aif.ru counter
92

В 1988 - 1989 гг. В ХОДЕ МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ КОНФЛИКТОВ В СТРАНЕ УБИТЫ 292 ЧЕЛОВЕКА. На грани большой трагедии

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39 30/09/1989

О ситуации в Нагорном Карабахе и вокруг него наш корреспондент Н. ЧАПЛЫГИН беседует с членом Комитета особого управления НКАО, ответственным работником ЦК КПСС В. А. СИДОРОВЫМ.

- Валерий Анатольевич, вы уже около года работаете в НКАО. Как идеологический работник, довольны ли вы тем, как освещаются в прессе события в Нагорном Карабахе?

- Нет, конечно. Я думаю, что сейчас большинство газет, радио и телевидение проявляют чрезмерную боязливость в освещении этих событий. Сложилось так не случайно: все выступления центральной печати подвергаются ожесточенной критике или в Азербайджане, или в Армении. Стоит корреспонденту высказать свой взгляд на развитие событий, проанализировать действия той или иной стороны, как ему немедленно клеится ярлык: "проармянский", "антиармянский", "промусульманский" и т. д.

Почему так сложилось, мы еще поговорим. Пока зафиксируем факт: объективные и обстоятельные статьи вызывают шквал опровержений в местной печати, подогревают общественные настроения, сопровождаются протестами от республиканских руководителей в ЦК КПСС. В итоге и появилась та боязливость, о которой я говорил. Только уточним: речь не о боязни каких-то наказаний, а о боязни осложнить ситуацию еще больше. Вряд ли это правильно: ведь здесь и идут, и грядут события, имеющие общесоюзное звучание.

- И как вы оцениваете ситуацию?

- Как предшествующую большой трагедии, если мы не примем самые решительные и жесткие меры. Собственно, трагедия - даже не в перспективе, она уже произошла. Разве не трагедия - события в Сумгаите? А 300 тыс. беженцев, изгнанных из обеих республик с неслыханной жестокостью? А уже сотни погибших за последние полтора года во взаимных стычках, погромах, резне? А постоянное противостояние двух социалистических республик, развязавших между собой "холодную войну" с готовностью перевести ее в любой момент в гражданскую, братоубийственную?

Сейчас не проходит дня и ночи без выстрелов, взрывов мин, поджогов и погромов. Обстреливаются машины, захватываются заложники, перекрываются завалами автомобильные и железные дороги. Местная милиция не пресекает, а молчаливо поощряет, порой даже сама участвует в этих шабашах. Укрываются от правосудия уголовные преступники. Парализовано народное хозяйство Армении и НКАО. Автономная область вообще находится в блокаде, даже продукты питания и медикаменты приходится доставлять по воздуху.

Дело уже вышло даже за рамки армяно-азербайджанской распри. Все чаще нападения на военнослужащих, представителей правоохранительных органов из Москвы. На днях, как уже сообщалось в нашей печати, были зверски убиты в толпе недалеко от Агдама двое сотрудников оперативно-следственной группы МВД СССР, а еще четверо жестоко избиты. А ведь в этой толпе, фанатично взвинченной и накаленной, находилось руководство Агдамского РК.

Такие факты готовы появиться в любой точке - и вокруг НКАО, и внутри нее. И немудрено, так как господствует атмосфера злобы и вражды, нетерпимости и с той и с другой стороны. Ни одна из них сегодня не может претендовать на "белые одежды". Но когда и где путь крови приводил к миру? Вот ведь о чем не хотят задуматься ни в Азербайджане, ни в Армении.

Посмотрите, какие выступления звучали на только что прошедших внеочередных сессиях Верховных Советов Азербайджана и Армении. Даже представители интеллигенции, призванной быть совестью и нравственным эталоном народа, открыто звали к дальнейшей эскалации. Не на высоте оказались и лидеры партийных, советских органов, пошедшие, по существу, на поводу у экстремистских сил.

Дело дошло до такой степени вражды, когда отвергается даже идея разумного компромисса. И если мы сейчас не образумим эти распоясавшиеся силы, мы получим в Закавказье внутриотечественный Ливан. Счет жертвам пойдет уже даже не на сотни...

- Почему же дело зашло так далеко?

- Армянское население НКАО всегда, с постоянной регулярностью ставило вопрос о воссоединении с Арменией - так было и в 40-е, и в 50-е, и в 60-е, и в последующие годы. Такие выступления всегда жестоко подавлялись. Репрессии были, конечно, разные, но уже и в 70-е годы за подобные идеи люди расплачивались партбилетом, изгнанием из области и т. д.

- Что способствовало такой ориентации карабахских армян?

- Не только стремление к национальному единству. Объективности ради надо признать, что население НКАО имело основания для социального протеста. Бывшее руководство Азербайджана проводило, по существу, политику великодержавного шовинизма, добиваясь ассимиляции карабахских армян.

Ставились рогатки в области культурных контактов интеллигенции, развитии армянского языка, грубо искажалась история края. НКАО как бы железным занавесом была отделена от Армении. Игнорировалась демографическая ситуация. А ведь перед карабахскими армянами постоянным и болезненным примером стояла судьба Нахичевани, превратившейся из армяно-азербайджанской республики в моноэтническую.

Добавьте к этому грубые просчеты в социально- экономическом развитии - да еще на фоне внешне благополучных, социально обустроенных районов Армении, прилегающих к НКАО.

Опять-таки объективности ради подчеркну, что в равно неблагоприятном положении находились и армяне, и азербайджанцы Карабаха. Дискриминация со стороны республики охватывала всю область: сферу образования, здравоохранения, быта. Многие азербайджанские школы и больницы в НКАО находятся в состоянии, позорном для Советской власти.

Поэтому начавшиеся в феврале прошлого года выступления армян-карабахцев были направлены не против азербайджанцев, а против руководства республики. Отказываясь верить в его желание, готовность и способность улучшить жизненные условия в НКАО, карабахцы единственно с идеей воссоединения с Арменией связывали свои мечты на лучшее будущее.

Вместо того, чтобы вникнуть в причины и следствия возникшего массового народного движения, руководство республики пошло штамповать ярлыки: "националисты", "экстремисты", "дашнаки", попробовало традиционными силовыми методами подавить движение.

- Порой приходится, действительно, слышать такое мнение, что карабахское движение порождено националистическими идеями возрождения "Великой Армении".

- Давайте и здесь не торопиться с обвинениями. Скажите, какой народ не мечтает о национальном объединении? А что, разве доволен исторической судьбой тот же азербайджанский народ, расколотый государственными границами?

То же и об армянах. Трагическая история разбросала этот народ по всему миру, не раз ставя на грань полного уничтожения. Что же зазорного в том, что в новых исторических условиях они стремятся друг к другу и видят здесь перспективы? Другое дело - в каких формах пойдет такое объединение. Утопично мечтать, по крайней мере сейчас, о государственном возрождении в исторических границах. Ну а широкий и беспрепятственный культурный обмен, общение, образование, наука? Что зазорного, если Советская Армения станет духовным центром армян всего мира? Кому повредит, если она примет в широких масштабах материальную помощь диаспоры?

- Как я понял, руководство Азербайджана такую точку зрения не приняло. И как же пошли развиваться события?

- Трагически. В общественном сознании азербайджанского населения средствами массовой информации, выступлениями интеллигенции, руководителей республики начала утверждаться другая концепция. О том, что выступления карабахцев носят оскорбительный для азербайджанцев характер, что требования о пересмотре границ - оскорбление для чести народа, покушение на суверенитет и т. д. Подчас эти выступления, даже первых лиц, приобретали просто кликушеский характер, звали всеми методами защищать каждую пядь своей земли, каждый куст и т. д. Все это рождало в республике такую истерическую атмосферу, когда и стал возможен Сумгаит.

- Но мы же не раз подчеркивали, что "перестройка - не перекройка". Вы придерживаетесь другой точки зрения? Поддерживаете идею "миацума", т. е. воссоединения НКАО с Арменией?

- Я за "миацум" карабахских армян с Арменией в духовной сфере. За установление разнообразных контактов между трудовыми коллективами предприятий, за сотрудничество и содружество в любом вопросе, представляющем взаимный интерес. Именно такую политику, отвечая в составе Комитета особого управления за идеологическую работу, я и стремился проводить. Что же касается перекопки пограничных столбов - я, безусловно, не сторонник этого. Не территориальная принадлежность, а широкие права, реальная автономия в политической и экономической жизни должны способствовать удовлетворению всех потребностей населения.

Лидеры "карабахского движения" часто говорят, что их вопрос - чисто политический, а социально-экономические вопросы - якобы дело второстепенное. Но политика - это не вопрос о границах, как они его трактуют. Политика - это всегда вопрос о власти: кому она принадлежит, за кем последнее слово в решении всех ключевых вопросов. Так вот, если мы обеспечим в НКАО, как, впрочем, и в других автономиях, реальное народовластие, демократию и самоуправляемость - мы решим карабахский вопрос именно политически.

Является ли такая постановка проблемы оскорблением для азербайджанского народа, нарушением республиканского суверенитета?

Руководители Азербайджана любят клясться в своей преданности ленинским идеям национальной политики, широковещательно заявляют о своем интернационализме и т. д. Но давайте сопоставим хотя бы две позиции. В. И. Ленин в своей статье "Итоги дискуссии о самоопределении" говорил о том, что державная нация должна быть абсолютно "равнодушна" к тому, хочет ли малая нация быть вместе с ней, или автономно, или вообще отделиться. Без такого "равнодушия" к территориальному вопросу представитель большой нации не имеет права называться марксистом (см. Полн. собр. соч., т. 30, с. 44). Более того, Ленин подчеркивал, что без широкой "демократии во всех областях, вплоть до определения границ государства сообразно "симпатиям" населения, вплоть до полной свободы отделения", мы и при социалистическом строе не добьемся полного устранения национального гнета (там же, с. 22).

Сопоставим эти ленинские идеи с призывами любой ценой защищать незыблемость республиканских границ, готовностью даже кровью ликвидировать вопрос о самоопределении.

Напомню также, что Ленин вообще автономию считал временным явлением, необходимым только для того, чтобы нация могла "окончательно конституироваться как нация, собрать, узнать, сорганизовать свои силы" для самоопределения (там же, с. 42). Так что стремление к национальному самоопределению, к изменению своего государственно-национального и политико-правового статуса - вполне объективно, вполне отвечает духу ленинской национальной политики.

- Таким образом, ваши симпатии в этом вопросе на стороне "карабахского движения"?

- Что касается цели - поднять уровень своей автономии, духовно воссоединиться с Арменией и т. д., - то да!

Однако в жизни ведь важны не только цели, но и методы их достижения. И вот здесь, я считаю, "карабахское движение" сильно себя дискредитировало, когда недоверие и недоброжелательство к руководству республики перенесло на азербайджанский народ в целом. Азербайджанцы были изгнаны из Степанакерта, не допускаются на работу, их селения блокируются, сюда не поступали продукты, медикаменты, почта. В ряде случаев была избрана тактика "выдавливания" азербайджанцев из НКАО, создания для них невыносимых условий жизни. Были прерваны, подчас в оскорбительной форме, все связи с республикой. И такая недальновидная, неумная политика спровоцировала со стороны республики несанкционированное строительство в азербайджанских селах промышленных и социально- культурных объектов, бойкоты на дорогах и т. д. Каждая недружелюбная акция рождала ответную, вот и возрастало напряжение виток за витком.

- А что же руководители партийных, советских органов обеих республик?

- Они прежде всего несут ответственность за то, что республики так и не сели за стол переговоров, не ищут пути к примирению. Дело не только в личностях первых лиц. Дело в общей обстановке в Азербайджане и Армении. Здесь за годы правления Алиева и Демирчяна наряду с "теневой экономикой" сформировалась и "теневая политика", выражающая и обслуживающая интересы коррумпированных лиц. По существу, мы имеем дело с некоторой политической мутацией в виде "социалистического феодализма", умело культивировавшего идею "национального единства" против "внешнего врага". А ведь это так удобно: переключить недовольство населения на этого врага, на его счет списать все беды. В этой атмосфере девальвировались многие социалистические нормы и ценности. "Национальное братство" было поставлено на службу местным вождям. Возник феноменальный для нашего общества облик, который я называю "аятолла - первый секретарь".

Недавно депутаты Бакинского городского Совета опубликовали обращение к здоровым силам республики, где, в частности, сказали: "Прикрываясь вопросом о НКАО, в республике неистовствует мафия и связанные с ней единой цепью схожие элементы, антисоветские и антикоммунистические группировки, вступившие в связь с экстремистскими националистическими группами, действующими в различных регионах нашей страны...".

Извините за цитирование, но приведу еще одно высказывание, во многом объясняющее нынешнюю обстановку в Азербайджане. Вот мнение человека со стороны, корреспондента Би-би-си Т. Хьюэла, переданное 6 сентября: "Требование Народного фронта по НКАО, как это ни парадоксально, одновременно и наиболее приемлемое требование для азербайджанского партийного руководства. Если оно согласится на большую демократизацию, оно тем самым подпишет себе смертный приговор. Если же оно поддержит кампанию за возвращение Азербайджану полной власти над Нагорным Карабахом, оно даже может приобрести определенную популярность...".

- А что можно сказать об Армении?

- Думаю, что здесь много однотипных процессов. По моим наблюдениям, процесс борьбы с "демирчяновщиной" явно проходит без должной энергии и последовательности. Не хватает политической и гражданской смелости, широкой консолидации всех здоровых сил. И в этой обстановке Нагорный Карабах - очень удобный случай набрать популярность.

Ну и, конечно, своего рода "нарциссовский" комплекс, существующий среди достаточно широких кругов населения, особенно среди интеллигенции, некритическое отношение к собственным действиям, нежелание задуматься над тем, куда ведет дорога этих действий - к храму или к жертвеннику? Почему народ, исконно исповедующий высокую культуру и мораль, в тех же ноябрьских - декабрьских событиях прошлого года скатился до варварской жестокости? Ведь были случаи, сопоставимые даже с Хатынью...

Мне не раз приходилось разговаривать с армянской интеллигенцией на тему: прогнозируют ли они, какие последствия для нравственного, психологического здоровья нации могут иметь идеи воспитания, замешанные на концепциях исключительности своего народа, его трагического противостояния вечно враждебным обстоятельствам... Ведь сегодня трудно встретить даже товарищескую пирушку, на которой бы не говорилось вновь и вновь о геноциде и т. д. Даже дети воспитываются в этом ключе, теряя способность беззаботно смеяться.

Я вижу даже по участникам митингов в Карабахе, как месяц за месяцем угнетается психика населения, как легко появляются на глазах слезы при словах о безысходной судьбе армянского народа, как доверчиво воспринимается любая инсинуация о коварстве врагов. И как на этой почве рождается оголтелый фанатизм!

Не задумываются и о тех последствиях, к которым ведут бесконечные забастовки. Не экономические, а психологические, моральные. А ведь они все заметнее: будто какой-то нравственный стержень в народе сломался... Безделье не просто разлагает людей, оно губит будущее народа!

- Я знаю, что сейчас забастовка в ИКАО прекращена. Но надолго ли? И какие перспективы вы видите дальше?

- Прекращена, но вот именно: надолго ли? Армянское население Карабаха занимает сейчас непримиримые позиции в вопросе о воссоединении с Арменией. Только "миацум"! Любой ценой. Азербайджанское население - и не только НКАО, но республики в целом - настроено еще более воинственно. Лидеры Народного фронта постоянно грозят непредсказуемыми последствиями, за которыми легко проглядывается уголовная политика длинных ножей.

И ни малейшей готовности к компромиссам! Но во что это выльется - очевидно. Тут не поможешь никакими внутренними войсками, тем более при их ограниченных полномочиях.

Решение будет трудным. Но принимать его надо, и без промедления. Вопрос перезрел. И принимать его нужно не под влиянием азербайджанского или армянского фактора, а на принципиальной основе, отраженной в платформе КПСС, в решениях Пленума ЦК КПСС, - на основе идеи о национальном самоопределении.

Безусловно, здесь может быть ряд этапов, учитывающих реалии обстановки. Сейчас, например, я не вижу ничего равноценного особому управлению, временному подчинению НКАО центру. Временному - до того момента, пока не улягутся страсти и нельзя будет решать вопрос в конструктивной обстановке.

Но не будем предвосхищать события. Последнее слово здесь - за Верховным Советом СССР. Его комиссия в ближайшее время выскажет свои предложения. И надеюсь, что это будут не только призывы помириться и подружиться.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы