aif.ru counter
55

РАЗМЫШЛЕНИЯ О XVI МОСКОВСКОМ МЕЖДУНАРОДНОМ КИНОФЕСТИВАЛЕ. Попытка

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29 22/07/1989

ОТШУМЕЛ XVI международный кинофестиваль в Москве, с которым, чего скрывать, мы связывали надежды на обновление. Сегодня же вынуждены признать, что чуда не произошло. Не сотворил его даже Георгий Победоносец, чьим именем назван главный фестивальный приз. Зато вопросов осталось больше, чем хотелось: почему, например, к нам не приехали звезды мирового экрана? Если к участию в конкурсе приглашались фильмы, то почему участвовали опять-таки страны? Почему сервис на Московском фестивале всегда на грани риска, грозящего международным конфликтом? Словом, почему не удалась очередная попытка сделать Московский фестиваль престижным?

А была ли она? - заронил сомнение кто-то из гостей кинопраздника. Хотя, возможно, это единственное, что не следует подвергать сомнению. Фестиваль действительно готовился с размахом и выдумкой. Начнем с того, что были учреждены новые и отныне постоянно действующие призы - три Георгия - золотой, серебряный и бронзовый. Решительно повела себя отборочная комиссия, допустив к участию в конкурсе только двадцать картин (правда, в итоге их оказалось на одну больше из-за путаницы с югославской лентой "Так закалялась сталь").

Впервые фестиваль не включил в программу детское и документальное кино, сразу превратившись из тяжелой, неповоротливой машины в легкую и мобильную. С необычайным размахом развернулся кинорынок, планировавший продать и купить фильмов больше чем когда-либо. Впервые на него выходили советские студии, обладающие теперь правом самостоятельной внешнеэкономической деятельности. В итоге было заключено 48 контрактов с ведущими иностранными кинофирмами, продано около 200 картин. А самый большой интерес вызвали у покупателей фильмы "Маленькая Вера" (режиссер В. Пичул) и "Леди Макбет Мценского уезда" (режиссер Р. Балаян).

Серьезную заявку сделал профессиональный клуб кинематографистов (ПРОК) имени Ч. С. Чаплина, предложивший неожиданные кино- и развлекательные программы, дискуссии по самым разным вопросам, встречи с режиссерами, продюсерами, актерами. Кстати, популярность ПРОКа превзошла все мыслимые прогнозы, в связи с чем ходили даже слухи, что проковская аккредитационная карточка стоила на черном рынке от 300 до 500 рублей. Еще нас ждали замечательные ретроспективы: Бунюэль, Бергман, Маркес в кино, экранизация русской классики. А как взбудоражила Москву одна только программа американских фильмов о сексе, среди которых значилась и картина "Секс, ложь и видео", завоевавшая приз Каннского фестиваля, и уж совсем рождественским подарком выглядел не объявленный заранее показ фильма Фила Кауфмана "Невыносимая легкость бытия".

Да, нынешний фестиваль кроил свою жизнь по новым лекалам. Были ли они лучше старых? Пожалуй, хотя, как выяснилось, не все из них оказались достаточно совершенны. Это относится прежде всего к отбору фильмов конкурсной программы, ни один из которых не стал, к сожалению, художественным открытием. В том числе и картины, удостоенные высоких наград фестиваля: итальянская - "Похитители мыла" (Золотой Георгий) и советская - "Посетитель музея" (Серебряный Георгий). Как справедливо заметил на пресс-конференции председатель международного жюри Анджей Вайда, престижности конкурсного показа помешало прежде всего то, что картины не соответствовали фестивальному уровню, так как отбирались вновь не по признаку ценности фильма как произведения мирового киноискусства, а по представительству стран.

Если же размышлять о причинах, по которым на экран Московского фестиваля и на этот раз попали, скажем, лишь лучшие из средних картин, то их несколько. По мнению заведующего зарубежным отделом Госфильмофонда, заместителя председателя отборочной комиссии В. Дмитриева, одна из них - общий низкий уровень мирового кинематографа, что сделало задачу отбора конкурсных лент практически неразрешимой. Тогда была сделана ставка на имена. Взяты не очень удачные фильмы крупнейших художников экрана Кшиштофа Занусси, Веры Хитиловой, Миклоша Янчо, Кена Рассела, Тадеуша Конвицкого. Посчитали, если нет крупных фильмов, то пусть хотя бы будут крупные имена.

Другая причина - те ограничения, которые закрывают картине доступ на конкурсный экран, например наша установка не брать фильмы, побывавшие в прокате.

- Мешает и существующее заблуждение, - заметил В. Дмитриев, - что повышенный сегодня интерес Запада к нашей стране - некая панацея от многих проблем. А это всего лишь мода, ограничивающаяся интересом к экзотической стране, к экзотическому кинематографу. Подтверждение тому и нынешний фестиваль, который мы собирали с огромным трудом, потому что крупные американские фирмы сотрудничать с нами не хотели. Ведь даже внеконкурсный показ в Канне престижнее нашего приза. После Канна эти фильмы идут мировым экраном.

Поначалу робко, только в кулуарах, а потом на пресс-конференциях, дискуссиях XVI Московский кинофестиваль стали называть беззвездным. Журналисты, может быть, чуть раньше других узнавали из пресс-бюллетеней об отказе той или иной знаменитости приехать на фестиваль. Не появились среди гостей прекрасные американские актеры Мерил Стрип и Джек Николсон, французы Депардье и Ален Делон, итальянец Марчелло Мастрояни, бразильский режиссер Эктор Бабенко, грек Тео Ангелопулос и многие другие, чьи имена мы читали в титрах фильмов, чьи лица узнавали на экране. Счастливое исключение составили Доминик Санда, Марина Влади, Иштван Сабо, Иос Стеллинг, Вера Хитилова, присутствие которых на фестивале хоть как-то реабилитировало его в глазах зрителей, зарубежной прессы.

Вопрос: "Почему же не приехали другие звезды?" - задавался бесчисленное количество раз, и отвечали на него разные люди. Молодой режиссер Василий Пичул сказал, что поездка на Московский фестиваль для многих иностранцев ассоциируется с чем-то вроде ссылки, например, на Аральское море с двухнедельным проживанием в палатке. Известный венгерский режиссер Иштван Сабо явно пожалел наше самолюбие, когда отослал к именам, которыми представлена конкурсная программа фильмов, заметив, что для престижа фестиваля важнее участие произведений этих художников, нежели их самих.

Ответы других можно сложить в одну фразу: приз не престижен, коммерция не подкреплена реальными средствами, что касается ненавязчивого советского сервиса, то как заметил член жюри, продюсер из США Джордж Ганд: "Ну... вам есть куда расти".

Первые усилия принципиально обновить фестиваль, сделать его престижным удались лишь наполовину. Но в пессимизм впадать не хочется. Надо расстаться с некоторыми иллюзиями, например перестать любой ценой вытягивать конкурс фильмов на мировой уровень - нам это не удавалось в течение 30 лет и вряд ли удастся теперь, когда кинематограф переживает кризис. Или во спасение фестиваля переориентировать его на коммерческий. Гораздо престижнее - не повторяться, обрести собственное лицо.

Хороший совет дал Анджей Вайда - сделать фестиваль более камерным, с отбором фильмов, которые бы отвечали традициям советского кинематографа. А может, как предложил В. Дмитриев, просто проводить фестиваль фестивалей, где будут демонстрироваться лучшие картины двух лет и несколько ретроспектив, посвященных жанру, имени, авангарду... А призы учредить только профессиональные. Словом, есть варианты. И есть еще время на их обдумывание.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы