aif.ru counter
45

МНЕНИЕ. Важно помнить...

Интервью В. Е. Семичастного ("АиФ", 1989, N 20) подтверждает и без того очевидный факт - это не тот человек, который может дать правдивые свидетельства о том, "как смещали Н. С. Хрущева". Не в его это интересах

Интервью В. Е. Семичастного ("АиФ", 1989, N 20) подтверждает и без того очевидный факт - это не тот человек, который может дать правдивые свидетельства о том, "как смещали Н. С. Хрущева". Не в его это интересах.

Я кое-какие аспекты этого дела видел, кое-что знаю просто потому, что работал в это время в аппарате ЦК КПСС (в отделе, которым тогда руководил Ю. В. Андропов). Знаю, в частности, то, что это все-таки был "дворцовый переворот", и тогдашнее руководство Комитета государственной безопасности СССР играло в нем заметную исполнительскую роль. В день Пленума и последующие дни даже в здании ЦК КПСС мы все ощущали постоянный бдительный надзор его работников (как правило, это были слоняющиеся по коридорам молодые люди в штатском да усиленные наряды охраны в форме и штатском вокруг зданий и там, где проверяют пропуска). Роль Брежнева и Подгорного в смещении Хрущева общеизвестна. Но очень активны в практическом осуществлении тайного плана, несомненно, были А. Н. Шелепин и целая плеяда выпестованных им соратников по прежней работе в ЦК ВЛКСМ (тот же Семичастный, Н. Месяцев, тут же получивший назначение председателем Государственного комитета по радиовещанию и телевидению, и другие).

В общем, речь шла о заговоре (хотя он, видимо, отражал долго назревавшие антихрущевские настроения в партии и обществе, да и стал возможен благодаря им), и зря пытается т. Семичастный изображать его в виде акта, хотя бы более или менее соответствующего нормам партийной жизни. Да, решение было "освящено" Пленумом, но все было сделано до него, и участники Пленума, даже если бы они этого хотели, едва ли могли отказаться от того, чтобы послушно проштамповать решение.

Людей, близких к Хрущеву (тогдашнего редактора "Правды" Сатюкова, зятя Хрущева, редактора "Известий" А. Аджубея, председателя Гостелерадио Харламова и других), одного за другим накануне этой акции спровадили в загранкомандировки. Организаторы "смещения" загодя обеспечили себе поддержку не только КГБ, но и, как тогда утверждали знающие люди, влиятельных военных (в числе их были вскоре трагически погибшие в авиакатастрофе начальник Генерального штаба Вооруженных Сил Бирюзов и заведующий Отделом административных органов ЦК КПСС Миронов). И очень искусно в канун официального смещения Хрущева поставили под контроль главные средства массовой информации...

Еще раз повторяю - я не берусь при этом выносить суждение, полезным ли для партии и страны было смещение Хрущева или нет. С другой стороны, и новое руководство не имело программы, тем более единой программы, не производило впечатления созревшего для руководства. Тов. Семичастный в своих ответах на вопросы "забывает" упомянуть, что сразу после октябрьского (1964 г.) Пленума развернулись ожесточенные атаки на курс XX съезда партии, в частности, попытки реабилитировать Сталина, объявить "ревизионизмом" курс на мирное сосуществование, некоторые новые теоретические положения (об общенародном государстве, о КПСС как партии всего народа и др.).

Это все я пишу на основе фактов, известных как мне, так и многим другим, сегодня еще "функционирующим" людям. Очень скоро расхожей истиной стало и другое: что Шелепин и его группа (включая Семичастного) хотят власти. Собственно, смещение в 1967 г. усердно угодничавшего перед Брежневым Семичастного с поста председателя КГБ (на этот пост назначили Ю. В. Андропова), как и постепенное вытеснение Шелепина, ряда других, близких к нему людей, было связано именно с этим. Брежнев боялся, что против него готовится что-то подобное октябрьскому Пленуму, т. е. очередной переворот.

Я счел своим долгом написать это письмо по двум причинам. Во-первых, чтобы исправить ложные представления о важном событии в истории нашей партии и страны - смещении Н. С. Хрущева. И, во-вторых, потому, что нам важно помнить, что и после Сталина в нашей истории случались заговоры, события, не укладывающиеся в Конституцию и Устав партии. Наверное, это можно было рассматривать как часть наследия сталинщины. Перестройка, создание правового государства требуют, чтобы мы знали, что автоматически опасность таких авантюр не исключается. И, сохраняя бдительность, понимали, что нам еще надо трудиться над созданием политических механизмов, страхующих от чуждых социализму приемов политической борьбы.

Г. АРБАТОВ, академик, народный депутат СССР

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Как защитить мобильный телефон от мошенников?
  2. Что известно о Федоре Юрчихине, которого исключили из отряда космонавтов?
  3. Что известно о здоровье Анастасии Заворотнюк?