aif.ru counter
52

В АФГАНСКОЙ АРМИИ СЛУЖАТ 60% ЧЛЕНОВ НДПА. Афганистан после нас

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17 29/04/1989

Прошло уже более двух месяцев после вывода Советских войск из Афганистана. Вопреки прогнозам многих западных экспертов Кабул не пал под ударами моджахедов "в считанные дни", как об этом многократно писалось, как не пал ни один из крупных афганских городов, включая Джелалабад, несмотря на многочисленные атаки объединенных сил оппозиции. И все же положение в Афганистане остается сложным, О нем корреспондент "АиФ" Д. МАКАРОВ беседует с членом Политбюро ЦК НДПА, заведующим Международным отделом ЦК НДПА Наджмуддином КАВИАНИ.

До 15 февраля оппозиция выступала против центрального правительства в Кабуле с двумя лозунгами: "Ислам в опасности" и "Прекратить оккупацию Афганистана советскими войсками". Лозунг "Ислам в опасности" народ не принимал и не принимает, так как правительство строит мечети, а душманы их разрушают. Что касается второго лозунга, то теперь и он перестал действовать. Народ устал от восьмилетнего кровопролития, тем более что нет уже иноверцев - русских, против которых надо вести священную войну "джихад".

И все-таки душманы утверждают, что будут продолжать войну до тех пор, пока не падет кабульский режим и не будет установлена новая власть. Однако этот новый лозунг не позволяет консолидировать противоборствующие силы.

Мало кто знает, что первое переходное правительство в Пешаваре было создано еще десять месяцев назад во главе с М. Мухаммад Шахом, но за все эти месяцы его так никто и не при знал, и оно было бесславно рас пущено. Теперь сформировано новое правительство, где президентом стал С. Муджаддеди, а премьер-министром - А. Р. Сайяф.

В течение двух недель они вели интенсивные переговоры и совещания, судили и рядили, кому какие посты занимать, но оппозицию им объединить так и не удалось. В пешаварское правительство не вошли представители "восьмерки" - восьми шиитских организаций, базирующихся в Иране, не представлены в нем и командиры партизанских отрядов, находящихся непосредственно в Афганистане и воюющих против правительственных войск.

- Исконное противоречие между боевыми командирами и "тыловыми крысами"?

- В какой-то мере да. Так называемых полевых командиров партизанских отрядов раздражает, что ими пытаются командовать из-за рубежа люди, которые за все годы гражданской войны так ни разу и не были в Афганистане, а их семьи купаются в роскоши, живя в США. Италии. Англии.

- Возможно ли реальное объединение оппозиционных организаций, входящих в "альянс семи", в целях свержении кабульского режима?

Думаю, что это нереально. И дело не только в том, что за каждой из них стоят разные страны: Пакистан, США, Саудовская Аравия, каждая из которых стремится навязать оппозиции свою волю. В Афганистане проживают семь больших национальностей, и все они имеют свои особенности. Каждая из организаций оппозиции представляет интересы только одной национальности или религиозной группы.

Попытки объединить "семерку" предпринимались западными правительствами неоднократно. Однако ни одна из оппозиционных организаций, будь то из "семерки" или "восьмерки", не пользуется влиянием во всем Афганистане, хотя каждая из них стремится непременно поставить своего руководителя на пост главы государства. На этот пост метит и ряд полевых командиров, и в то же время многие из них отказываются иметь дело с "семеркой". Весь этот клубок противоречий и не позволяет оппозиции объединиться.

- Однако, насколько известно, в рядах НДПА раскол на фракции "Парчам" и "Хальк" тоже до сих пор полностью не преодолен. Не повлияет ли уход советских войск на развитие центробежных тенденций в партии и государстве?

- НДПА действует в условиях отсталой восточной страны, где в некоторых местах сохранился еще родоплеменной строй, где рабочий класс составляет порядка 60 тыс. из более чем 20-миллионного населения страны. В таких условиях нашей партии, марксистской по своей идеологии, трудно было в прошлом сохранять единство. Дважды она раскалывалась, в последний раз 10 лет назад, и до недавнего времени последствия раскола были все еще ощутимы.

Уход из Афганистана советских войск помог всем членам партии сплотиться под лозунгом защиты власти. Если нынешнее правительство падет, партия будет уничтожена физически. Поэтому каждый партиец понимает, что для того, чтобы успешно обороняться, единство необходимо как воздух. Кроме того, НДПА теперь все больше поддерживает народ, и прежде всего городское население.

- Чем это объясняется?

- Несколько месяцев назад отрядами мятежников на три дня был захвачен город Кундуз. После того как правительственным войскам удалось их оттуда выбить, город было просто не узнать: дома и лавки были разграблены, жители подверглись насилию и издевательствам. Моджахеды вошли в него не как освободители, коими они тщились себя показать, а как обычные мародеры с автоматами в руках и мешками для добычи за спинами. Урок Кундуза не прошел даром, именно поэтому так отчаянно сопротивляется сейчас Джелалабад.

- То есть вы хотите сказать, что за НДПА прежде всего идет городское население?

- Думаю, что так. Если быть откровенным, то и горожане не все поддерживают НДПА; но и душманы в качестве альтернативы для них тем более неприемлемы. Оппозиция олицетворяет все темные силы, все мракобесие, которое никак не вяжется с современной жизнью. Оппозиция, например, под знаком ислама выступает против распространения в стране телевидения, против того, чтобы женщины работали или учились. А ведь только в одном Кабуле 260 тыс. девушек учатся, и их родители хотят, чтобы они продолжали учиться. Недавно же один из лидеров оппозиции Гульбеддин Хекматиар заявил, что, когда Кабул будет взят, с учебой или общественной деятельностью женщин будет покончено.

А НДПА, если хотите, единственная общеафганская организация, в рядах которой есть представители всех национальностей. Ее численность - 200 тыс. человек. Наша партия насчитывает 24-летнюю историю, из них 10 лет пребывания у власти. За эти годы мы совершили немало серьезных ошибок, и 40 тыс. членов НДПА заплатили за них своей жизнью, но все ошибки подвергаются сейчас беспощадному анализу.

Сейчас деревня затаилась в ожидании, устоит или нет центральная власть. Если мы продержимся еще 2 - 3 месяца, деревня поймет, что город может обойтись без нее, но обойтись без города, без товарообмена с ним деревня долго не сможет.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы