359

ТРЕБОВАТЬ, ЧТОБЫ ВСЕ ЧЛЕНЫ ЦК ДУМАЛИ ОДИНАКОВО, ПИСАЛ ЛЕНИН, ЗНАЧИЛО БЫ ИДТИ К РАСКОЛУ. Внутрипартийная демократия при Ленине

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10 11/03/1989

Наш корреспондент И. СОЛГАНИК беседует с профессором, доктором исторических наук В. ЛОГИНОВЫМ.

- Мы сегодня говорим о возвращении к ленинским нормам партийной жизни, но при этом не представляем себе, каковы были эта нормы, поскольку ленинизм дошел до нас в сталинской интерпретации. Мой вопрос - каков был облик партии при Ленине, ленинские нормы партийной жизни?

- Со времени выпуска "Краткого курса истории ВКП(б)" прошло уже достаточно много лет. И тем не менее те схемы и догмы, которые в нем были сформулированы, оказались очень живучими.

В частности, когда мы говорим об облике партии в дооктябрьский период, то представляем себе некую глубоко законспирированную, жестко централизованную организацию, где высшей добродетелью ее членов является непримиримость к любому "инакомыслию" и безоговорочное послушание "верхам". В общем, что-то в духе "Ордена меченосцев", "Бесов" Достоевского или современных детективов о мафии...

Но партия никогда не смогла бы встать во главе масс, повести их на борьбу за демократию, если бы сама не была образцом внутреннего демократизма.

- Но в то же время взять власть в свои руки партия не смогла бы, если бы не была централизованной, с железной дисциплиной. И Ленин, насколько известно, выступал за централизацию руководства партии, утверждал, что "децентрализация вредна в революционной работе при самодержавии". Нет ли здесь противоречия, может ли партия быть одновременно и централизованной, и демократичной?

- Да, нелегальные условия заставляли усиливать централизацию. Но именно большевики понимали ее опасность. Причем не только в смысле подавления инициативы, активности местных организаций, но и опасность для самих "верхов". "Строгая централизация, - писал Ленин, - слишком легко может погубить дело, если случайно в центре окажется наделенное громадной властью неспособное лицо". Значит, необходим механизм, обеспечивающий партийной массе - даже в условиях централизации - такую, возможность воздействия на "верхи", которая могла бы завершиться либо нормальным переизбранием, либо, как писал Ленин, "свержением совершенно неспособной власти".

Так было в 1904 г., когда ЦК и редакция "Искры" оказались в руках меньшевиков. Общепартийная дискуссия показала, что большинство партии не разделяет позиций ЦК и ЦО. Это и дало большевикам политическое и моральное право начать борьбу против официальных "верхов" партии, создать Бюро комитетов большинства, взявшее на себя функции ЦК, выпустить новую газету - "Вперед", а затем созвать новый съезд РСДРП.

Такого рода механизм создавала прежде всего гласность. В партии шли постоянные дискуссии о стратегии и тактике, формах и методах борьбы. Гласность ломала и политическую "анонимность" руководства. Не безликий, восседающий на небесах ЦК руководил партией, а хорошо известные ей лидеры, приобретавшие авторитет не в силу занимаемого ими поста, а занимавшие данный пост в силу своего личного авторитета. И Ленин считал обязательным, чтобы "вся партия... видела перед собой, как на ладони, всю деятельность каждого кандидата на этот высокий пост, чтобы она ознакомилась даже с их индивидуальными особенностями, с их сильными и слабыми сторонами, с их победами и "поражениями". "Естественный отбор" полной гласности, выборности и всеобщего контроля обеспечивает то, что каждый деятель оказывается в конце концов "на своей полочке"...

Ну а что касается плюрализма мнений в партии, то приведу лишь один эпизод. На Апрельской конференции РСДРП (б) в 1917 г. один из делегатов, исходя из того, что Каменев резко выступал против ленинских тезисов, отвел его кандидатуру при выборах в ЦК. "В нем нет той кристальности, - сказал он, - нет той выдержки, которая требуется от вождя РСДРП".

Ему ответил Ленин: споры при выработке партийного курса вполне естественны и полезны. "То, что мы спорим с т. Каменевым, дает только положительные результаты... так как дискуссии, которые веду с ним, очень ценны. Убедив его, после трудностей, узнаешь, что этим самым преодолеваешь те трудности, которые возникают в массах".

Что было после Октября? Вы помните, какую отчаянную борьбу вел в 1918 г. Бухарин, стоявший во главе "левых коммунистов". На VII съезде, где Ленин подверг критике его позицию, Бухарин потерпел поражение и остался в меньшинстве. И все-таки он был избран в состав ЦК партии. Когда же Бухарин, ссылаясь на свои разногласия с большинством, отказался работать в ЦК, Ленин настаивал... Прислушайтесь к его аргументам: требовать, чтобы все члены ЦК думали одинаково, имели одно и то же убеждение, - так считать, значило бы идти к расколу... Товарищи могут защищать свою точку зрения, не выходя из Центрального Комитета".

- Хочу задать вопрос, напрямую связанный с обсуждаемой нами темой внутрипартийной демократии: насколько демократично проходили выборы на съезды партии?

- Рассмотрим, как выбирали делегатов на Х съезд РКП(б). Вы помните, что накануне его в партии прошла дискуссия. Сложилось несколько альтернативных идейных платформ: ленинская "платформа десяти", платформы "Рабочей оппозиции", Троцкого, Бухарина, Сапронова. И выборы делегатов на Х съезд шли по этим платформам, то есть представители каждой группы выезжали в местные организации, где выступали с защитой своих взглядов. И голосование шло за представителей определенной платформы.

Когда сегодня мы говорим о внутрипартийной демократии, то нередко проблема сводится к необходимости иметь на выборах минимум две-три кандидатуры. Но чем они будут отличаться друг от друга? Тем, что один - брюнет, а другой - блондин? Видимо, различие должно быть прежде всего в конкретной политической позиции.

Именно так и выбирали делегатов на Х съезд. Итог известен: ленинская платформа сплотила на съезде большинство делегатов.

Выступая на съезде, Ленин нещадно критиковал "Рабочую оппозицию" (Шляпникова, Кутузова), Троцкого, Бухарина. Он указывал на ошибочность и политическую опасность их взглядов.

Но вот начинаются выборы, и Троцкий, Бухарин, Шляпников, Кутузов избираются в состав ЦК. Поддерживая, в частности, избрание в ЦК лидеров "Рабочей оппозиции", Ленин говорил: да, их теоретические взгляды ошибочны, но они справедливо критиковали ЦК за недостаточную, плохую борьбу с бюрократизмом. Значит, надо выбрать их в ЦК, чтобы они боролись с бюрократизмом хорошо.

- Но на том же Х съезде РКП(б) была принята резолюция "О единстве партии", которая запрещала фракции и группировки - то есть, по сути, запрещала в партии инакомыслие. Не с этого ли момента начались гонения на инакомыслящих - и в партии, и в стране, продлившиеся долгие годы?

- Вот видите, нам так преподносили Х съезд партии, что в голове только и осталась "резолюция о единстве", причем в ее сталинской трактовке: единство равнозначно запрещению фракций, равнозначно запрещению всякого "инакомыслия"...

Но давайте прочтем другой документ того же Х съезда - резолюцию по организационным вопросам. В ней говорилось, что за годы войны вынужденная крайняя централизация все более развивала тенденцию к бюрократизации партийной жизни, что система администрирования и командования зачастую принимала "извращенные формы ненужного нажима", а привилегии стали почвой для различного рода злоупотреблений, что все это, вместе взятое, ведет к "ослаблению духовной жизни партии" и отрыву от масс.

И вот, начиная с помощью нэпа перестройку жизни всей страны, партия начинает ее с себя. Путь - самое широкое развитие внутрипартийной демократии.

В той же резолюции Х съезда говорилось: под внутрипартийной демократией имеется в виду такая организационная форма, которая обеспечивает всем членам партии, вплоть до самых отсталых, активное участие в жизни партии, в обсуждении и решении всех вопросов без изъятия. Методами работы являются прежде всего методы широких обсуждений, дискуссии с полной свободой внутрипартийной критики, постоянный контроль со стороны общественного мнения партии за работой руководящих органов и постоянное деловое взаимодействие между ними и всей партией в целом.

- Тем не менее этим тезисам Бухарина противоречила предложенная Лениным резолюция "О единстве, партии".

- Почему же? Запрещение фракций и группировок - это не запрещение дискуссий и выработки платформ, расходящихся со взглядами большинства ЦК и предлагающих альтернативные решения. Запрещалось создание фракционной организации внутри партийной организации, со своим печатным органом, своей фракционной дисциплиной, своими членскими взносами.

- Но ведь бухаринская группа, "Рабочая оппозиция" в таком понимании фракциями не были. Зачем тогда было принимать резолюцию против фракционности?

- Некоторые из этих групп стали проявлять тенденцию к фракционности. И потом, не забудьте, это был 1921 год. Мы переживали острейший кризис- политический, экономический, идеологический. Раскол партии, которым грозит фракционность, был в этих условиях крайне опасен.

Впрочем, Ленин и тогда был против расширительного толкования фракционности. Так, он решительно отверг предложение об отмене выборов на съезд по платформам, которое аргументировалось тем, что раз "единство", то, стало быть, должна существовать одна платформа - ЦК партии. А что, если повторится брестская ситуация, когда большинство ЦК было не право? "Вы ручаетесь, - говорил Ленин, - что не может быть таких вопросов? Ручаться нельзя... Если те обстоятельства вызовут коренные разногласия, можно ли запретить вынесение их на суд всей партии? Нельзя!"

- Но в то же время в 20-е годы, когда в партии шли споры о единоначалии и коллегиальности, Ленин защищал единоличный принцип управления вместо коллегиального. Напомню, Ленин говорил, "...что советский социалистический централизм единоличию и диктатуре нисколько не противоречит, что волю класса иногда осуществляет диктатор, который иногда один более сделает и часто более необходим".

- Сегодня буквально повальным увлечением стало выдирание тех или иных цитат для того, чтобы доказать, что именно Маркс и Ленин повинны в дефиците стирального порошка. Я говорю это не в защиту "святости" основоположников. От того в их трудах, что отжило свой век или не оправдало себя, надо безоговорочно отказываться. Но перед этим неплохо было бы еще раз перечитать их труды, чтобы понять метод анализа, всю систему взглядов.

Да, в 1918 г., в условиях начинавшейся гражданской войны, в "Очередных задачах Советской власти" Ленин пишет: "Что диктатура отдельных лиц очень часто была в истории революционных движений выразителем, носителем, проводником диктатуры революционных классов, об этом говорит непререкаемый опыт истории".

Что это - философия и оправдание "культа личности"?

Но прочитайте внимательно ленинскую мысль до конца: "Чем решительнее мы должны стоять теперь за беспощадно твердую власть, за диктатуру отдельных лиц для определенных процессов работы, в определенные моменты чисто исполнительских функций, тем разнообразнее должны быть формы и способы контроля снизу..." Вы видите: контроль за диктатурой снизу. Зачем? Ленин отвечает: "чтобы парализовать всякую тень возможности извращения Советской власти...".

Надо понять, что Ленин не формулирует здесь неких "общих истин". Он говорит о периоде войны и разрухи, о единоначалии в конкретной ситуации. И вот вам пример.

Среди тех, кто выступал против единоначалия, был А. И. Рыков. Ленин спорил с ним, доказывал... Помогало мало. Но вот Рыкова назначили руководителем организации, ведавшей снабжением Красной Армии. И тут "истинный демократ" создал такую диктатуру в деле снабжения, которая не снилась никому из его предшественников. Потому что сразу понял, что вопрос о своевременной доставке сражающимся частям боеприпасов и обмундирования - не тот, по которому можно вести демократические дискуссии. В этом деле необходима железная дисциплина, ибо идет война.

Но когда Сталин в совершенно иных условиях, ссылаясь на Ленина, установил личную бесконтрольную диктатуру над партией и страной, он не следовал Ленину, а извращал его в принципе.

В сегодняшних спорах о проблемах социалистической демократии, к сожалению, есть элемент абстракции. Нельзя сводить проблему к альтернативе: либо демократия, либо диктатура, не раскрывая их существа. В определенных конкретных условиях может существовать вполне демократическая временная диктатура, и, наоборот, многие формы демократии могут и порождать отчуждение народа от власти, и создавать вполне благоприятные условия для вызревания антинародной диктатуры.

Веймарская республика в Германии считалась одним из самых правовых государств в мире. Со свойственной им дотошностью и пунктуальностью немецкие юристы написали целые тома законов, которые, казалось бы, предусмотрели все - и разделение власти, и функции их, и контроль... Но это не помешало Гитлеру прийти к власти, причем демократическим путем - в результате всеобщего голосования. Мало того. придя к власти, он прекрасно использовал ту же веймарскую конституцию в своих целях.

Полагать, что демократия есть некий универсальный механизм, способный раз и навсегда гарантировать нам все права и свободы, защитить от угрозы антинародной диктатуры, - иллюзия. Демократия лишь облегчает условия для борьбы, а ее исход решается реальным соотношением сил и энергией самих масс. Значит, единственная гарантия - это мы сами.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество