43

ОТЧЕТ О ВСТРЕЧЕ С ТРУЖЕНИКАМИ ПРОИЗВОДСТВЕННОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ "КАУЧУК". В. А. Медведев: "Гласность должна быть для всех"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46 18/11/1989

В печати сообщалось о встречах членов Политбюро секретарей ЦК КПСС с трудовыми коллективами ряда предприятий г. Москвы. Судя по сообщениям трудящиеся проявляли на них большой интерес к различным сторонам жизни страны партии, оценивали ход перестройки и ее перспективы. Ниже мы публикуем ответы члена Политбюро секретаря ЦК КПСС В. А. МЕДВЕДЕВА на некоторые вопросы заданные ему в ходе такой встречи в московском производственном объединении "Каучук".

- Вы сказали: надо активнее работать и приводить в порядок завод. Но как это можно сделать, если из 16 млн. рублей прибыли мы лишь 2 млн. отчисляем в фонды предприятия?

- Я считаю, и мы уже об этом говорили сегодня в парткоме, что это ненормально и не соответствует принципам хозрасчета. Тем более что часть перечисленных в бюджет средств потом возвращается предприятию в виде дотаций на реконструкцию, закупку оборудования и другие нужды. Полный хозрасчет предполагает более обоснованные экономические отношения, при которых предприятие живет и развивается за свой собственный счет. Причем не просто покрывает себестоимость продукции, но и осуществляет расширенное воспроизводство, замену оборудования, решает социально- бытовые вопросы. И дело не только в деньгах, но и в их обеспеченности ресурсами. Надо, чтобы на заработанные деньги еще можно было купить технику, материалы, другие необходимые вещи.

Мне рассказывали о том, что ваш коллектив собирается с нового года переходить на такую прогрессивную форму ведения хозяйства, как коллективная аренда. Надо тщательно к ней подготовиться, чтобы не скомпрометировать важное начинание, чтобы переход дал возможность каждому работнику почувствовать себя реальным участником единого экономического и производственного процесса, почувствовать, что от того, как трудится коллектив, зависит и его заработок, социальные условия его жизни.

- Каково ваше отношение к пакету предложений по стабилизации финансовой сферы и рынка, выдвинутому на Съезде народных депутатов СССР, в частности Н. Шмелевым?

- Я считаю, что перечень предложений, выдвинутый товарищем Шмелевым - он выступал и на сессии Верховного Совета СССР, и на совещании экономистов в ЦК КПСС, в котором и я участвовал, - содержит много полезного, хотя и требует специального изучения.

Я бы не стал, например, делать акцент на внешнеэкономический фактор, потому что у нас просто возможностей реализовать его в таком объеме нет. Настораживает и предложение о продаже земли, превращении какой-то ее части в частную собственность. Я считаю, что участки земли надо предоставлять, в том числе горожанам, и в конечном счете без всяких ограничений. Кстати говоря, за последние несколько лет у нас выделено шесть миллионов участков земли. Но думаю, что мы неправильно делаем, давая их практически бесплатно. Это не стимулирует использование земли. Надо предоставлять землю в пользование, но за определенную плату. Другие предложения товарища Шмелева, на мой взгляд, заслуживают внимания и поддержки.

- Вадим Андреевич, как решается вопрос с отменой госприемки?

- Этот вопрос мне сегодня уже задавался неоднократно. Мое мнение такое. Я с самого начала считал и считаю, что качество продукции должно стимулироваться экономическими, а не административными мерами. Но поскольку на момент введения госприемки такого экономического механизма не было и мы были очень далеки от него, постольку и я тогда поддерживал введение госприемки. По мере создания экономического механизма госприемка должна уступать ему свое место. При выходе на высокое качество продукции решать эти вопросы надо уже сейчас. И такие возможности предусмотрены соответствующими решениями.

- В прессе, телевидении и радиовещании идет критика прошлых негативных явлений. Ваше мнение о соотношении негативного и позитивного в освещении нашего прошлого и настоящего?

- Еще раз могу подтвердить свою твердую позицию по этому вопросу. Нам нельзя отказываться от своей истории, какой бы она ни была. Слов нет, она нелегка, драматична. Но вместе с тем она и героическая, заполнена трудом людей, миллионы из которых честно трудились, руководствуясь самыми благородными намерениями и высокими стремлениями. Нельзя перечеркивать жизнь предшествующих нам поколений. Это не только жестоко, но и несправедливо. Надо изображать историю такой, какая она есть, во всей ее сложности.

- Вадим Андреевич, объясните вашу пассивность как делегата от КПСС на Съезде народных депутатов СССР.

- Я готов принять ваш вопрос как критику. Но хотел бы пояснить, что не вся "активность" депутатов попадает на телеэкран. Есть еще, например, кропотливая работа в редакционной комиссии Съезда, председателем которой меня избрали. Редакционная комиссия работала очень активно. Она состояла более чем из 60 человек. Мы провели целую серию заседаний, были очень жаркие и острые дискуссии, а результаты работы комиссия доложила Съезду.

Видимо, всем депутатам надо быть активными. Но выстраиваться в очередь к микрофону, добиваясь слова по любому поводу, я считаю - может, и ошибаюсь - делом нескромным, не лучшим проявлением активности.

- Когда прекратятся гонения на редакции "Огонька", "Аргументов и фактов", о чем на страницах своих изданий писали товарищи Коротич и Старков?

Не знаю, какие публикации товарищей Коротича и Старкова вы имеете в виду, но считаю, что говорить о каких-то гонениях нет оснований. Речь может идти о том, что с членом КПСС товарищем Старковым действительно была беседа о его руководстве еженедельником и о тех ошибках, которые были допущены. Он их в общем и сам не отрицал.

Замечания касались, в частности, результатов социологического опроса, который был проведен газетой. Видите ли, делать выводы об общественном мнении лишь на основе писем в газету - это некорректно и ненаучно. Потому что в газету пишет не каждый, а только остро заинтересованный человек. Причем по преимуществу в отрицательном плане и реже - в положительном. Анализ писем имеет значение, он в какой-то мере характеризует интересы читателей данного издания, но его нельзя выдавать за адекватное выражение общественного мнения. Эту ошибку товарищ Старков признал. Были и другие неточности, ошибки в еженедельнике "Аргументы и факты", который ведь предназначен, чтобы давать обоснованные аргументы и проверенные факты.

Что касается "Огонька", то с его редактором, товарищем Коротичем, мы регулярно встречаемся, беседуем, как и с редакторами других журналов. У нас идут деловые обсуждения различных проблем и отдельных публикаций.

Я считаю, что некоторые публикации "Огонька" носят излишне нагнетающий и раздраженный характер, заметна односторонность в освещении отдельных проблем. И я редактору об этом говорил. Гласность должна быть для всех. У нас не должно быть зон, свободных от критики, ни в жизни, ни в работе партийных, государственных органов. Но и печать не должна считать себя зоной, свободной от критики и обсуждения.

- Кто открыл шлюзы для распространения пошлости в нашем обществе? Кто разрешил и пропустил сценарий фильма "Интердевочка" и как долго мы будем страдать от нравственных извращений по вине некоторых так называемых деятелей культуры?

- Вообще вопрос этот очень серьезный, товарищи. Хотел бы высказать несколько соображений на этот счет.

Раньше, как вы знаете, здесь существовал жесткий административный контроль, в том числе и за этой стороной печатной продукции, изопродукции, кинопродукции и т. д. Сейчас такого контроля нет. Наши художники и писатели оказались в новой обстановке. У некоторых возникла своего рода "кессонная" болезнь.

Вы спрашиваете меня - почему не контролируете, почему не запрещаете, не закрываете "шлюзы"? Что же - опять вернуться к методу "запретов"? Думаю, это неправильно, не в духе перестройки. Надо действовать прежде всего через общественное мнение. Поэтому призываю вас не только писать записки выступающим на трибунах государственным и партийным работникам, но и активнее возвышать свой голос: высказывайте свое мнение о работе газет, журналов, о новых фильмах. Мы со своей стороны будем делать все, чтобы общественное мнение было услышано. В частности, общаясь с критиками, журналистами, постоянно об этом говорим.

Я имел дискуссию по этой теме с ведущими деятелями кино на "Мосфильме", который, по-моему, и выпустил этот фильм. Мне говорят: "Это же детская болезнь. Запад ею уже переболел. И ничего там особого не произошло - все улеглось, никто уже не рвется на эти непристойные фильмы".

Да, можно представить это и как детскую болезнь, которой и нам придется переболеть. Но если сравнение доводить до логического завершения, то неизбежность такой болезни не значит, что не надо с нею бороться, не надо ее профилактировать, чтобы болезнь легче было перенести. А, к сожалению, дело доходит порою до безобразий. Есть газеты, листки, выпускаемые некоторыми самодеятельными организациями, где можно встретить просто нецензурные выражения. Это уже за пределами допустимого. Видимо, для определения каких-то экстремальных пределов нам не обойтись без моральной цензуры. Такая комиссия, работающая на государственно-общественных началах, может быть создана под эгидой Верховного Совета или другого авторитетного органа.

- Кому же не угодил бывший председатель Совета по делам религии товарищ Харчев, так много сделавший для восстановления справедливости в вопросах свободы совести?

- Действительно, за последнее время в смысле улучшения взаимоотношений с религией, с церковными организациями сделано многое. Устранены излишние ограничения в регистрации религиозных общин, открытии храмов и т. д. Многое сделано и для поощрения миротворческой роли церкви. Недавно было, например, 400-летие восстановления патриаршества на Руси. К нам обратились с просьбой провести в Кремле богослужение, на что было дано согласие. Еще ряд вопросов решен. Это общая наша политика, это результат перестройки.

Что касается товарища Харчева, то и он, естественно, проводил эту линию. В этом отношении к нему претензий нет. Но могу сказать прямо, что методы работы товарища Харчева оказались не соответствующими характеру возглавляемого им учреждения. Тут особенно важны деликатность, щепетильность и внимание к религиозным иерархам. Ведь другого выхода на государственные органы они не имеют.

Но товарищ Харчев стал руководить и Русской Православной церковью, и другими конфессиями как рьяный администратор. Вмешиваться в их решения, поправлять их, осаживать. Дело дошло до того, что на прием в Президиум Верховного Совета СССР попросился весь состав Синода Русской Православной церкви и все в один голос выразили протест. Как ему было дальше строить отношения, когда все иерархи выступили против его действий? С учетом этого и было принято решение о переходе товарища Харчева на другую работу.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах