aif.ru counter
93

ВЫПУСК ТОВАРОВ НАРОДНОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ ИЗБАВЛЯЕТ ПРЕДПРИЯТИЯ ОТ НАЛОГОВ. Лекарство бывает и горьким

Беседа с заместителем Председателя Совета Министров СССР академиком Л. И. АБАЛКИНЫМ

Беседа с заместителем Председателя Совета Министров СССР академиком Л. И. АБАЛКИНЫМ.

Леонид Иванович, вы знаете, что сейчас резкой критике подвергается предложенное правительством и утвержденное Верховным Советом СССР прогрессивное налогообложение при росте доходов. Многие его рассматривают как средство "замораживания" оплаты труда. Какова глубинная цель его принятия?

- Никакого "замораживания" денежных доходов населения и оплаты труда не намечается. Разговоры об этом - либо непонимание проблемы, либо сознательная дезинформация общественного мнения. В проекте плана на 1990 г., внесенном правительством на рассмотрение Верховного Совета СССР, предусмотрен рост денежных доходов на 10%. в том числе заработной платы - на 5,7%.

Что касается замысла налогообложения, то его главная цель - умерить темпы инфляции, удержать рост доходов в намеченных пределах (до сих пор это не удавалось) и тем самым стабилизировать потребительский рынок.

Принципиальное значение имеет также выбор базы налогообложения и системы льгот. При работе над проектом постановления обсуждался вопрос: что облагать налогом прирост фонда оплаты труда или прирост средней зарплаты? Мы выбрали фонд оплаты труда. Если предприятие сокращает численность занятых, то средняя зарплата растет без всякого налогообложения. Здесь создан очень мощный стимул повышения производительности труда, рационализации производства.

Из-под налогового пресса выведен весь прирост оплаты труда, обусловленный расширением выпуска товаров народного потребления (ТНП) и услуг, строительством и ремонтом жилья, объектов социально-культурной сферы. Ищите любые резервы для расширения выпуска ТНП, и тогда весь прирост оплаты труда остается вашим - без всякого налога.

- Ну а тот, кто не производит ТНП, объективно ставится в худшие условия?

- Да, это правда. Но мы находимся не в той ситуации, когда можно сделать всех "здоровыми и богатыми". Надо четко определить приоритеты, материально подкрепить курс на социальную переориентацию экономики. Приоритет сегодня отдан тому, что на деле делается для народа.

В конце концов группа "А", которую мы ставили в приоритетное положение не одно десятилетие, немного подождет. Там и сегодня зарплата выше, чем в легкой и пищевой промышленности. Мы живем в ситуации, когда положение ухудшается с каждым месяцем, и легкого, приятного для всех выхода из нее не существует.

- Было ли учтено мнение практиков?

- Были учтены десятки мнений, точек зрения. Однако принять решение, которое нравилось бы абсолютно всем, нереально. Тем более что решение надо было принимать непопулярное и достаточно жесткое. Но когда человек болен - ему нужны лекарства. Они бывают горькие, их не хочется принимать, но надо.

- При принятии этого налогообложения учитывались ли его последствия, моделировалась ли ситуация?

- При принятии любого закона надо учитывать его ближайшие и отдаленные последствия. Особенность нынешнего налогообложения в том, что это мера чрезвычайного характера, которая строго ограничена по времени - 15 месяцев. И самое главное, что надо было спрогнозировать: способна ли она сдержать неуправляемый до сих пор рост денежных доходов или нет? Была составлена модель развития событий в 1989 году, в ней вместо соотношения производительности труда и средней заработной платы был введен налог. Так вот эта модель показала, что при введении налога на прирост фонда оплаты труда нынешнего роста денежных доходов не было бы!

- Звучит как-то странно, что мы не радуемся росту денежных доходов населения, а, наоборот, с ними боремся...

Деньги нужны лишь тогда, когда на них что-то можно купить. А при пустых прилавках...

К тому же рост денежных доходов, не подкрепленный соответствующим выпуском товаров и услуг, не столь безобиден, как может показаться. Этот рост - причина инфляции, причина оголения прилавков магазинов.

- Основная цель налогообложения это борьба с инфляцией, но ведь индекс инфляции в стране равен 8%, а начальная ставка шкалы налогообложения 3%. Так что для инфляции это будет "комариным укусом".

- Инфляция имеет две составляющих: рост цен и рост доходов, не обеспеченных товаром. Сегодня темп инфляции в большей степени находится под влиянием роста не обеспеченных товарами доходов. Уровень цен в данном случае является производной величиной и отражает разбалансированность рынка, при которой цены будут расти хоть в скрытых, хоть в открытых формах. Так происходит во всем мире. Чем больше денег в обращении - тем выше цены, а не наоборот. Поэтому мы и пытаемся влиять на причину, а не на следствие.

Могут ли быть какие-то негативные последствия этого налогообложения?

