aif.ru counter
30

В 1987 г. СОВЕТСКО-ЮЖНОКОРЕЙСКАЯ ТОРГОВЛЯ СОСТАВИЛА 200 МЛН. ДОЛЛАРОВ. Торговать с "драконом"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11 18/03/1989

Юг Кореи... Как удалось бедной, разрушенной войной вчерашней колонии вырваться в авангард "новоиндустриальных стран"? Что толкает южнокорейские деловые круги к поиску путей сотрудничества с миром социализма? И, наконец, каковы возможности нашего партнерства? На эти и другие вопросы отвечает научный сотрудник Института экономики мировой социалистической системы АН СССР Г. ТОЛОРАЯ.

ОЛИМПИАДА-88 открыла советской аудитории динамичную, своеобразную страну, которую у нас долгое время "не замечали" или рисовали лишь черной краской.

Однако мы мало знакомы с осязаемыми успехами Южной Кореи, страны, входящей в четверку "восточноазиатских драконов". Уже давно приобретшая статус "новоиндустриальной", она поставила перед собой амбициозную задачу еще до конца века присоединиться к "клубу" высокоразвитых государств. Прошлый опыт свидетельствует, что эти планы не из категории построенных на песке: объем национального продукта вырос с 1962 по 1988 г. в 65 раз, а в душевом исчислении - с 87 до 3,6 тыс. долл.

В ЧЕМ СЕКРЕТ УСПЕХА?

На Западе экономические успехи Южной Кореи сводят к эффективному использованию иностранной помощи и капитала плюс к ориентации производства на внешний рынок, т. е. к глубокой интеграции в мировое хозяйство. Это отчасти так, но вряд ли такая политика дала бы плоды без многолетних, самоотверженных усилий населения решающего условия прорыва из отсталости. Трудолюбие, дисциплинированность трудового человека г. Южной Корее сочетается с жестким лимитированием потребления; в среднем, по официальным данным, корейцы работают 54,3 часа в неделю (а по данным оппозиции даже 73), тогда как зарплата в 9-10 раз ниже, чем в США, в 4-5 - чем в Японии.

Вряд ли справедливо умалчивать об организующей силе государственно-монополистических структур, прежде всего национальных финансово-промышленных групп - "чэболь" - в деле капиталистической модернизации. В середине 80-х годов они обеспечивали 2/3 производства, почти 3/4 экспорта, а на мировой арене крупнейшие южнокорейские корпорации - "Самсон". "Хендэ", "Тэу", "Лакки-Голдстар" буквально "наступают на пятки" в ряде отраслей старым монополиям американского, европейского и японского происхождения. Сегодня в списке ведущих 500 компаний мира - 11 южнокорейских, причем 4 из них - в первой сотне.

Вывоз главным образом готовых промышленных изделий остается основным стимулом роста производства. Благодаря этому Южная Корея заняла 12-е место в списке торговых держав капиталистического мира (а скоро, по прогнозам, войдет в десятку ведущих), а объем экспорта в 1988 г. превысил 60 млрд. долл.

"Ниша" Южной Кореи в мировых товаропотоках пока остается довольно определенной; это главным образом потребительские товары среднего по мировым стандартам уровня качества и весьма умеренной цены. Правда, трудно сравнивать дешевый текстиль, обувь, парики и фанеру, которые были основой экспорта в 60-е годы, с тем, что страна предлагает мировому рынку сегодня: это автомобили, суда, микроэлектронные компоненты, видео-, теле-, радиоаппаратура, компьютеры... Профиль взаимодействия с мировым рынком все больше смещается в сферу высокосложных технологий: доля в экспорте высокотехнологичных товаров растет. В 90-е годы, например. Южная Корея станет третьим в мире поставщиком продукции микроэлектроники.

Благодаря ускоренному притоку экспортных поступлений, а также увеличению зарубежных активов, страна расстается с сомнительной славой "чемпиона" по внешнему долгу и становится нетто-кредитором.

НУЖДА В НОВЫХ ПАРТНЕРАХ

Беспокойство в стране вызывает не преодоленная до сих пор жесткая привязка к США - рынку сбыта, источнику сырья и капитала, а также Японии - источнику капитала, технологии, оборудования и комплектующих частей. В рамках капиталистического хозяйства, однако, возможности маневра Южной Кореи ограниченны: сильны защитные барьеры рынков европейских стран, лимитирован платежеспособный спрос развивающихся стран, трудно найти альтернативу американской и японской технологии, традиционным сырьевым источникам.

Именно поэтому с начала 80-х годов деловые круги все чаще обращают взоры к социалистическим странам. Общее потепление международного климата, развязка казавшихся неразрешимыми противоречий создали условия для перевода этого интереса в практическую плоскость. В Южной Корее заинтересованы в освоении нового емкого рынка, в получении доступа к более выгодным источникам сырья и средств производства, в использовании научно-технического потенциала стран социализма.

До середины 80-х годов такое сотрудничество существовало на "неофициальной" основе, причем наиболее далеко в нем продвинулся Китай: оборот его торговли с Южной Кореей в 1988 г. превысил 2 млрд. долл. В Южной Корее говорят о своего рода "китайской лихорадке". охватившей бизнесменов, стремящихся освоить новый рынок, который многие считают третьим по значению.

Перспективы подключения к сотрудничеству с Южной Кореей других социалистических стран еще не столь определенны, хотя Венгрия уже обменялась с Сеулом официальными торговыми и дипломатическими представительствами (быть может, как считают в КНДР, несколько поспешно).

Товарооборот с восточноевропейскими странами оценивался в 1987 г. всего в 200 млн. долл. и не носил систематического характера. Более перспективен, очевидно, не простой товарообмен, а участие южнокорейских фирм в создании совместных предприятий в социалистических странах.

СССР - ЮЖНАЯ КОРЕЯ

Интерес южнокорейских фирм к нашему рынку очень велик, что в немалой мере связано со структурной и технологической взаимодополняемостью хозяйств. У нас, как известно, слабо развит комплекс потребительских отраслей как раз то, что составляет сердцевину международной специализации Южной Кореи. С другой стороны, у нас развита база выпуска продукции производственного назначения, в которой нуждаются "верхние этажи" производства в Южной Корее, а также богатый потенциал невнедренных научно-технических идей, на которые испытывают голод южнокорейские фирмы.

Потенциал сотрудничества велик, а реальность современного международного обмена такова, что он не мог полностью находиться под спудом и в прошлом, по оценкам, в 1987 г. взаимная торговля через посредников составила 200 млн. долл., включая с советской стороны уголь, рыбу, химическое сырье, с корейской - металлоизделия, электронику и др. Понятно, что такая схема двустороннего разделения труда не слишком прогрессивна; именно поэтому большие ожидания следует возлагать на производственное сотрудничество, которое сегодня пока еще находится в зачатке. Согласованы, например, проекты совместного производства пушно-меховых изделий с рядом крупных фирм ("Хендэ", "Тэу", "Самсон"), обсуждаются возможности строительства гостиниц, сотрудничества в области электроники, на транспорте и др.

Советские суда заходят сегодня в южнокорейские порты и ремонтируются на верфях страны; обсуждаются планы сотрудничества в добыче и переработке морепродуктов.

Все это только начало. Южнокорейские предприниматели проявляют большой интерес к участию в освоении Сибири и Дальнего Востока. Многообещающим представляется сотрудничество (в том числе с выходом на рынки третьих стран) в тех сферах, где Южной Кореей набран солидный мировой опыт: электронике, текстильной и обувной промышленности, судоремонте, морском промысле, строительстве, туризме... В целях содействия этим процессам в декабре 1988 г. заключено соглашение о сотрудничестве между Корейской корпорацией содействия торговле и Торгово- промышленной палатой СССР. предусматривающее, в частности, взаимный обмен представительствами этих организаций. Подчеркнем, что речь идет о неполитических контактах. Однако налаживание экономических связей является хотя и первым, но существенным шагом в устранении взаимного недоверия.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы