85

ТОЧКА ЗРЕНИЯ. Львов. Тревожный сентябрь

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38 22/09/1990

СЫН сельских учителей, журналист Вячеслав Черновол трижды арестовывался за националистическую, антисоветскую деятельность и провел за колючей проволокой больше десяти лет. В промежутках между "отсидками" работал кочегаром - больше никуда не брали. Выйдя на волю уже после начала перестройки, начал выпускать газету, затем собрал группу единомышленников, которая вскоре оформилась как Республиканская партия. Став председателем Львовского областного Совета, вышел из нее, чтобы быть выше партийных пристрастий.

- Вячеслав Максимович, а не кажется ли вам, что снос памятников Ленину - все-таки не продуманный политический ход, а эмоциональный шаг?

- Нет, именно политический. Все прекрасно понимают, что эти памятники давно перестали быть просто памятниками выдающейся личности, а стали воплощением правящей идеологии. Только по нашей области воздвигнуто свыше 1,5 тыс. памятников Ленину, не считая бюстов и портретов. Но все видят, что эта идеология обанкротилась, она вывела страну из мирового прогресса, отбросила назад и довела до сегодняшней нищенской жизни, она - одна из самых мрачных страниц нашей истории. Демонтаж ее - это единая кампания, начавшаяся не по указке, а снизу. Тут все: и массовый выход из партии, и ликвидация парткомов на предприятиях, и призывы убрать памятники. Мы как раз стараемся ввести это народное движение в спокойное русло, избежать эксцессов. Ведь если допустить, что где-то памятник разрушат самовольно, то потом могут еще что- нибудь снести, поджечь... Поэтому вопрос, убрать памятник или оставить, обязательно решается на сессии местного Совета.

Во Львове сейчас создана специальная комиссия. Дело в том, что, но некоторым данным, в его основание пошли могильные плиты с польского, еврейского и украинского кладбищ. Такой вот "интернациональный" постамент соорудили, - спешили, а материалов не хватало. Так кто же варвар?

- Сформировалась ли сегодня на Львовщине какая-нибудь оппозиция вашей власти?

- К сожалению, нет.

- К сожалению?

- Мы считаемся демократами, но не святыми, можем и ошибаться. Поэтому оппозиция нам очень нужна. Я не жду ее со стороны компартии, такая попытка была в самом начале работы нового Совета. Стараниями обкома собралась группа - приблизительно 20% состава, но просуществовала очень недолго. Сегодня, если и возникают "блоки" несогласных по тому или иному вопросу, то это оппозиция слева, требующая принятия более радикальных решений.

- А какие у вас вообще отношения с обкомом КПУ?

- Никаких. Единственное, что в одном здании работаем, но никак его поделить не можем. Только после решения суда соизволили освободить нам один этаж. Кроме Совета, часть комнат там займут новые партии - им ведь тоже надо собираться, работать. Работники обкома, уходя, поснимали все старинные дверные ручки, люстры, хотя это было здесь со времен австрийского воеводы (это была его резиденция). А как можно расценить продолжающиеся попытки любой ценой удержать полиграфическую базу - типографию и издательство, - незаконно отобранную 20 лет назад у облисполкома?

- И с органом ЦК КПСС - газетой "Правда" вы в конфликте...

- Нам не нравится не газета, а та провокационная политика, что проводит она и ее собкор. В своих статьях он намеренно все время противопоставлял Западную Украину остальной республике, прибегая при этом к подтасовкам и фальсификациям. Называет меня националистом, экстремистом, еще кем-то - ладно, Бог с ним, переживу. Не так обзывали. Но если он пишет, что я сказал то-то, а дальше открывает кавычки и дает обширную цитату "измене", в которой - сплошная клевета, будто я добиваюсь отделения Западной Украины, призываю начать гонения на коммунистов...

Я не скрываю, что стою за федеральное устройство Украины. Сформировавшиеся экономические зоны - Донбасс, Крым, мы, другие - должны иметь более широкие права самоуправления. Но то, что пишет товарищ Дрозд и его газета, есть провокация, разжигание розни. Поэтому мы были вынуждены попросить его удалиться из области.

- Но все-таки демократичнее было решить конфликт через суд.

- Мы подали в суд, но корпункт газеты решением областного Сонета из Львова должен быть выведен.

- И без этого проблем хватает?

- Да. Трудно, сразу столько навалилось! Причем политические вопросы мы решаем достаточно быстро, и тут нас люди поддерживают. Но никак не можем остановить экономический кризис. Голодный, раздетый, а значит, злой человек не способен мыслить трезво. Скорей, он потянется к "сильной руке", которая сможет обеспечить какой-то прожиточный минимум. Тогда - все! Нас отбросят назад навсегда. Так вот, наша первейшая задача - обеспечить самим этот прожиточный минимум, как-то решить проблему со снабжением продовольствием. Как только чуть-чуть наметится подъем - люди нам поверят. Выход - быстрейший переход к рынку.

- Вячеслав Максимович, допустим, вы вышли из кризиса. Какой вы видите Украину?

- Сильным, суверенным государством.

- В составе СССР?

- В содружестве других суверенных государств Европы и Азии. Мы переходим к рынку, а он не имеет границ, к которым мы привыкли, - с колючей проволокой и бдительным пограничником. Существуют связи экономически выгодные, а удобные по причине сходной идеологии - отмирают. Почему я должен (и кому?) везти товар на Кубу, если мне выгоднее продать его в Турции или Литве? Одним словом, мы хотим видеть Украину (и Россию, и Молдову, и Татарию, и другие республики - это выгодно всем нам) самостоятельным демократическим государством, открытым как на Запад, так и на Восток.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество