aif.ru counter
32

НА СЕССИЯХ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР ПОСТОЯННО ПУСТУЮТ 100 И БОЛЕЕ МЕСТ. Прогуливают... избранники народа

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15 14/04/1990

Об этом - беседа нашего корреспондента с членом Комитета Верховного Совета СССР по вопросам работы Советов народных депутатов, развития управления и самоуправления В. СТАДНИКОМ.

- Слова о "стеклянных" стенах Кремля стали уже расхожими: работа народных депутатов - перед избирателями как на ладони. Страна видит не только как они выступают, но и сколько их присутствует на заседаниях Верховного Совета СССР...

- С этого и нужно начинать разговор о продуктивности нашей работы - с нашей дисциплины. Я думаю, что нынешний, избранный демократическим путем Верховный Совет не вправе говорить об отсутствии дисциплины на производстве. Почему? Да уже потому, что на заседаниях, где обсуждаются важнейшие вопросы жизни страны, отсутствуют, как правило" сто и более человек.

- Но не хотелось бы делать выводы лишь на основе, так сказать, визуальных наблюдений. Избиратели вправе знать, как работают "их" депутаты. Однако до сих пор такого отчета Верховный Совет СССР перед ними не держал.

- Эти вопросы входят в компетенцию нашего комитета, и мы имеем вполне официальную информацию. Познакомьтесь, например, с небольшим списком тех, кто редко посещал первую сессию - кто из 56 прошедших заседаний Совета Союза и Совета Национальностей пропустил больше половины. Арутюнян С. - 32, Бреурош Б. - 42, Вагрис Я. - 32. Гамзатов Р. - 40, Гроссу С. - 34, Масалиев А. - 38, Махкамов К. - 41., Миркасымов М. - 33, Ниязов С. - 39, Соколов Е. - 29, Фролов К. - 31; Абрамян Х. - 42, Айтматов Ч. - 41, Мотека К. - 36, Петерс. Я. - 31, Рюйтель А. - 34, Табукашвили Р. 39, Худайбергенова Р. - 37.

Во время второй сессии из 46 ее заседаний более половины пропустили: Амаглобели Н. - 31, Бразаускас А.-М. - 28, Гамзатов Р. - 38, Дикуль В. - 30, Дьяков И. 27, Кравец В. - 25, Лаптев И. - 25, Мальцев И. - 44, Манаенков Ю. - 30, Махкамов К. - 26, Меликов А. - 30, Милкин А. - 42, Миркасымов М. - 38, Ниязов С. - 30, Паль О. - 27, Ревенко Г. - 27, Скулме Д. - 31, Трефилов В. - 25, Фролов К. - 33, Червонопиский С. - 39, Шетько П. - 26; Ааре Ю. - 37, Абдимуратова Ш. - 34, Абрамян Х. - 37, Азизбекова П. - 24, Айтматов Ч. - 35, Атаджанов А. - 36, Бакрадзе А. - 46, Белов В. - 33, Бронштейн М. - 24, Везиров А.-Р. - 31, Воротников В. - 34, Гаер Е. - 28, Гумбаридзе Г. - 33, Друцэ И. - 25, Ефимов А. - 42, Залецкас К. - 27, Ибрагимов М. - 25, Ивашко В. - 27, Исаев Г. - 45, Каллас С. - 38, Канаровская А. - 32, Капто А. - 29, Луцанс Я. - 29, Мотека К. - 35, Намазова А. - 36, Никитин В. - 37, Нугис Ю. - 27, Романенко В. - 38, Рубикс А. - 30, Рюйтель А. - 32, Спандерашвили Т. - 26, Степнадзе Т. - 30, Табукашвили Р. - 45, Уока К. - 34, Фалин В. - 35, Худайбергенова Р. - 35, Шамихин А. - 28.

Безусловно, не упомянуты те, против фамилий которых компьютер зафиксировал "болен" или "по семейным обстоятельствам". Надо помнить, и о том, что в ряде республик складывалась весьма напряженная обстановка, поэтому часть народных депутатов СССР сочли более важным быть там, а не в Москве на сессии. Разумеется, секретари обкомов, партийные и государственные деятели более высокого ранга предпочитали как можно больше времени оставаться на своем посту - это тоже объяснимо. Но продуктивность работы высшего органа власти нашей страны от этого улучшиться не могла.

В компьютерном отчете против некоторых фамилий стоит пометка "разрешено", "в командировке", "за границей". Это что, достаточно серьезные основания для пропуска сессии? Я думаю, не только избирателей, но и нас, членов Верховного Совета СССР, интересует, кто дает такие разрешения? Кто-то пропускает почти всю сессию целиком, а вопросов этом на рассмотрение Верховного Совета ни разу не выносился. Что касается командировок, особенно заграничных, тут разговор особый. Разве нельзя перенести их на внесессионное время? За исключением нескольких случаев, думаю, особой срочности тут нет. Я сам съездил на несколько дней и, вернувшись, увидел, как много важных вопросов "пролетело" мимо меня и как тяжело наверстывать упущенное. Не могу также пройти мимо пометки "разрешение ЦК". Правомочен ли ЦК отпускать народного депутата с сессии Верховного Совета? Безусловно, нет.

- Видимо, такая "дисциплина" самым непосредственным образом сказывается не только на продуктивности работы Верховного Совета, но и на его компетентности и доверни к нему избирателей...

- Да, мы не только показываем дурной пример, но и теряем престиж в глазах избирателей с точки зрения квалификации. У нас так много разговоров о том, что Верховный Совет должен быть постоянно работающим, иначе нечего ждать от нас профессионализма. А на деле? Костяк, который постоянно "везет воз", - это примерно 250 человек. Остальные - то появляются, то исчезают. В значительной мере именно эти люди оказываются потенциальными противниками тех принципиальных разработок, которые Верховный Совет выносит на Съезд.

Я не хочу говорить о какой-то особой позиции - речь идет лишь о том, что они не участвовали в нашей повседневной работе, в труднейшем поиске формулировок статей закона, в ежедневном столкновении мнений и убеждений, не помогали находить ту единственную верную линию, которая позволяет избежать крайностей и заставляет большинство сказать "да". Поэтому для отсутствующих наша "продукция" как бы чужая. Уже раздаются возмущенные голоса постоянно работающих: "Мы тут выбиваемся из сил, а "те" приезжают и, не вникнув в дело, начинают ломать почти готовый закон...".

Кроме того, необходимо отметить, что в комиссиях и комитетах должно работать примерно по 40 человек. Будь все на месте, мы могли бы создать "плавающие" рабочие группы по каждой важной для нас проблеме. Тогда, думается, и качество законов было бы иным. И споров стало бы меньше на пленарных заседаниях, особенно по концептуальным вопросам. Концепция, на мой взгляд, должна рождаться как раз в комиссиях и комитетах, а не с налету возникать при встрече палат. В Кремлевском Дворце должно идти в основном постатейное обсуждение законов. И опять же из-за нехватки постоянно работающих депутатов мы плохо используем межкомитетские формы работы, редко встречаемся.

- Что же означает "кворум" в такой ситуации? Ведь на третьей сессии с ним стало еще хуже, особенно в Совете Национальностей, "прогулы" нарастают.

- Он означает, что мы, утвердив в регламенте норму "от числа присутствующих", а не от состава Верховного Совета, считайте, узаконили постоянное отсутствие более 20% депутатов. Таким образом, решая принципиальнейшие вопросы, мы просто закрываем глаза на отсутствие тех ста с лишним человек, о которых шла речь.

Беседу вела Е. ЛЕОНТЬЕВА.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество