение землей, выпасами, кормами, в последние три-четыре года колхозы и совхозы все активнее стали скупать мясо у населения сами. Причем часто не брезгуя шантажом и даже прямым насилием. Я знаю случаи, когда машины, везущие скот на заготпункты потребкооперации, останавливали и возвращали назад даже с помощью милиции. Зачем это делается? А колхозу-совхозу это выгодно, так как за мясо, произведенное в условиях убыточного ведения хозяйства, они получают большую дотацию. И мясо, купленное у населения, они тоже засчитывают в план, как будто тоже вырастили его, и за него тоже получают дотацию. Выгодно и удобно не надо ничего делать, только бумажки переписывай. В результате только в прошлом году за счет нашего тощего и дефицитного госбюджета таким образом было выплачено 3 млрд. руб. Причем 2 из них положили себе в карман колхозы-совхозы. Они прямо заинтересованы в повышении закупочных цен на мясо. Теперь установлена единая цена - 11 руб. за 1 кг убойного веса. Автоматически вслед за этим подскочили цены рыночные.

Но самое страшное, что эти самые колхозы-совхозы, привыкнув жить за чужой счет, начали сокращать поголовье скота в общественном стаде. Только за 9 месяцев этого года оно по стране уменьшилось на 3 млн. голов! Есть такие колхозы "рекордсмены", которые до 40% плановых заданий покрывают мясом, купленным у населения.

- И какой выход? Запретить колхозам и совхозам делать это?

- Можно гораздо проще. Запретить закупленное у населения мясо сдавать в союзный фонд, а продавать его только на месте - через наши магазины или на колхозном рынке. Тогда у них и интерес пропадет перекупать его у населения, и сокращать общественное поголовье.

Мы провозгласили хороший принцип - передать всю власть на местах Советам. Вот задача для них - добиться, чтобы произведенное местным частником мясо оставалось тут же. Ведь, перефразируя известный афоризм, можно сказать, что сегодня тот, кто владеет мясными фондами, владеет ситуацией.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы