aif.ru counter
118

ПО ПРОСЬБЕ ЧИТАТЕЛЕЙ. Ю. В. Андропов: приход к власти

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32 12/08/1989

В программе по истории для поступающих в вузы есть вопрос о Ю. В. Андропове. Но в прессе я еще не встречал материалов о его жизни и политической деятельности. Не могли бы вы рассказать об этом человеке?

С. Черновский, г. Староконстантинов, Хмельницкая обл.

Подобных писем мы получили уже немало. Читатели М. Ватрушкин (Омск), И. Никулина (Ленинград), В. Живов (Московская обл.) и многие другие просят рассказать о жизни Ю. В. Андропова. Их пожелания мы передали некоторым историкам партии и сотрудникам ведомства, которое возглавлял Юрий Владимирович, но они не предоставили нам материал.

Откликаясь на просьбы читателей, публикуем отрывки из книги Ж. А. МЕДВЕДЕВА "Андропов". Обращаем внимание на то, что произведение это рассчитано на зарубежного читателя и автор мог допустить неточности, так как пользовался иностранными источниками.

В 1978 г. здоровье Брежнева ухудшилось, и западная пресса всерьез стала обсуждать вопрос о преемственности в Кремле. Делалось много предположений, но точных указаний на то, кто же будет его преемником, не было.

В статье, опубликованной в 1979 г., я так высказал свое мнение о главных претендентах на власть: "Если бы Брежнев решил уйти и назначить своего преемника, тогда новым лидером, возможно, стал бы Черненко. Но, будучи близким сотрудником Брежнева, Черненко совершенно неизвестен в стране и в партии: это типичный аппаратчик, лишенный... реальной власти... Не думаю, что он может рассчитывать на широкую поддержку. Сейчас трудно назвать наиболее вероятного кандидата в Генеральные секретари, но я полагаю, что Андропов, ведавший иностранными делами в Секретариате ЦК до того, как он стал отвечать за госбезопасность, имеет больше шансов занять этот пост: в последние годы он сконцентрировал в своих руках реальную класть..."

После смерти Суслова в январе 1982 г. западные наблюдатели выискивали какое-нибудь, хотя бы едва заметное указание на то, кто же, по всей вероятности, сменит Брежнева: Журналисты, основывавшиеся на официальной информации, склонялись к мысли, что это будет Черненко. Действительно, место Суслова в Секретариате тотчас стало предметом соперничестве. Устинов, Щербицкий и некоторые другие члены Политбюро стремились выдвинуть Андропова. Однако Брежнев и Тихонов поддерживали Черненко...

"ЛИБЕРАЛЬНЫЙ РЕФОРМАТОР"

Юрий Андропов был единственным человеком, способным заменить Суслова на его посту. Перед тем как стать членом Политбюро, он с 1957 по 1967 г. возглавлял отдел ЦК (соцстраны) и работал под началом Суслова. В октябре 1956 г. Хрущев направил Суслова в Венгрию для наблюдения за происходившими там событиями. Андропов был в то время советским послом в Будапеште и в течение двух месяцев работал под непосредственным руководством Суслова. Именно последний в 1957 г. рекомендовал Андронова на пост заведующего отделом ЦК.

Перемещение Андропова из КГБ на место Суслова в Секретариате ЦК партии было для советских людей безошибочным знаком. Он передвинулся с шестого на второе место в партийной иерархии. Иностранные журналисты с удивлением обнаружили, что москвичи видели в Андропове нового лидера, несмотря на его "кагэбистское" прошлое. Русские не просто были готовы к переменам, они хотели видеть во главе государства сильного человека.

В июне 1982 г. московский корреспондент журнала "Нью-суик" Эндрю Нагорски писал: "Русские, начиная с диссидентов и кончая самыми твердолобыми аппаратчиками, изображают Андропова либерально настроенным реформатором. Один хорошо осведомленный советский чиновник заявил: "На Западе его воспринимают как человека из КГБ, но мы видим в нем деятеля умного, открытого для новых идей и более прогрессивного, чем нынешнее руководство".

О тогдашнем фаворите, "человеке из КГБ" Андропове отзывались весьма лестно. Интеллектуалы говорили, что он склонен допустить их к участию в выработке решений. Евреи полагали, что он не такой антисемит, как другие высокопоставленные советские руководители. Некоторые люди в партии считали, что отсутствие у Андропова опыта в планировании сельского хозяйства и промышленности может оказаться благом для экономики, доведенной Брежневым до бедственного положения.

Многие советские люди верили, что даже во время своего пребывания на посту председателя КГБ Андропов был "тайным" либералом. "Он не прибегал к жестоким методам подавления, применявшимся в прошлом, - заявил один ученый-социолог. - Андропов делал только то, что должен был бы делать на его месте любой другой".

ПОЗИЦИЯ ВОЕННЫХ

Л. И. Брежнев умер от сердечного приступа в 8.30 утра 10 ноября 1982 г. В 4 часа пополудни Политбюро собралось в расширенном составе, присутствовали члены, кандидаты в члены Политбюро, некоторые члены ЦК, занимавшие важные посты, и маршалы. Это собрание под председательством Щербицкого без промедления избрало Андропова Генеральным секретарем. Предложил его на этот пост маршал Устинов. Черненко уже знал, что его главный приверженец Тихонов не сумел сколотить большинства в поддержку его кандидатуры. Алиев, прежде считавшийся верным сторонником группы Брежнева, переметнулся на другую сторону.

То, что маршал Устинов не только поддержал Андропова в ноябре 1982 г., но и выступил против кандидатуры Черненко, сыграло решающую роль.

В Советском Союзе военные прямо не вмешиваются в политику. Тем не менее партийный деятель, заручившись поддержкой генералов и маршалов, получает более сильную позицию в борьбе за власть. В прошлом в критические моменты (например, устранение Берии в 1953 г. и неудачный заговор против Хрущева в 1957 г.) именно высшее военное командование решало исход борьбы. Когда Суслов и Шелепин готовили смещение Хрущева в 1964-м, поддержка маршала Малиновского была очень важной.

Брежнев делал все, чтобы армия ни в чем не нуждалась, и почти до самого конца его правления отношения между ним и военными были хорошими. Однако к 1979 г. армия критичнее стала относиться к брежневскому руководству. Сильная армия "несовместима" со слабой экономикой и развалом в сельском хозяйстве.

Более того, растущее раздражение высшего военного руководства вызывала коррупция в партийном и государственном аппарате. Хотя случаи взяточничества отмечались и в армии, все же у военных в этом отношении были меньшие возможности, чем у гражданских чиновников.

Кроме того, попытки Брежнева переписать историю войны вызывали постоянные насмешки военных.

Армия не противилась войне в Афганистане. Для высшего военного командования Афганистан стал своего рода "испытательным полигоном", а многим офицерам служба там дала возможность получить ценный боевой опыт и быстрее продвинуться по службе. Однако летом 1982 г. советское вооружение (особенно самолеты и зенитные ракеты) очень плохо показало себя в Ливане, и это ухудшило отношения между правительством и военными. Последние резко критиковали оборонную промышленность за неудовлетворительную работу, за крайне медленную модернизацию советских арсеналов.

Протеже Брежнева - Черненко не пользовался у военных авторитетом. Всю войну он провел в Сибири, и считалось, что он мало понимает в военных делах. С другой стороны, Андропов как руководитель КГБ тесно сотрудничал с армией.

За время, пока Андропов был председателем КГБ, отношения между армией и службой безопасности превратились из враждебных в партнерские. Помимо выполнения прочих своих функций, КГБ снабжал армию разведывательной и аналитической информацией, ему подчинялись хорошо подготовленные пограничные войска.

Маршал Устинов, назначенный министром обороны после смерти Гречко, не был профессиональным военным. Во время войны он, талантливый инженер и конструктор артиллерийской техники, способный и компетентный администратор, был назначен министром вооружений. Говорят, что он мог быть преемником Брежнева и уж, конечно, претендовать на пост Косыгина, когда тот из-за болезни не мог больше исполнять обязанности Предсовмина. Но в 1982 г. Устинов был уже стар, и роль закулисного "делателя королей" ему подходила больше. Поддержка им Андропова сыграла решающую роль. Устинов был скромным, трудолюбивым и дисциплинированным человеком, с такими качествами ему трудно было бы "сработаться", с "днепропетровской мафией", останься она у власти. Его решительные возражения против кандидатуры Черненко во многом определили исход голосования.

К тому же выдвижение во время новой "холодной войны" в лидеры человека, не пользующегося поддержкой армии, было бы опрометчивым шагом...

ПЛЕНУМ ЦК

Согласно Уставу партии Генерального секретаря должен официально избрать Пленум ЦК. Центральный Комитет - это своего рода "партийный парламент", в котором местные партийные руководители (секретари обкомов, ЦК компартий союзных республик) составляют очень сильную группу - примерно 146 из 470 членов и кандидатов в члены ЦК. Это очень консервативная сила, и можно было быть уверенным, что предпринятые Андроповым и Устиновым меры по борьбе с коррупцией вызовут ее сопротивление. Произошедшее незадолго до этого смещение С. Ф. Медунова, секретаря Краснодарского крайкома, вызвало шок у местных партийных функционеров. Когда 11 ноября секретари обкомов прибыли в Москву на Пленум, они попытались выработать единую позицию. Но так как Пленум должен был состояться на следующий день, у них было слишком мало времени, чтобы организовать реальную оппозицию Андропову. Сам факт, что передача власти была проведена так быстро, и решение поручить Черненко предложить кандидатуру Андропова свидетельствуют о том, что выборы прошли без обсуждения.

Пленум ЦК начал работу утром 12 ноября. В течение трех часов центр Москвы был оцеплен войсками и милицией. Члены Центрального Комитета, прибывшие в тот день в Москву и доставленные в Кремль в служебных автомобилях, смогли убедиться, что положение полностью контролировалось...

Перевод М. ЛОГИНОВА

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы