aif.ru counter
27

А КАК У НИХ? Австрия в конце 80-х

МНЕ ДОВЕЛОСЬ побывать в Австрии ребенком, сразу после войны. Отца не демобилизовали, оставили служить в Группе советских войск. И мы с мамой в ноябре 45-го из Сибири, из Томска, через всю страну и половину Европы, где в теплушках, где на машинах, а где и на лошадях, приехали к нему в Вену

МНЕ ДОВЕЛОСЬ побывать в Австрии ребенком, сразу после войны. Отца не демобилизовали, оставили служить в Группе советских войск. И мы с мамой в ноябре 45-го из Сибири, из Томска, через всю страну и половину Европы, где в теплушках, где на машинах, а где и на лошадях, приехали к нему в Вену.

Европа была в руинах. Помню черную от копоти Вену, разрушенные здания, нищих. Запомнилась пожилая, худенькая, чисто одетая дама, которая рылась в помойке... в кружевных перчатках.

И вот Австрия через сорок с лишним лет. Утопающая в зелени и цветах Вена, фонтаны, витрины с соблазнительными товарами, забитые машинами улицы. Кажется, что вся Вена сидит в кафе. Их тут множество: огромных и крошечных, шикарных и не очень. В общем, сегодня Вена - обычная европейская столица, отличающаяся, может быть, большим вкусом в архитектуре и в оформлении улиц - здесь практически нет супермодерновых зданий, так нескладно нарушающих архитектурный ансамбль большинства столиц мира. Неотъемлемая часть Вены - музыка. Она звучит в кафе, в салонах автомашин, в парках, и, конечно, здесь первенство за вальсами Штрауса. Для рок-музыки же - стадионы. А посмотреть и послушать тут есть что: на афишах самые громкие имена - от итальянской знаменитости тенора Паваротти до рок-группы "Скорпионз".

ЧТО Ж, подумает читатель, Австрия - страна, где все проблемы решены? Конечно, это не так. На шумных улицах Вены большинство составляют туристы. Венцы же - на работе. А иначе кто же наполняет кафе продуктами, магазины - товарами, кто продает билеты и водит поезда метро? Вообще, кто всю эту жизнь делает удобной, чистой, красивой, внешне такой благополучной? Ответ естествен - это люди, народ. Именно его трудом Австрии удалось в последние годы встать в ряд самых высокоразвитых стран Европы, опередив, например, Швейцарию по качеству молочных и мясных продуктов.

Мы побывали на головном заводе фирмы "Сименс". В общем- то продукция этого завода не совсем звучная - кабели, насосы и другая мощная техника. И, отправляясь туда, мы не думали, что и такое производство может являться образцом экологической чистоты и порядка. Даже вид заводской территории и корпусов нас поразил: сверкающие на солнце кубообразные, сплошь застекленные здания среди... желтых полей только что скошенной пшеницы. И это в пределах городской черты, в общем-то недалеко от центра города.

Так что же, Австрия - рай?

Да, в каком-то смысле рай, только земной, созданный руками человека труда.

Ну и, конечно, рядом с раем положено быть аду. И он здесь тоже есть.

Представители такого ада - панки с экзотическими прическами и одеждой, похожие на чертенят. Правда, их здесь намного меньше, чем, например, в Лондоне.

Больше часа наблюдал в самом центре Вены, в парке у центральной станции метро, молодых людей трудно определяемого пола, почти в открытую угощавших друг друга наркотиками. Группки молодых людей то увеличивались, то сокращались, и все время появлялись новые лица.

Любимая тема наших журналистов - бездомные на Западе. И здесь они есть. Вернее, лично я видел... одну. Бездомную женщину. Это своеобразная знаменитость Вены. Человек явно с психическими отклонениями. Жилищная проблема в Австрии существует для тех, у кого денег нет, и ее нет у того, у кого деньги есть.

В АВСТРИИ мы оказались по приглашению министерства иностранных дел. Мы - это главный редактор журнала "Знамя" Г. Бакланов, главный редактор "Социалистической индустрии" А. Баранов и автор этих строк.

После Вены мы с А. Барановым были приглашены в Тироль - одну из австрийских федеральных земель, где в маленьком альпийском городке Альпбах состоялся конгресс-диалог (так его пышно назвали гостеприимные хозяева) "Западная Европа - Советский Союз". Эти конгрессы проводятся в Альпбахе довольно часто - были уже с японцами, с американцами. Вот теперь с советскими. Для чего нужны эти встречи? "Для установления первых контактов, для поддержания длительных связей, а также для обмена информацией в области экономики, культуры и политики" - так сказано в пресс- бюллетене этого конгресса. С нашей стороны подобралась хорошая "команда": народный депутат СССР П. Бунич (кстати сказать, произведший сенсацию своими выступлениями), заместитель председателя Государственной внешнеэкономической комиссии Совмина СССР И. Иванов, посол Ю. Кашлев, зам. министра культуры Ю. Хильчевский и др.

Пресса на этот конгресс слетелась со всех концов мира и активно брала у нас интервью.

Общий итог встречи можно было бы подвести так: стереотипов о жизни людей и на Востоке, и на Западе еще очень много, но появилось желание понять друг друга. В результате, как обещали устроители, образовались контакты - иногда короткие, а некоторые из них продолжаются и сегодня. Но ведь любые контакты, любое узнавание одного народа другим всегда полезно.

БЫВАЯ В РАЗВИТЫХ СТРАНАХ, невольно думаешь: почему этот мир так отличается от нашего? Там этот мир своеобразен в своем однообразии. Всюду магазины, забитые товарами, лавки, полные фруктов и овощей круглый год. Страны разные, люди разные, темпераменты разные - одни пунктуальны, как немцы, другие не очень - как итальянцы, третьи немного разбросанны, как испанцы, но внешние признаки жизни одинаковы - благополучие.

Значит, дело не в характере народа, а в том механизме, который работает на это благополучие, пусть иногда и со сбоями.

Боже мой, сколько дел у нашего премьера Н. И. Рыжкова! Вся Страна это знает, ему сочувствует. А вот в Италии, например, министра путей сообщения, иногда и премьер-министра не сразу могут вспомнить по фамилии, а железная дорога работает безотказно, и нет разговоров по телевидению о том, кто не выгрузил, кто не перегрузил, кто не подал вагоны, и с билетами там нет такого ажиотажа, как у нас. Впечатление такое, что все это идет как бы само собой, хотя и забастовки на транспорте бывают, и довольно часто. То и дело слышишь: туда-то поедем на машине - железнодорожники бастуют...

Так что жизни без проблем не бывает: важно только, чтобы они решались без натуги и вовремя.

...ОБО ВСЕМ ЭТОМ подумалось, когда по приглашению президента республики К. Вальдхайма и главы австрийского правительства Ф. Враницкого нам довелось побывать в их рабочих кабинетах и побеседовать с ними.

Конечно, жизнь этих двух ведущих деятелей Австрии не протекает спокойно, объем работы большой. Но проблемы, которые они решают, говорят сами за себя, и наш читатель поймет это и без комментариев.

Вначале состоялась беседа с Федеральным канцлером Австрии г-ном Ф. ВРАНИЦКИМ.

- Г-н Федеральный канцлер, какие проблемы доставляют вам больше всего хлопот в вашей сегодняшней работе, что мешает вам спокойно спать?

- Удивительно, что вы задаете мне этот вопрос именно в тот момент, когда австрийская экономика и уровень жизни народа достигли необычайного за последние 10 лет расцвета и у правительства, казалось бы, нет реальных оснований для беспокойства. Для многих австрийцев сегодня не существует серьезных материальных забот. Но диалектика жизни в том и заключается, что люди, достигшие очень высокого благосостояния, имеющие, казалось бы, все, больше внимания теперь уделяют существенному улучшению сферы личной жизни: проблемам семьи, состоянию окружающей их среды. Более того, они, как никогда ранее, стали намного критичнее подходить к деятельности партий в стране. Все чаще и чаще австрийцы поднимают вопрос: не слишком ли много выступают политические деятели, не пора ли политическим партиям отойти на задний план.

Поэтому вы были правы, задавая мне свой вопрос. Ведь эта, совершенно новая для нас ситуация мучает меня и днем и ночью и вообще не дает спокойно жить. Даже мне самому нередко говорят: к вам никаких претензий, но вот что касается вашей партии...

- Как мне говорили, в австрийском народе ваш авторитет необычайно высок. Как вы добились этого? Связано ли это каким-то образом с тем, что у вас за плечами большой политический опыт?

- Вырос я в рабочей семье, которая, как вы понимаете, всегда интересуется политикой, так как от этого зависит ее благополучие. В тридцать лет я занялся профессиональной политической деятельностью, но никогда не состоял в партийном аппарате, так как никогда не любил этой работы. Спустя 5 лет отошел от политики, полностью посвятив себя экономике. И вернулся к политике уже лишь в возрасте 47 лет. Но моя работа на экономическом поприще наложила свой отпечаток на мой характер: во-первых, я ни при каких обстоятельствах не преувеличиваю значения партийного аппарата, знаю, что в нем можно очень быстро утратить свою личность, тебя просто задавят, и, во-вторых, я в своей душе сумел сохранить уголок для себя, для личной жизни, т. е. не потерял человеческого лица.

- У вас скоро должны состояться выборы. Не помешает ли ведение предвыборной борьбы вашей текущей работе?

- Выборы пройдут весной или летом 1990 г. Почему именно в это время? Да потому, что осенью мы заняты важнейшей работой - составляем государственный бюджет. Параллельно заниматься и тем, и другим я считаю непрактичным.

- А если случится худшее и вас не изберут? Чем вы займетесь?

- Конечно, я был бы очень огорчен таким исходом. Но так или иначе, я прекрасно понимаю, что придет время, когда я не смогу уже так же напряженно и много работать, как в последние 30 лет. И тогда неминуем вывод: разумнее уступить кресло и дать другим так же напряженно поработать.

Затем нас принял Федеральный президент Австрийской Республики г-н К. ВАЛЬДХАЙМ. Вот выдержки из этой беседы.

- Г-н Федеральный президент, ваше имя стало широко известно в нашей стране еще в тот период, когда вы находились на посту Генерального секретаря ООН. Однако не так давно в западной печати в связи с вашим избранием на пост Федерального президента Австрии прокатилась волна публикаций, дискредитирующих ваше имя. Что послужило толчком для подобной кампании против вас? Насколько были обоснованны обвинения в ваш адрес?

- Действительно, к моему несчастью, я был слишком хорошо известен в мире. Поэтому мои политические противники и прибегнули к столь мощной кампании против меня, так как сочли, что другими средствами со мной не справиться. А вы, наверное, знаете, что у нас на Западе в рамках предвыборного марафона используют любые средства - к сожалению, даже откровенную ложь. Всегда было достаточно людей, которые уже в мою бытность на посту Генерального секретаря ООН невзлюбили меня, например, за мои попытки найти справедливое решение конфликта на Ближнем Востоке.

Буду откровенным: травлю, организованную против меня, я пережил очень тяжело. И выжить смог лишь благодаря тому, что моя совесть была чиста. Я говорил себе: вся эта ложь - только средство политической борьбы. Ведь в ходе выборов я набрал 54% голосов - такого еще не было ни на одних выборах Федерального президента Австрийской Республики. И политический противник своим выпадом стремился свести на нет демократическое решение австрийского народа.

Выстоять в тот нелегкий для меня период мне помогла и моральная поддержка моей семьи:у меня трое детей и трое внуков.

Я действительно служил в армии при Гитлере, меня заставили это делать после "аншлюса" - насильственного присоединения Австрии к фашистской Германии. Было мне тогда 20 лет. После ранения меня отозвали с фронта, направили работать переводчиком на Балканы. Кстати говоря, мой отец подвергся репрессиям за то, что высказывался против "аншлюса", соответственно пострадала и вся семья.

- А где и при каких обстоятельствах вы были ранены?

- Осколком снаряда под Орлом. Хочу подчеркнуть, что при таких обстоятельствах больше всего претензий ко мне мог предъявить именно Советский Союз. Но именно в Советском Союзе раньше других поняли, что нелепо осуждать за то, что совсем еще молодым человеком я был вынужден служить в вермахте. И скажу откровенно, что после войны я с особым внутренним удовольствием боролся и продолжаю бороться за мир - сначала в качестве австрийского дипломата, затем министра иностранных дел и позднее Генерального секретаря ООН.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Как выбрать натуральный майонез?
  2. Что говорится в отчете США об аварии на Чернобыльской АЭС?
  3. Как хотят выявлять алкозависимых сотрудников?