- Если быть последовательными, не отступить, то поставленная цель, о которой я говорил выше, будет достигнута. Возможные негативные последствия в значительной мере снимаются системой льгот. Мы высвобождаем от налогообложения самое главное - производство товаров народного потребления и услуг.

Мы попытались не на словах, а на деле включить экономические рычаги (каковыми является налог), чтобы этим подтолкнуть предприятия к удовлетворению нужд народа: увеличению выпуска продовольствия, одежды, обуви, мебели, строительства жилья, кинотеатров, больниц, школ и т. д. Все, кто занят производством таких товаров и услуг, освобождены от уплаты налога на прирост фонда оплаты труда. Учтены и возможности ввода в действие новых предприятий и объектов.

И еще есть одно обстоятельство, которое многими оппонентами не учитывается, - при всей масштабности закон охватывает незначительную часть населения. Ведь у нас огромное количество людей имеет фиксированные - без всякого роста - доходы. Это пенсионеры и стипендиаты, медики и учителя, это служащие и рабочие на повременной оплате. Они ничем не защищены при безудержном росте доходов других групп населения, от которого усиливается инфляция, возникает дефицит, непроизвольно растут цены. Последствия инфляции на незащищенных группах отражаются особенно остро. Так что сдерживая рост доходов (снова подчеркиваю, не связанных с производством ТНП и услуг населению), мы сдерживаем уровень инфляции в стране, что должно благотворно сказаться на всем населении страны.

- Отчего же тогда такое резкое неприятие шкалы со стороны некоторых предприятий?

- Отчасти из-за непонимания существа дела, отчасти из-за неуместных притязаний. Встречаемся мы и с элементами своеобразного группового эгоизма, поскольку меры, направленные на защиту интересов всего населения, сталкиваются со стремлением любыми способами увеличить денежные доходы отдельных групп или коллективов.

- На каких расчетах строилось предложение о 3%-ной ставке?

- Эта ставка, которая определяет необлагаемый налогом прирост фонда оплаты труда, совпадает с динамикой роста цен и призвана сохранить достигнутый уровень реальной зарплаты.

- Не ударит ли это налогообложение именно по активной части населения, которая могла бы повысить производительность труда, но не будет этого делать из-за бессмысленности: чем лучше работаешь, тем больше уйдет в налоги?

- Это не удар, потому что никто не собирается снижать достигнутого уровня оплаты труда. Однако дальнейший ее рост вводится в определенный регламент. Он предусматривает, что коллектив, даже не производящий ТНП, может получать дополнительный доход и свыше 3%, но при этом должен вносить налог, с помощью которого государство будет защищать малообеспеченные категории населения.

- Вы предлагаете не допускать роста доходов, но в то же время на потребительском рынке уже находятся миллиарды неотоваренных рублей, нажитых праведным-неправедным путем, которые составляют сильнейшую конкуренцию свежим доходам!

- Неудовлетворенный спрос, накопленный к настоящему времени, по оценке специалистов, составляет примерно 100 млрд. рублей. Разницу между предложением потребительского рынка и размером денежных доходов иногда называют "пастью акулы". У нас с каждым месяцем "пасть акулы" расширяется, но прежде чем сомкнуть челюсти, надо сначала остановить дальнейшее расширение этой пасти. Поэтому сначала надо переломить негативные тенденции, остановить дальнейший рост дефицита. И только на этой основе станет возможным шаг за шагом оплачивать накопившиеся долги.

- Как скоро мы можем стабилизировать рынок?

- Хорошо, если нам удастся снять весь груз накопившихся от прошлого проблем за 5 - 6 лет. Но потребуются огромные усилия, чтобы это сделать. За 1,5 года решить все проблемы нереально. Но надо начать. Как говорится, трудно сделать только первый шаг.

Стабилизация рынка пойдет по трем направлениям: сдерживание роста доходов; расширение предложения товаров и услуг; связывание уже имеющихся денежных доходов, чтобы увести их с текущего потребительского рынка, это можно сделать с помощью выпуска ценных бумаг (акций, облигаций, займов), продажи квартир в личную собственность, расширения кооперативного строительства, аренды земли... Как ясно из сказанного, предложенное налогообложение решает не только первую часть программы, но и способствует решению второй - поможет наполнить (вместе с другими мероприятиями) рынок товарами.

- Леонид Иванович, но ведь в основу налогообложения положен многократно критиковавшийся принцип "от достигнутого". В результате в неравных условиях оказывается тот, кто имел заработок в 250 руб., и тот, кто получал 600.

- Даже при введении чрезвычайных мер надо считаться с реальностью, не допускать снижения достигнутого уровня жизни. Мы не наступаем на "достигнутое", а сдерживаем, регулируем дальнейший прирост доходов в течение 15 месяцев.

- Где же прерывается эта цепочка, в которой одни звенья (предприятия) выпускают комплектующие изделия, другие из этой комплектации изготавливают товары народного потребления? Одни с налогом, вторые - без...

- Это был один из самых сложных вопросов, и идеального ответа найти на него не удалось. У каждого производителя свои поставщики, у каждого изделия свои "комплектующие". И так по всей цепочке. Мы не могли остановиться, не дойдя до руды. Надо было или вообще отказаться от налогов, или установить приоритетные отрасли, которые работают непосредственно для человека.

Как быть сейчас? Скажем, коллектив выпускает бытовую технику. Он может существенно расширить ее производство, заработать и получить больше. Но не в состоянии этого сделать из-за отсутствия комплектации. Выход есть. Он может передать часть фонда оплаты труда или материального стимулирования своим поставщикам, чтобы те тоже были заинтересованы в дополнительном выпуске. Здесь дело в нашей способности работать не только "по вертикали" (требовать, "выколачивать" фонды, лимиты, финансовые ресурсы), как мы привыкли, но и "по горизонтали". Пора уже учиться коммерческой работе с партнерами. Можно оплатить комплектующие изделия поставками части сверхплановой продукции. Словом, надо крутиться, искать варианты.

- Не повлияет ли вводимая шкала на развитие арендных отношений, не придушит ли их?

- Если и будет сдерживать, то крайне незначительно. Вся аренда в сельском хозяйстве выпадает из системы налогообложения, так как продукция растениеводства и животноводства приравнена к производству ТНП. В сфере услуг, потребительских товаров - обычно аренда развивается именно здесь - то же самое. Аренда в тяжелой промышленности делает первые шаги, она может замедлиться. Но и здесь есть выход: сокращение численности, выпуск ТНП.

- Но ведь предприятия даже при этом налогообложении смогут повышать свою зарплату за счет внутренних накоплений?

- Да, они могут в соответствии с действующими нормативами направлять их на рост оплаты труда. И пусть направляют! Но только одновременно участвуя с помощью налогов в социальной поддержке тех слоев населения, которые не могут этого сделать: многодетных, пенсионеров и т. д. Словом, накопленные фонды можно "проесть". Но можно и не подводить их под жесткий налоговый пресс, а купить, скажем, облигации с 5% годовых. И пожить с ними до 1991 года, когда мы перейдем к новой налоговой системе. Взвесьте, что вам выгоднее, выбирайте любой путь.

- Не скажется ли негативно шкала на дальнейшем развитии совместных предприятий?

- В стратегическом плане это на пользу СП. Сейчас у зарубежных партнеров большая озабоченность нашим финансовым состоянием, способностью или неспособностью правительства справиться с кризисом. Когда они видят серьезные меры по оздоровлению рынка, у них это вызывает уважение к нам, повышает нашу надежность как партнера.

- Как вы объясняете такую бурную реакцию на единую систему налогообложения со стороны профсоюзов?

- Дело, на мой взгляд, не в профсоюзах. К тому же не надо смешивать десятки миллионов членов профсоюзов и работников профсоюзных комитетов. Надо смотреть на проблему шире. У нас реально существует леворадикальное направление, которое требует осуществлять перестройку быстро, решительно, часто без учета реальной ситуации. Нередко основную опасность для дела перестройки видят именно здесь.

Однако нарастающие трудности, ностальгия по прошлому привели к формированию правоконсервативного блока общественных сил. Отчасти, как противодействие леворадикалам, отчасти как самостоятельное движение оно во многом направлено против реформы как таковой. Сторонники этого направления - за возврат к старым методам. Они апеллируют к чувствам масс, заигрывают с рабочим классом, выдают себя за единственных его сторонников и защитников, часто играют на национальных чувствах русского народа. Этот блок набирает силу и представляет собой весьма серьезную угрозу перестройке. Многие работники профсоюзов вольно или невольно оказались втянутыми в эту расстановку сил.

Здесь речь идет не о профсоюзе, как об общественной организации в целом, а о работниках в значительной степени огосударствленного аппарата. Сегодня именно этот аппарат распределяет "дефицит" по предприятиям, получая в свои руки такой канал доступа к льготам и привилегиям, каким не обладал и государственный аппарат.

Сейчас ни одно общественно-политическое событие в стране нельзя рассматривать без учета предстоящих выборов в наших политических структурах: в Советах, в партии, в профсоюзах, в комсомоле. И в погоне за голосами кое-кто уже сегодня начинает подыгрывать самым консервативным настроениям.

Мы должны четко различать, какие призывы и действия "за" перестройку, а какие против нее. Нельзя одновременно предлагать ликвидировать административно-командную систему и требовать возрождения присущих ей методов управления и контроля. Люди часто не ведают, что творят. Они могут даже не догадываться, что некоторыми своими требованиями они непроизвольно толкают общество назад, ведут к реанимации административно-командной системы.

Это происходит даже тогда, когда требования прикрываются лозунгами о социализме. О каком? О том, к которому мы идем или от которого мы стремимся уйти?

Беседу вела Н. ЖЕЛНОРОВА.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. В каких парках можно будет привить питомца от бешенства?
  2. Зачем государство создает еще один ресурс с данными о населении?
  3. Какие выплаты получат столичные ветераны к годовщине битвы под Москвой?