aif.ru counter
22.09.1990 00:00
59

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ. Неизвестный Троцкий

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38 22/09/1990

В общественном сознании утверждено мнение, что Сталин, устранив своего соперника в борьбе за власть, воплотил все его идеи в жизнь и что если бы к руководству партией пришел Троцкий, то наша история могла бы оказаться еще более трагичной. Так ли это?

Мы не ставим целью проанализировать ранние политические взгляды Троцкого. Куда важнее остановиться на его "поздних" идеях, высказанных еще 50 - 60 лет назад, но так созвучных сегодняшнему дню.

Об этом рассказывает доктор философских наук В. РОГОВИН.

ХАРАКТЕРИЗУЯ сталинизм как грандиозную бюрократическую реакцию против Октябрьской революции, Троцкий отмечал: "Октябрьская революция низвергла привилегии, объявила войну социальному неравенству, заменила бюрократию самоуправлением трудящихся, ниспровергла тайную дипломатию, стремилась придать характер полной прозрачности всем общественным отношениям. Сталинизм восстановил наиболее оскорбительные формы привилегий, придал неравенству вызывающий характер, задушил массовую самостоятельность полицейским абсолютизмом, превратил управление в монополию кремлевской олигархии и возродил фетишизм власти в таких формах, о каких не смела мечтать абсолютная монархия".

Противоречия между марксистской доктриной и советской действительностью 30-х годов он прослеживал во всех сферах жизни общества.

ЭКОНОМИКА

С начала 20-х годов Троцкий подчеркивал преимущества планового хозяйства. Вместе с тем он отмечал, что при неправильном применении, особенно при бюрократическом злоупотреблении, они легко могут превратиться в свою противоположность, привести "к централизации ошибок, т. е. возведению их в чрезвычайно высокую степень".

"Попытки априорно построить безошибочный и законченный хозяйственный план, начиная с числа гектаров пшеницы и кончая пуговицей на жилете" заведомо обречены на провал. Еще в большей степени это относится к попыткам из единого центра управлять всеми народнохозяйственными процессами, "командовать хозяйством 170 млн. душ".

Плановое руководство хозяйством переходной эпохи, подчеркивал Троцкий, может правильно осуществляться "только взаимодействием трех элементов: государственного планирования, рынка и советской демократии".

При этом план Троцкий рассматривал не как неподвижную заповедь, а как рабочую гипотезу, подлежащую уточнению и корректировке в процессе его исполнения.

Проверка плана, считал он, должна осуществляться прежде всего через рынок. "План не может опираться на одни умозрительные данные. Игра спроса и предложения остается для него еще на долгий период необходимой материальной основой и спасительным коррективом".

"Переходная между капитализмом и социализмом" эпоха, взятая в целом, означает не сокращение товарного оборота, а, наоборот, чрезвычайное его расширение". Это объясняется прежде всего тем, что "успешное социалистическое строительство немыслимо без включения в плановую систему непосредственной заинтересованности производителя и потребителя, их эгоизма, который, в свою очередь, может плодотворно проявиться лишь в том случае, если на службе его стоит привычное, надежное и гибкое орудие: деньги".

Троцкий подчеркивал, что "устойчивая денежная единица в виде червонца составляла важнейшее орудие нэпа". Встав на путь "административного удушения нэпа", бюрократия решила, что "червонец является не уздой для планового размаха, а, наоборот, самостоятельным источником капиталовложений. Она стала затыкать прорехи с помощью печатного станка".

При этом Сталин и его приспешники провозгласили, что при наличии плана инфляция не опасна. Это означает "примерно то же самое, что утверждать, будто при наличии компаса не опасна пробоина в судне".

Троцкий советовал работникам Госплана "во всех помещениях, где противоречивые постановления Политбюро переводятся на язык цифр, вывесить плакаты: "Инфляция есть сифилис планового хозяйства".

В известном смысле для планового хозяйства инфляция более опасна, чем для капиталистического. "В плановом хозяйстве можно при помощи административных мер гораздо дольше скрывать инфляцию или по крайней мере ее размеры. Тем грознее должна оказаться расплата!"

Инфляция, отмечал Троцкий, превращает в пустой набор слов хозяйственный расчет и другие экономические инструменты, способные создать здоровый рынок. Она означает возрастающий и самый жестокий налог на жизненный уровень народных масс и одновременно открывает бешеный спрос на спекуляцию и, спекулянта. Особенно губительно, подчеркивал Троцкий, влияние инфляции на сельское хозяйство, поскольку она вызывает законное возмущение крестьянина против твердых цен на сельскохозяйственные продукты.

Беспощадно критикуя сталинскую насильственную коллективизацию, Троцкий писал, что "коллективизация может быть жизненна лишь в той мере, в какой оставляет в силе личную заинтересованность колхозников, строя их взаимные отношения, как и отношения колхоза с внешним миром, на основах коммерческого расчета"

ПОЛИТИКА

Наибольший отход сталинизма от марксистско-ленинской теории Троцкий видел в удушении советской демократии. Уже к началу 30-х годов завершилось "окостенение профессиональных союзов, советов и партии... Единственное право, которое бюрократия в конце концов оставила рабочим, - это право превышать производственные задания".

Важнейшие вопросы народного хозяйства решаются в канцелярских тайниках, в недрах Политбюро, состоящего "из средних бюрократов, опьяненных вырванной ими у партии властью, утративших почву под ногами и больше всего озабоченных сохранением собственного дутого престижа".

Сталкиваясь с невозможностью решить экономические задачи исключительно с помощью административного подстегивания, бюрократия безудержно эксплуатирует революционный энтузиазм масс. Однако этот энтузиазм, не подкрепленный ощутимым улучшением материального и культурного положения трудящихся, быстро иссякает и обращается в свою противоположность - упадок физической и моральной энергии, социальную апатию и разочарование в самой идее социализма.

Бюрократия, отмечал Троцкий, убеждает массы в необходимости материальных жертв и лишений (которые, однако, она не склонна ни в малейшей степени разделять с народом) ради наступления в скором будущем улучшения жизненных условий. Конечно, замечает по этому поводу Троцкий, "массы способны на огромные жертвы, если ясно усваивают их объективную обусловленность... Но горе тому руководству, которое обольщает массы ложными перспективами, сеет иллюзии". Щедро раздавая несбыточные обещания, бюрократия вводит в заблуждение отчасти себя, а главным образом трудящихся и подготавливает грозный кризис доверия.

СОЦИАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Троцкий писал, что "социализм есть работа для будущих поколений. Но она должна быть поставлена так, чтобы ее могло вынести на своих плечах живущее поколение".

В противовес социальной политике сталинизма, ввергшей народ в нищету, Троцкий выдвигал следующие требования: "Обеспечить рабочих и их семьи нищей, жильем и одеждой. Какою угодно ценой! Ввести порядок в дело производства предметов широкого потребления. Товары должны быть приспособлены к человеческим потребностям, а не к отбросам сырья тяжелой промышленности " Это есть главное условие, более важное, чем срочный успех Днепростроя, Турксиба, Кузбасса и проч.".

Причины бедности народа Троцкий видел не только в том, что бюрократия своим некомпетентным руководством бессмысленно расточает огромную часть национального богатства, но и в том, что она присваивает себе львиную долю национального дохода. На долю 15 - 20% населения, куда главным образом входит тот слой, который "управляет, приказывает, командует, милует и карает", приходится немногим меньше, чем на долю остальных 80 - 85%. Доходы бюрократии не исчерпываются официальным жалованьем. Вдобавок к нему "так называемые "ответственные работники" получают секретное жалование из кассы Центрального или местного комитетов, пользуются автомобилями (существуют даже особые заводы для производства автомобилей высшего качества, для "ответственных работников"), прекрасными квартирами, дачами, санаториями, больницами". Все эти "тайные доходы бюрократии, не имеющие никакой опоры не только в принципах социализма, но и в законах страны, являются не чем иным, как воровством".

Не будучи имущим классом, владеющим средствами производства, советская бюрократия заключает в себе в удесятеренном размере все пороки имущих классов. С точки зрения интересов и положения народных масс ее бесконтрольная и неограниченная власть неизмеримо хуже всякой "классической" эксплуатации. "Верхний слой бюрократии ведет примерно тот же образ жизни, что буржуазия Соединенных Штатов и других капиталистических стран", тогда как трудящиеся массы Советского Союза обречены на неизмеримо худший уровень и образ жизни, чем трудящиеся передовых капиталистических стран.

ПРОГНОЗЫ

"Дальнейшее беспрепятственное развитие бюрократизма должно было бы неизбежно привести к приостановке экономического и культурного роста, к грозному социальному кризису и к откату всего общества назад". В условиях такого кризиса "административный нажим не мог бы спасти положение уже по тому одному, что бюрократический аппарат первый стал бы жертвою прорвавшихся противоречий и центробежных тенденций".

Если социальные противоречия взорвут национализированную собственность и плановое хозяйство и на их развалинах выделят новый имущий класс, то "социалистическое государство рухнет, уступив место капиталистическому режиму, вернее капиталистическому хаосу". Этот процесс, который неизбежно будет развертываться "при катастрофическом упадке хозяйства и культуры", может ввергнуть советское общество в состояние гражданской войны.

Низвержение бюрократии примет, как считал Троцкий, намного менее болезненный характер, если оно произойдет в форме "дополнительной" социалистической революции, которая будет проходить под знаменем борьбы против социального неравенства и политического гнета. Такой революции будут предшествовать массовые стачки, как орудие самообороны рабочих, стремящихся установить свой контроль над государством и хозяйством. Внутри официальной партии произойдет "болезненное внутреннее размежевание, неосуществимое без периода растерянности, колебаний и потери времени... Партийная традиция - у одних, страх перед нею - у других, перестанут связывать официальную партию воедино".

Однако при наличии необходимой инициативы партия в результате глубокого внутреннего кризиса смогла бы возродить и обновить себя путем глубокой перегруппировки сил. Обновленная партия вместе с массами и во главе их уничтожила бы всякие привилегии, внесла бы глубокие изменения в распределение народного дохода в соответствии с интересами и волей трудящихся.

"После политической революции, т. е. низложения бюрократии, новой власти пришлось бы в экономике произвести ряд важнейших реформ, но не новую социальную революцию".

Троцкий подчеркивал, что в стремлении сохранить репутацию своей непогрешимости бюрократия отождествляет собственную слепоту, свои ошибки и преступления с социализмом и тем самым "опорочивает социализм в глазах рабочих и особенно крестьян. Она как бы сознательно стремится заставить массы искать выхода вне социализма".

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество