418

ДАВАЙТЕ РАЗБЕРЕМСЯ. Имущественное неравенство

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27 08/07/1989

ЧЕМ ИЗМЕРИТЬ социально - имущественное неравенство? Конечно, распределением личных доходов населения, как это делается в большинстве стран мира. Однако в стране, где стоимостные эквиваленты потеряли свои ценовые координаты, где зарплата не служит мерой труда и где потребительские товары и услуги могут существовать в полном отрыве от качества реальных жизненных благ, определять имущественное неравенство таким образом было бы опрометчиво.

ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ В ПОТРЕБЛЕНИИ

Так, у нас в 1986 г. в семьях из 4 человек с доходом 260 руб. в месяц потреблялось мяса и мясопродуктов почти в 3 раза меньше, чем в семьях такого же состава с доходом 900 руб.

В США же в целом душевое потребление продуктов питания в наиболее обеспеченных 10% американских семей всего на 10% выше, чем в малообеспеченных 10%. (Другое дело, какое качество этого мяса - дешевые цыплята или дорогие бифштексы из телятины.)

В большинстве современных стран введена целая система перераспределительных мероприятий (налоги, социальные пособия, выплаты и льготы), которые ведут к значительному уменьшению конечного неравенства в потреблении. При этом налоги взимаются по прогрессивной шкале: чем выше размер дохода, тем выше налоговая ставка. Пособия же выплачиваются действительно нуждающимся.

У нас же реальное неравенство в уровне жизни, даже с учетом общественных фондов потребления, остается очень высоким. По доле ОФП в валовом национальном продукте мы значительно отстаем от всех развитых стран мира: в 1987 г. СССР - около 20%, США - 28,5%. Но даже эти незначительные по международным стандартам средства распределяются крайне неравномерно. Непропорционально большая их часть потребляется высокодоходными группами населения.

Кроме того, дифференциация потребления товаров и услуг усугубляется за счет глубоких различий в объеме, доступности и качестве товаров и услуг, распределяемых через общую и закрытую сеть. По данным, опубликованным в "Правде", всего 0,04% населения одной из областей Нечерноземья, представленные сотрудниками аппарата обкома, облисполкома и их семьями, потребляли от 56 до 100% деликатесов.

Долгое время проводимые в нашей стране усилия по подъему уровня жизни самых малообеспеченных слоев населения, в частности путем повышения минимума заработной платы, многими экономистами выдаются за "уравниловку". Это принципиально неверное утверждение, поскольку эти меры были направлены на подъем стандартов потребления для большей части населения страны до уровня физиологически необходимых норм, а не на снижение неравенства.

Обостряется неравенство положения пожилых людей. Средний размер государственной пенсии, как известно, сейчас составляет 84 руб.

Вместе с тем у нас есть и элита в лице 500 тыс. персональных пенсионеров. Их высокий уровень обеспечения складывается из размера персональных пенсий (до 500 руб.) и целого набора предоставляемых им услуг и льгот высокого качества.

Кроме того, персональные пенсионеры в подавляющем большинстве - это бывшие высокопоставленные и высокооплачиваемые служащие, которые за долгие годы работы накопили значительные материальные ценности (квартира, машина, дача).

Всего в высшем слое многомиллионного отряда пенсионеров в 1987 г. находилось около 750 тыс. человек, или 1,6% их общей численности. Однако лишь десятая их часть (около 0,2%) может быть отнесена к "по-советски" очень обеспеченным. Их личное состояние в 100 - 1000 раз превосходит имущество 16 млн. пенсионеров по старости, получавших в 1987 г. менее 60 руб. в месяц.

СТАВКА НА "СЕРЕДНЯКА"

Можно попытаться сопоставить степень имущественного неравенства по распределению личной собственности. В СССР в 1985 г. объем личного имущества, приходящегося в среднем на семью, составил 7,3 тыс. руб., в т. ч. на транспорт пришлось 11,6%, предметы гардероба - 31%, культурно-бытовые предметы - 28,2%.

