aif.ru counter
37

ИНТЕРВЬЮ ПО ПРОСЬБЕ ЧИТАТЕЛЕЙ. На даче в Ильинском

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15 14/04/1990

"АиФ" часто просят: расскажите о биографиях наших "государственных мужей". Как они живут" чувствуют ли наши беды? Кто их жены? Каково их влияние на супругов, а значит, на дела страны?

Прямые вопросы требуют и прямых ответов.

По просьбе читателей "АиФ" наш корреспондент Н. ЖЕЛНОРОВА побывала в гостях на одной государственной даче и посмотрела "изнутри" быт высокой по положению семьи.

Хоть это и не в стиле "АиФ", опишем дачу подробнее. Это старомодный особняк со скрипучим паркетом, винтовой деревянной лестницей. На первом этаже - холл не более 6 кв. метров, полукруглая гостиная, кухня, комната для семьи дочери.

На втором этаже находятся кабинет, спальня, библиотека и две комнаты - для отца хозяина и внуков. Комнаты по 10 - 12 квадратных метров обставлены просто: стол, диван, шкафы для одежды. Кабинет, спальня - метров по 20, здесь гарнитурная, но не самая роскошная мебель. Дорогих картин, антиквариата нет.

На некоторых шкафах я к удивлению своему, увидела металлические бирки с инвентарным номером и надписью "Дачное хозяйство Жуковка". Мне объяснили, что это не личное имущество живущей здесь семьи. Впрочем, все необходимое и даже, может, более того - по нашим убогим меркам - на даче есть. Эта дача вполне могла бы принадлежать ученому, писателю, причем даже не выдающемуся. Не скрою, мне доводилось бывать на значительно более богатых дачах, принадлежащих людям, занимающим не столь высокий пост.

Итак, мы на даче нашего премьер-министра в Ильинском, где и беседуем с Людмилой Сергеевной РЫЖКОВОЙ.

- Скажите, этот дом принадлежит вашей семье?

- Это государственная дача - именно Председателя Совета Министров СССР, а не т. Рыжкова. Существует положение, по которому всем руководителям страны, министрам, партийным секретарям запрещено строить личные дачи, видимо, чтобы исключить злоупотребления.

С одной стороны, вроде это разумно. А с другой? Утрачивается независимость человека, он живет на государственной даче, где в основном все тоже государственное.

- Многие люди отмечают, что, хотя у высокопоставленных особ нет ни дач, ни личных машин, зато они на всем готовом. А это намного выгоднее, ведь все личное стоит больших денег и хлопот...

- Я мечтаю о кусочке земли, где бы могла построить хоть маленький, но свой домик. У меня давнишняя тяга к земле. Я хотела бы весной посадить зелень, цветы и знать, что осенью сама их и сорву. Ведь казенное - оно и есть казенное. Сегодня вроде твое, а завтра - уже чужое.

Наша дочь (у нее двое детей) тоже мечтает об участке земли, хоть в 100 км от Москвы. Но Николай Иванович говорит: нельзя. Он понимает, что, будь это даже и "избушка на курьих ножках", все равно в него полетят стрелы. Все равно скажут, что дочка Рыжкова строит себе шикарную дачу.

А вот эта дача решением Верховного Совета предоставлена главе правительства для отдыха. Но о каком отдыхе может идти речь, если он уходит в 8 утра и возвращается не раньше 10 вечера и почти всегда с какой-то работой на дом?

В течение многих лет, когда мы жили на Урале, у нас была личная машина, и я с удовольствием ее водила. Сейчас личного автомобиля, конечно, нет. Снова "нельзя". Если необходимо куда-то поехать - машину надо вызывать. Может, кто-то позавидует, но мне, поверьте, от этой зависимости тяжело.

- Недавно в одной из газет была публикация, где говорилось, что в центре Москвы, в Савельевском переулке, Николай Иванович построил себе целый дом. Значит, вы уже празднуете новоселье?

- Мне, честно говоря, не хотелось бы говорить об этом, но в сложившейся ситуации я вынуждена это сделать. Где бы ни работал мой муж, он никогда не преследовал какие-то личные выгоды - кабинеты, машины, квартиры и т. д. Это вам скажут все, кто хоть непродолжительное время работал с ним. И знаете, что особенно обидно? За 7 лет работы в ЦК, в Совете Министров никто и никогда не спросил его: "Как вы живете?" Видимо, подразумевалось, что если он премьер-министр, то живет роскошно. А жили мы до недавних пор в небольшой трехкомнатной квартире.

Когда нам предложили четырехкомнатную квартиру в 12-квартирном доме, мы согласились. Не слишком ли много для нас? Но, по- видимому, Председатель Совета Министров должен и дома иметь свой кабинет. Кроме того, с нами живет отец Николая Ивановича.

В последнее время в связи с этим мы подверглись изощренной критике. И пусть она останется на совести авторов.

- Из чего складывается ваш семейный бюджет?

- У Николая Ивановича строго фиксированная зарплата - 1200 руб. Он платит подоходный налог, партвзносы, профвзносы - в сумме 200 руб.

Все оставшееся - наш семейный бюджет. Больше он не получает ни рубля. Так что я знаю, сколько могу тратить. Единственное, он из этой суммы берет немного денег на подарки мне - ко дню рождения, годовщине свадьбы, 8 Марта.

Если Николай Иванович дает интервью или выходят другие публикаций, то гонорары передает в различные фонды. Недавно ему один пожилой человек перед смертью завещал 22 тыс. руб. Лично ему, "он очень много работает", как сказал этот человек. Так вот, Николай Иванович передал половину денег в Детский фонд, а другую половину в Фонд милосердия.

Раньше было трудно, от получки до получки едва хватало. Всякое бывало... Сейчас, конечно, иное дело. Три года назад я начала получать пенсию - 117 рублей. И с тех пор каждый месяц 50 рублей отчисляю в Детский фонд.

- За что вам приходится платить?

- Мы платим за все, кроме государственной дачи. Не отказываем себе в питании. На него у нас с Николаем Ивановичем уходит рублей 250 - 300.

Раз в месяц платим за его обеды, - так делали и на "Уралмаше".

Как известно, спецраспределителей сейчас нет: молоко, творог покупаем в совхозе по соседству с дачей. Куры у нас свои, я покупаю им комбикорм. В магазине - все остальные продукты. Дочка и зять на работе берут заказы, ходят по магазинам.

80 - 90 руб. в месяц мы тратим на книги. Когда мы поженились, моим приданым были чемодан книг, коньки и кое-какие вещи. И у мужа книг было 2 чемодана.

В первую очередь мы всегда покупали не вещи, а книги. У нас теперь хорошая библиотека. Даже если нам не все книги удастся прочитать, это сделают дети, внуки.

- Вы кому-то помогаете?

- Раза три-четыре в год я посылаю посылки в Свердловский детский дом. Покупаю сладости, печенье, книжки. Своей маме - она уже старенькая, живет на Урале с сестрой - тоже посылаю кое-что. Мы ей очень благодарны. Папа у нас умер, когда я училась на первом курсе института, младшему брату было 3 года. Мама одна воспитывала нас четверых, и, как уже я говорила, мы, конечно, жили бедно.

- Если ли у вас счет в банке за рубежом?

- Что вы?! Нет, не было и не будет. Ведь чтобы положить - надо иметь... Да и мораль нашей семьи не позволяет даже думать об этом.

- Где вы одеваетесь?

- Я люблю носить сшитые вещи, так как их легче выполнить и по фигуре и, как говорится, по душе. Когда мы жили на Урале, шили вещи в уралмашевских ателье, сейчас - в совминовской мастерской.

Ателье не сидит на шее государства, оно себя окупает и даже приносит прибыль.

- Там дорого шить?

- Костюм для Николая Ивановича обходится почти в 200 руб., для меня - 150 - 180 руб.

- А где и как вы лечитесь и отдыхаете?

- Когда муж стал премьер-министром, за ним и за нашей семьей закрепили врача. От него Николай Иванович часто отбивается, так что мне приходится в мягкой форме тушить эти "конфликты".

Несмотря на предоставленные главе правительства возможности, отдых можно считать условным, потому что даже во время отпуска Николай Иванович напряженно работает.

- Кто вас обслуживает?

- Домработница для уборки помещения и повар. Домработница и повар приходят только сюда, на дачу. На квартире в городе их нет, готовим сами.

- Есть ли у вас друзья?

- Самые верные - это наши друзья юности, с Урала. Наша дочь родилась в квартире, где проживало две семьи. Так вот с соседями по этой квартире мы до сих пор дружим.

- Какое ваше любимое семейное кушанье?

- Пельмени. И у нас ни один праздник не обходится без них. И еще пирог с рыбой, уха, украинский борщ.

- Считаете ли вы себя второй леди в стране?

- Я считаю себя женой Председателя Совета Министров. И думаю о том, как ему помочь, чем облегчить его ношу.

- Почему вы не всегда ездите вместе с мужем по стране?

- Мне бы хотелось быть всегда рядом с Николаем Ивановичем. Особенно в его последней поездке в Воркуту, от которой он до сих пор еще не отошел. Но я боюсь помешать ему, зная его рабочий ритм.

Вспоминаю "Уралмаш". Николай Иванович и тогда приходил домой не раньше десяти. Вот и решила предъявить Николаю Ивановичу "женский ультиматум": приходить не позднее восьми часов. Он принял эти претензии, но я стала замечать, что папки с бумагами все больше разбухают, и после ужина начиналась новая работа за обеденным столом.

И тогда я поняла, что порой уже тем помогаешь, что не мешаешь. Жизнь вошла в прежний ритм.

Но иногда Николай Иванович приглашает меня в поездки, например, на Урал - это наш родной край.

- Когда вы бываете за рубежом, не появляется ли у вас досада на нашу нищету?

- Конечно же, бывает. Но любую формацию делают люди. И мы свое государство и историю тоже сделали сами, самим за это и отвечать.

- Где вы принимаете иностранные делегации, ведь эта дача для приема явно не подходит?

- У правительства в Москве нет резиденции. Если премьер- министру нужно провести переговоры, то Совмин обращается с просьбой в МИД о проведении этой встречи в здании на ул. А. Толстого, в бывшем особняке Морозовых.

- Как супруге человека, который своими действиями влияет на уровень жизни народа, многим важно знать, насколько вам знакомы все неурядицы, переполняющие быт практически каждой семьи?

- Николай Иванович и я родились в рабочих семьях, у обоих было тяжелое военное детство. 9 лет он жил в общежитии, и 5 лет я.

Я понимаю женщин, которые говорят о неурядицах, о том, что им приходится стоять после работы в очередях. Понимаю, потому что и я 22 года работала так же: с 8 часов (если опоздаешь, тебе записывают опоздание) и до 17. Как инженер-конструктор первой категории стояла у чертежной доски, проектировала шагающие, карьерные экскаваторы. А потом бежала в детский сад, в магазины, по очередям. А дома надо было убирать, стирать, все делать самой.

- Прислушивается ли муж к вашим советам?

- Я не даю советы ни по каким глобальным проблемам, но на уровне семьи - конечно, прислушивается.

- А в политической области вы ему советуете быть осторожнее или, наоборот, смелее?

- Здесь он не нуждается в моих советах. Где нужно, он решительный, и осторожный - тоже, где нужно.

- Какие вы находите в нем недостатки?

- Недостатки, на мой взгляд, в его достоинствах, - в том, что это выдержанный, мужественный, твердый и в то же время очень интеллигентный человек. Когда он пришел со Съезда домой, в тот недавний день "обмена любезностями", у него был ужасный вид. Но и в этот вечер не изменил своей привычке и мне улыбнулся...

А вот это к чему отнести: к недостаткам или достоинствам? Работая на "Уралмаше", Николай Иванович написал техническую книгу. И здесь, в Москве, начал писать новую. Когда осталось сдать ее в набор, его избирают секретарем ЦК - и все. До сих пор этот труд лежит в папках, а книгу ждали.

Мне сложно говорить о недостатках мужа. Они у него, как и у каждого человека, есть. Он иногда теряется перед нахальными людьми, впрочем, и мне, к сожалению, это тоже присуще.

- Как вы думаете, Николай Иванович - единственный человек, который может возглавить наше правительство?

- Я разделяю мнение тех, кто считает, что сегодня он на своем месте. Но время идет... У него есть хорошая черта - он всегда думает о талантливых руководителях. Посмотрите, какие силы он привел в правительство - докторов наук, академиков...

- Как бы вы отнеслись к тому, если бы Николай Иванович ушел в отставку?

- Трагедии не будет. Он реалист и понимает, что рано или поздно это должно произойти. И вообще, нам надо привыкать к словам "отставка", "бывший", как к нормальному явлению. Нельзя избирать или назначать на государственную или иную должность людей до смерти. Надо делать выводы из нашего недавнего прошлого. "А судим будет каждый по делам своим".

- О чем вы больше всего говорите с мужем?

- О тех сложностях, которые волнуют всех. Когда приходит очень усталый, стараюсь не надоедать ему. Мы все ждем пятницу, приезжают дочь с мужем, внуки - и эта дача оживает. А в доме еще собака, кошка, все это приходит в движение. Мы начинаем делиться впечатлениями, что у кого случилось, каждый спешит сказать новости. Очень шумно, но и дружно.

- Кроме официальных бумаг получает ли глава правительства другие, чисто человеческие обращения?

- Очень много. Люди с пониманием относятся ко всем сложностям нашей жизни, дают добрые советы, выражали соболезнование по поводу смерти мамы Николая Ивановича.

В газетах не публиковалось сообщение о шестидесятилетии Николая Ивановича, но нам тем более было приятно получить много поздравлений с этим юбилеем. Я очень благодарна всем людям, которые сочувствуют, поддерживают Николая Ивановича, и желаю им здоровья, большого счастья.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы