aif.ru counter
29

ТОЧКА ЗРЕНИЯ НАРОДНОГО ДЕПУТАТА. Между стульями...

У нас не товары ищут деньги, а деньги носятся за товарами

У нас не товары ищут деньги, а деньги носятся за товарами. Вопреки распространенному мнению о первоначальном вымывании дешевого ассортимента, с ходу исчезли дорогие товары (автомашины, бриллианты, хрусталь, антиквариат), в которые вкладывался боящийся денежной реформы и роста цен взбесившийся "капитал", а потом - дешевые, когда покупатель в страхе, что вот-вот исчезнут соль, спички, жвачка, мыло, туалетная бумага и т. д., стал и их набирать впрок.

Нет, правда, худа без добра. Мы приближаемся к западным стандартам по отсутствию очередей, борьбе с перееданием, уменьшились жалобы на качество товаров, забастовки привели к безлюдным технологиям... Догнать бы еще по изобилию.

МЕРЫ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЕ И ПОСТОЯННЫЕ

Первый вариант: пытаться укреплять дисциплину, ликвидировать бесхозяйственность административными методами и перетасовывать кадры, пока не подберутся хорошие. Как сейчас? Нечего собирать - собираем собрания, активы, пленумы, семинары, совещания, принимаем обращения, постановления. На нас ежедневно обрушивается девятый вал заклинаний и наказаний типа: "обратить особое внимание", "добиться безусловного выполнения", "предложить активизировать", "повысить ответственность". Эрозия и бессилие традиционных организационных мер, столбняк власти, неудовлетворенный спрос народа на реформы рождают раздражение, неверие в избранный путь, создают питательную среду для шатании вправо и влево.

Второй вариант: быстрых реформ не бывает, быстрыми бывают только чрезвычайные меры. Хочешь стать реалистом, деловым человеком, прагматиком - забудь о хозмеханизме. Возьми у народа и коллективов предприятий сбережения путем займов и длительного замораживания вкладов на счетах с помощью наивысших процентов (но что делать завтра, когда от этой акции денежный спрос еще более возрастет?). Осуществи рокировку многих предприятий тяжелой индустрии на выпуск ширпотреба (что подорвет будущее техническое перевооружение страны). Перераспредели инвестиции из сферы производства в сферу потребления или вообще их резко сократи (не придется ли расплачиваться за это отставанием производственного потенциала в ближайшем будущем?). Пойди на резкое увеличение импорта, продаваемого на внутреннем рынке по ценам, где за истраченный доллар государство получает 10- 20 рублей (а чем потом расплачиваться за кредиты?).

Все эти и другие чрезвычайные меры в разумных пределах при современном дефиците на потребительском рынке необходимы. Это аксиома. Но нельзя забывать, что они напоминают штопку изношенного костюма, дают тактический выигрыш за счет стратегического проигрыша. Именно поэтому данные меры и называются "чрезвычайными". Если бы они давали двойной выигрыш, то были бы ординарными, нужными в самой рядовой обстановке. Сейчас, например, целесообразна продажа жилья, земли, небольших предприятий, установление повышенных цен на дефицитные, особо модные товары, увеличение до нормы процентов за кредиты, введение прогрессивной налоговой шкалы на личные доходы трудящихся. И эти действия способны внести вклад в оздоровление рынка, но они не чрезвычайные, а запоздалые.

Коль скоро чрезвычайные меры, осуществляемые сегодня, вызовут чрезвычайные расходы в перспективе, то незамедлительнее и глубже должны стать радикальные сдвиги в экономике, выводящие общество из банкротства. На фоне чрезвычайных мер реформа хозяйства не отодвигается на задний план, а, наоборот, выходит на передовую позицию.

НАРАЩИВАТЬ, А НЕ ТОЛЬКО ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЯТЬ

Радикальная экономическая реформа, в свою очередь, понимается неоднозначно. Все стремятся преодолеть дефицит бюджета, но пока больше доверия к традиционным методам (механическому перераспределению нашего тощего пирога), чем к современным (стимулированию его роста и на этой основе увеличению как ресурсов общества, так и ресурсов коллективов). Поскольку некоторые затраты снизить невозможно, например на пенсии, на просвещение, здравоохранение, а прессинг на скромные доходы предприятий и населения (путем повышения налогов и т. д.) имеет пределы (в том числе предел в смысле умерщвления интереса к труду). постольку возникает "пережим" на расходы, поддающиеся сокращению. Замораживаемые стройки превращают народные средства в ржавчину, пыль и даже социальное напряжение.

Идет подлинная травля управленцев, хотя в цивилизованных странах их роль, наоборот, растет, вносились предложения по чрезмерному налогообложению кооператоров, предлагалось установить им платежи в бюджет на уровне госпредприятий. Однако не учитывалось, что госпредприятия больше половины используемых ресурсов получают из госбюджета, а кооперативы на все должны зарабатывать сами. "Равный" налог уничтожал бы кооперацию. Указ, предложенный на утверждение сессии Верховного Совета СССР, был загодя опубликован, обдуман, обсужден в комитетах и комиссиях, поэтому было принято сравнительно взвешенное решение, хотя и не без "проколов".

Прежде оплата труда предприятий директивно и волюнтаристски ограничивалась нормативным соотношением с их производительностью. Общественность потребовала отказа от такого порядка (вернее, беспорядка) в пользу формирования фонда оплаты труда самими производственными коллективами - на основе уже полученных результатов. И вот с октября с. г. вместо пресловутого "соотношения" вводится налог с прироста фонда оплаты труда. Если этот фонд вырастет до 3% - налога не будет, если свыше 7% - то для прибавки одного рубля к оплате надо заработать 4 рубля (чтобы 3 из них внести в бюджет).

Теперь формирование фонда оплаты труда ограничено только тем, чтобы найти в выручке предприятий необходимые суммы. Если в их работе ничего не меняется - прошлогодний фонд, как говорится, "в кармане"... Чтобы его нарастить - надо увеличивать выручку, т. е. произвести товары. Все это хорошо. Тревожит, что отдельные предприятия могут раздуть свои фонды оплаты иным, более легким путем - за счет снижения себестоимости и качества изделий (благо и их раскупают), за счет перекачки в фонды оплаты части фондов развития производства (арендные организации этого не сделают, ибо у них фонды развития делятся на акции и из "чужих" стали "своими", но подавляющая масса госпредприятий еще не на аренде и смотрит на фонды развития как на отчужденную, а не групповую собственность, отсюда - опасность их "проедания").

Правда, рост оплаты за счет выпуска товаров народного потребления независимо от его размера налогом не облагается. Но можно ли нарастить товары без сырья, топлива, оборудования и т. д. - ресурсов, попадающих под жесткий налоговый пресс?! Еще важнее дать приоритет экспорту средств производства, за счет которого можно резко увеличить импорт и пополнить внутренний рынок предметов потребления- Этому эквивалентен выпуск импортозамещающих товаров. И надо приветствовать решение об оплате валютой дополнительных поставок зерна, в результате которого, возможно, наше внешнеторговое объединение "Экспорт-хлеб" со временем может оправдать свое название, за которым давно скрывается "Импорт-хлеб". Если этот эксперимент окажется успешным, его желательно распространить на всю импортозамещающую продукцию и далее - на товары для нужд страны, ибо при их отсутствии пришлось бы апеллировать к тому же импорту.

Выход из финансового кризиса возможен только на путях оздоровления экономики, благополучия предприятий и населения, начала радикальной реформы. В чем она может состоять и когда начаться?

П. БУНИЧ, член-корреспондент АН СССР, народный депутат СССР.

Окончание следует.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Что такое «барическая пила»?
  2. Как защитить мобильный телефон от мошенников?
  3. Что известно о Федоре Юрчихине, которого исключили из отряда космонавтов?