В США, согласно обследованию 1984 г., личная собственность средней американской семьи оценивалась в 32,7 тыс. долл. Из чего она состояла? На собственное жилье приходится 40% стоимости всего имущества (2/3 семей живут в собственных домах, 1/3 - арендует, средняя полезная площадь на человека - 48 м"sup"2"/sup"), на сберегательные счета и разнообразные ценные бумаги - 25%. Остальное приходилось на машины, драгоценности и бытовую технику.

Как видим, ни по объему, ни по качеству, ни по составу, ни по структуре накопленного имущества американские и советские семьи не могут быть сопоставимы. Естественно, нельзя их сравнивать и по неравенству в распределении накопленной собственности.

Так? в США на 12% домохозяйств с собственностью 125 тыс. долл. приходилось свыше трети всего фонда личного имущества страны, а на 0,5% самых богатых американских семей - 22%. В то же время 26% семей с низкими доходами (менее 900 долл. в месяц) принадлежало менее 10% чистого богатства страны, что указывает на очень высокое неравенство, значительно большее, чем в Советском Союзе.

Однако если попытаться сопоставить сравнимое, т. е. учесть личное, некапитализированное имущество, то окажется, что неравенство у нас выше. К числу обеспеченных граждан - советскому эквиваленту американского "среднего класса" можно отнести всех лиц, имеющих личные автомашины, - 13 млн. человек, или 11,2% всех семей Советского Союза. Именно об этих гражданах можно сказать, что в целом по реальным стандартам потребления они принадлежат к обеспеченным слоям населения, имея полный комплект из квартиры (дома), современной обстановки жилья, машины, во многих случаях второй дом (дачу), т. е. тех предметов, которые во всем мире считаются обязательными атрибутами "среднего класса". Небольшое число владельцев автомашин, которые не входят в эту группу, вполне компенсируется семьями, у которых хоть и нет личной автомашины, но высокие стандарты уровня жизни.

Для сравнения укажем, что в большинстве развитых стран Запада доля этой социально и классово неоднородной группы составляет 70 - 50%, в ГДР, Чехословакии, Венгрии - 40 - 50%.

Феномен "среднего класса" играет исключительно важную роль в политической и экономической жизни современных стран. Эта многочисленная группа стабилизирует политическую жизнь страны, служит своеобразным гарантом демократии (и не только буржуазной), оттесняя на периферию общественной жизни раз личные экстремистские движения и группировки. Вместе с тем потребительские запросы среднеобеспеченных слоев во многом определяют развитие экономики, структуру и темпы ее роста, техническое обновление производства.

"ДОХОДНОЕ МЕСТО

Что касается сверхобеспеченных или по стандартам нашей жизни "богатых", то к этой категории можно отнести лиц, которые не просто много имеют, а имеют то, что в принципе недоступно подавляющему большинству: власть, доступ к спецраспределителям и высококачественным товарам и услугам.

К категории сверхобеспеченных следует отнести и представителей науки (академики и члены-корреспонденты Академии наук, не имеющие высоких постов), искусства, культуры и спорта, загранработников. Их высокие доходы, гонорары, заграничные поездки компенсируют отсутствие у них спецраспределителей. Хотя очень часто эти лица прикрепляются к некоторым из них.

По данным автора, всего в данную группу входит около 400 тыс. человек. Учет представителей "новых богачей" из числа кооператоров, индивидуалов, а также подпольных богачей приведет к увеличению численности данной группы примерно на 100 тыс. человек.

Таким образом, менее 0,25% граждан страны живут по стандартам, практически недоступным для остального населения.

В этой связи следует напомнить, что число миллионеров в США в настоящее время превышает 1,5 млн. чел., или 0,6% населения. Эквивалентом нашей группы сверхобеспеченных в США были бы не просто миллионеры; а так называемые "собственники", личное состояние которых оценивалось в 2 - 10 млн. долл. В середине 80- х гг. они также составляли 0,25% всего населения США.

Следует иметь в виду, что сравнение этих двух групп очень условное. В нашей стране мы имеем дело со статусной элитой, основанной на концентрации статусной и неоспоримой власти, в США с лицами, достигшими богатства в процессе накопления капитала.

Подавляющая часть состояния американских богачей представлена в виде акций, облигаций, ценных бумаг, которые служат лишь титулами собственности. Коммерческая неудача или личное банкротство могут сразу в несколько раз уменьшить такое "бумажное" богатство. Вот почему персональная ротация среди представителей американских миллионеров довольно высокая, а среди миллиардеров еще выше: в 1986 г. из 49 супербогачей всего двое сохранили титул миллиардера с 50-х годов (Д. Рокфеллер, Э. Хант).

Конечно, американские миллионеры живут богаче советской элиты, зато наша "номенклатура" может вполне гордиться стабильностью своих рядов.

На капитализированное имущество, заключенное в предметах и товарах, приходится лишь незначительная часть состояния американских "собственников" (10 - 25%). Не случайно, составляя всего 0,25% всего населения, они сосредоточили в своих руках 82% совокупного капитала США, заключенного в облигациях, ценных бумагах, акциях и собственности доверительных фондов, и в то же время - всего 0,5% собственности в виде личных домов, 0,8% бессрочных вкладов и наличности. 2,2% - в виде товаров длительного пользования. Иными словами, по "обычному" имуществу отрыв американских миллионеров от остальной части населения своей страны был вполне сопоставим с неравенством между "сверхобеспеченными" и остальными гражданами и нашей стране.

Да и по накопленным денежным сбережениям мы не можем похвастаться большим равенством. В 1986 г. средняя величина вклада составляла 1361 руб. Однако если учесть, что 7 из 8 граждан нашей страны вообще не имеют окладов, то средний размер сбережений составил уже около 7 тыс. руб. (в 1987 г. около 8 тыс. руб.). Кроме того, среди самих вкладчиков наблюдается очень сильное неравенство. Ведь в их числе находятся многочисленные контингенты трудящихся, которые получают зарплату и пенсию через сбербанки.

Особое место в распределении населения по уровню жизни занимает довольно многочисленная категория граждан, которая по доступу к качественным товарам и услугам тяготеет к верхней группе. Сюда входят работники торговли и общественного питания, материально-технического снабжения и сбыта, заготовок, жилищно- коммунального хозяйства. Всего около 17 млн. чел., или 6% населения страны.

О том, как дефицит превращается в личные блага для лиц, его контролирующих, говорят данные выборочных обследований Госкомстата: расходы торговых работников на 60% превышают их официальные доходы, в одной из республик 70% машин иностранных марок принадлежит работникам торговли и сферы услуг.

По своему имущественному статусу эти лица предположительно распределяются следующим образом: одна десятая, или 1,7 млн. чел., относится к группе "богатых", две пятых, или 6,8 млн. чел., - к "среднему классу", остальные 8,5 млн. чел. - к верхней части малообеспеченных.

Таким образом, социально-имущественная пирамида в Советском Союзе выглядит так: "богатые" - 2,3% всех семей (из них всего у 0,7% доходы и имущество имеют законные источники), среднеобеспеченные слон - 11,2% семей, половина из которых достигла достатка на дефиците, бедные - 86,5%.

Такое распределение очень условно и удовлетворяет лишь одному требованию: оно соответствует критерию абсолютного уровня потребления личных благ, пусть хоть и отдаленно, но приближающегося к международным стандартам.

Если принять во внимание только личную собственность, имеющую потребительскую ценность (без капитала), то соответствующая структура в Соединенных Штатах будет выглядеть так: 3% богатые. 17% - обеспеченные. 60% - средние и 20% - малообеспеченные. Приблизительно такая же картина наблюдается и по другим развитым странам.

Степень имущественного неравенства у нас значительно выше, чем в развитых странах. Основная причина - гипертрофированные масштабы малообеспеченности и рудиментарные размеры среднеобеспеченных слоев.

Построение здорового, справедливого социалистического общества немыслимо без устранения феодальных пережитков в "статусном" распределении благ. Развитие политической демократии в нашей стране создало бы предпосылки для полного хозяйственного расчета. Это в условиях социализма способствовало бы уменьшению границ как официальной имущественной элиты, так и подпольной бандократии, создало бы благоприятные условия для расширения социальной и политической базы обновленного общества - советского "среднего слоя".

А. ЗАЙЧЕНКО, кандидат экономических наук

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество