aif.ru counter
61

ИНФЛЯЦИЯ В СССР ПРОЯВЛЯЕТСЯ НЕ СТОЛЬКО В РОСТЕ ЦЕН, СКОЛЬКО В ПОЯВЛЕНИИ ДЕФИЦИТА ТОВАРОВ. Могут ли быть деньги "лишними"?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3 21/01/1989

Какова финансовая ситуация сейчас в стране? Этот вопрос не случаен, он чаще других встречается в редакционной почте, сигнализируя и о беспокойстве людей, и об ухудшении качества товаров и о надоевшем дефиците, и о падении доверия к рублю.

Наш корреспондент Н. ЖЕЛНОРОВА попросила прояснить картину директора Института экономики мировой социалистической системы АН СССР академика О. Т. БОГОМОЛОВА.

- Олег Тимофеевич, очень "простой" вопрос: почему наш рубль обесценивается?

Превышение платежеспособного спроса населения над предложением товаров и услуг на рынке нынче очень значительное. Переполнение каналов обращения бумажными деньгами, называемое инфляцией, сопровождается падением их покупательной способности. В наших условиях инфляция проявляется не столько в росте цен, сколько в возникновении дефицитов, исчезновении самых необходимых товаров, в разрушении рынка. Этому сопутствуют спекуляция, взяточничество, подкуп должностных лиц, ведающих распределением дефицитных благ (коррупция), возникновение организованной преступности. Без анализа масштабов и причин этих явлений сложно предложить средства противодействия.

- Каковы масштабы инфляции, которая "обнаружилась" у нас?

Мы всегда связывали социализм с плановым воздействием на экономические процессы, поэтому считали инфляцию нам чуждой. Регулировать эти процессы, предотвращать нежелательное их течение - этому уже научился капитализм. Возьмите США. Деятельность администрации Рейгана свела инфляцию к минимуму, к 1,5 2%, после того как она выражалась двузначными цифрами.

Что же касается нашей административной системы управления, то многие процессы по существу развивались "в плановом порядке" неуправляемо, то есть стихийно. Отсюда инфляция, хронические дефициты.

По моим расчетам, на будущий год дефицит бюджета будет составлять 100 млрд. руб. Это 11% от валового внутреннего продукта или 20% от расходной части госбюджета. Немногие страны имеют такой дефицит.

- А США? Ведь там колоссальный дефицит бюджета?!

- Да, это одна из самых больных точек американской экономики, но там дефицит составляет 3- 4% от валового внутреннего продукта, а у нас - 11%. Наш бюджет, как теперь за является официально, очень дав но страдает дефицитом. Здесь несколько причин: снижение цен на нефть, антиалкогольная кампания, Чернобыль, неотложные социальные задачи. Если все это сложить, получится около 100 млрд. рублей, которые лишь в небольшой части были компенсированы увеличением доходов бюджета.

- Как же все-таки балансируется бюджет?

- Известны только два источника покрытия бюджетного дефицита, если не считать увеличения доходной и сокращения расходной части бюджета, что пока нам не удается осуществить в ощутимых размерах. Это выпуск в обращение новых денег и получение государством кредитов у банков (рост внутреннего и внешнего государственного долга).

- Точно так же эти процессы регулируются и на Западе? Как, скажем, Америка справляется с бюджетным дефицитом?

- Да, так же, но имеются различия между нами и капиталистическими странами. Долг у правительства США перевалил, например, за 1 триллион долларов. Кредиторами выступают американские и иностранные банки, фирмы, частные лица.

Наше правительство тоже берет деньги взаймы прежде всего в своем государственном банке, у населения, иногда у иностранных банков и правительств. Но отличие заключается в том, что кредитные ресурсы, привлекаемые американским правительством, имеют реальное товарное обеспечение: на заемные деньги можно купить что угодно, рынок завален товарами, а получаемые нашим бюджетом взаймы от Госбанка и населения деньги не имеют полного товарного обеспечения, оказываются часто пустыми.

У нас сейчас в Сбербанке хранится 280 млрд. рублей, плюс примерно одна треть этой суммы - в виде наличных денег - находится на руках у населения. Итого 360-370 млрд. рублей. Эта сумма представляет собой долговое обязательство государства перед населением.

- А в сфере безналичных расчетов можно ли говорить об излишке денег, ведь здесь денежные купюры заменяют банковские записи на счетах предприятий, колхозов, учреждений?

- К сожалению, и здесь имеет место инфляция. Денежно- кредитные ресурсы намного превышают материальные, их часто невозможно превратить в нужные блага. Откуда же появляются необеспеченные деньги на банковских счетах? Их источник - банковский кредит. Он из года в год щедро предоставляется на покрытие бюджетного дефицита без надежды на возврат. А сколько миллиардов рублей, полученных в кредит колхозами, были потом списаны из-за полной бесперспективности их погашения. И банк наш при этом не обанкротился. Денег обычно хватает, а вот "лимитируют товарные фонды", строительные мощности.

- Но в то же время на базах, складах, практически на каждом предприятии есть масса запасов - на "черный день".

- Да, запасов в народном хозяйстве примерно на 470 млрд. рублей. Но мы не знаем, соответствует ли эта сумма реальным ценностям, потому что многие из них значатся на балансах, а на самом деле их, возможно, давно уже в природе нет. Во-вторых, их трудно "вытащить" с предприятий, вовлечь в рыночный оборот.

- Но что же нужно сделать, чтобы предприятиям захотелось самим избавиться от сверхнормативных запасов?

- Нужны настоящий хозрасчет, более строгая кредитная политика банков, более высокий процент за пользование кредитами. Сегодня предприятия получают кредиты под очень низкий процент, фактически - бесплатно. Если бы они платили более высокий процент, они бы задумались: а надо ли столько иметь и хранить?

- И насколько "легче" стал рубль?

- В результате объявленного и скрытого роста цен наш рубль по сравнению с 60-ми годами стал почти вдвое дешевле, иными словами жизнь стала значительно дороже. Чуть меньше, но такой же рост цен происходит и в сфере безналичного обращения.

- В чем, на ваш взгляд, основная причина такого тревожного положения?

- В некомпетентности экономического руководства со стороны ряда ведомств: непонимание остроты проблем, привычка к тому, что всего можно достичь волевыми решениями, невладение рыночными регуляторами. Отрицая рынок, мы оказались бессильными перед его объективными законами, неспособными воздействовать на него. К тому же сфера государственных финансов и денежного обращения оказалась подведомственной аппарату, который принимал решения, затрагивающие все население, практически за его спиной.

- Итак, Олег Тимофеевич, давайте определим четче: что собой представляет инфляция?

- Инфляция представляет собой один из видов невидимого налога на население. Сколько миллиардов излишних денег будет выпущено в обращение, фактически столько будет и изъято из кармана потребителя. Он это ощутит не сразу, не прямо (цены все якобы стабильны), но денег оказалось больше, и население начинает незаметно переплачивать.

- Какой у нас сейчас уровень инфляции?

- Ее нельзя измерять только индексом роста цен. Цены у нас контролируются, и поэтому их рост сдерживается. Буйство инфляции проявляется в исчезновении с рынка товаров. в нарастании трудностей их "доставания". По оценкам исследователей, ежегодный рост цен составляет 5-7% (соответственно в безналичном и наличном каналах) ежегодно. Это не так много. В Югославии, например, цены растут на несколько сот процентов в год, в Венгрии около 17% в 1988 году, в Польше в том же году около 60%. Китае - около 25%. Галопирующая инфляция в Югославии уравновешивает спрос и предложения на потребительском рынке, он представляет собой картину изобилия.

Если не справиться с инфляцией, не оздоровить финансовую ситуацию, то вся наша экономическая реформа обречена на неудачу.

- Легко сказать, а как это сделать?

- Половинчатыми мерами положение не исправить. Пока не удастся существенно поднять эффективность народного хозяйства, возможности увеличения бюджетных доходов останутся весьма скромными. Я исключаю такой простой путь, как перекладывание на плечи трудящихся издержек бесхозяйственности, порождаемой административной системой управления. Повышение налогов, цен, принудительные займы у населения, денежная реформа - неприемлемые способы пополнения государственной казны. Это не означает, что в принципе исключается всякая коррекция розничных цен, налогов.

Сегодня выход надо искать главным образом в сокращении государственных расходов. Огромные затраты на оборону разорительны для экономики, их необходимо снижать, используя для обеспечения безопасности более дешевые как военные, так и особенно политические средства. И мы здесь сделали первые важные шаги, приступили к перепрофилированию ряда военных производств в гражданские, к конверсии.

Другое соображение - наши технические возможности и амбиции, оборачивающиеся порой многомиллиардными капиталовложениями, надо в большей мере сообразовывать с народным карманом. Не обязательно быть первыми на Марсе, когда в магазинах шаром покати.

Престижные стройки, окупающиеся за многие десятилетия, прокалывание бесполезных каналов, разрушающая природу и не приносящая обещанной отдачи мелиорация, миллиарды рублей, омертвленные на долгие годы в незавершенных стройках, разбухший до неприличия бюрократический аппарат, беспримерные потери и порча сельскохозяйственной продукции, неоправданные дотации убыточным предприятиям и т. д. - вот области, где можно сэкономить немалые государственные деньги, сократить бюджетные расходы.

Но, конечно, в борьбе с инфляцией еще важнее расширить предложение товаров. На потребительском рынке неудовлетворенный спрос оценивается различными специалистами суммой от 70 до 150 млрд. рублей. Эти деньги давят на рынок, дезорганизуют его, ищут товарного покрытия. Государству надобно бы отоварить их и изъять из оборота, что радикально оздоровит рынок и денежное обращение. Словом, надо выплатить часть долга, взятого у народа.

- Задача в сегодняшних условиях совершенно невозможная...

- Кое-что уже делается: расширение мощностей легкой и пищевой промышленности, переключение ряда военных производств на выпуск оборудования для агропрома, перестройка аграрных отношений на принципах арендного подряда. Но надо подумать и о том, чтобы включить в рыночный оборот новые товары, те, которые мы по идейным соображениям изъяли из обращения, считая, что при социализме надо свертывать рынок, что развитие рынка чревато капиталистическим перерождением.

- О каких товарах может идти речь, когда все, что произведено, продается, если, конечно, не считать неликвидов?

- Пора начать включать в рыночный оборот жилье, землю, которая отводится под дома, дачи, садовые участки. Шире можно продавать кооперативным семейным коллективам мелкие предприятия, особенно тогда, когда они убыточны. Следует постепенно развивать рынок ценных бумаг: акций и облигаций. Он может поглотить часть накоплений предприятий, кооперативов, населения, если, конечно, ценные бумаги будут приносить их владельцам больший доход, чем вклады в Сбербанке.

Непросто переходить к рыночным отношениям в перечисленных сферах. Тут и идеологические догматы, и психологическая неподготовленность, и социальные трудности.

- Вы предлагаете продавать квартиры. А как быть малообеспеченным, каких у нас достаточно много?

- Низкодоходным слоям населения государство должно просто передать жилье в личную собственность. Тем, у кого средние доходы, - продать на особо льготных условиях. По многим соображениям важно сделать квартиросъемщика квартировладельцем. Он будет иметь в своей собственности жизненно важное благо, которое может продать, передать по наследству. Получение бесплатно или за небольшую цену жилья в личную собственность многим компенсирует потери, связанные с ростом цен, инфляцией и т. д.

- Тогда наше население, отличающееся большой консервативностью и с молоком матери усвоившее, что социализм - это бесплатное жилье, образование, здравоохранение, скажет: какой же это социализм, если за все надо платить?!

- Если социализм связывать только с бесплатностью жилья и других благ, например земли, тогда надо признать, что его нет в ряде стран. Например, в Венгрии, Югославии, Польше, где жилье и земля не являются в большинстве случаев общенародной собственностью.

Почему мы должны игнорировать естественное желание многих надежно владеть своим домом, землей под ним, квартирой, чтобы их можно было свободно передать родственникам, а не идти на ухищрения, обмены? Почему люди вечно должны зависеть от благорасположения государственных чиновников, унижаться, испрашивая у них улучшения своих жилищных условий?

Получение или покупка в личную собственность жилья позволила бы если не изъять из оборота десятки миллиардов рублей, то во всяком случае ограничить их использование. Это способно затормозить инфляционный процесс. К тому же наличие рынка жилья рационализирует его распределение. Сколько у нас площади пустует, сколько людей предпочли бы иметь более скромную площадь, а излишек продать или сдать в аренду.

Сказанное относится и к земельным участкам для дач, домов, возделывания садов, огородов. Пустующих земель у нас избыток, они не приносят дохода, зарастают. Почему, спрашивается, народная собственность превратилась в ничейную? Не лучше ли ее передать, продать тем, кто будет ее возделывать?

- А не получится ли так, что богатые (а у некоторых людей могут быть большие "нечестные" деньги) скупят всю продающуюся землю? Тем самым мы им сделаем огромный подарок, создав возможность для вложения капитала.

- Для подтверждения "заработанности" денег надо использовать декларации о доходах, как это делается во всем цивилизованном мире, вводить систему финансового контроля. Продажа части государственного земельного фонда позволит отоварить определенную сумму "лишних" денег.

- Какая, кстати, сумма денег сейчас находится в обращении?

- Эти данные, к сожалению, не публикуются, что вселяет тревогу, так как ситуация не находится под контролем ни Верховного Совета, ни общественности, хотя затрагивает интересы всего народа.

- Что еще можно предложить для оздоровления нашего денежного обращения?

- Переход к акционерной форме собственности на целый ряд предприятий. Выкуп предприятия самим его коллективом, выпуск акций, облигаций. То есть государство имеет возможность изъять немалую сумму денег из оборота, продав основные фонды тем, кто на них работает. "Ничейная" собственность обретает хозяина, из убыточных предприятия превращаются в прибыльные.

Государство, на мой взгляд, имеет возможность серьезно увеличить продажу населению стройматериалов, законсервировав часть бесперспективных строек, а также станков, машин, транспортных средств, помещений для кооперативной и индивидуальной трудовой деятельности.

Можно очень выгодно закупить за рубежом ряд видов бытовой техники, в том числе персональные компьютеры, видеомагнитофоны. При нынешней внутренней цене они дают колоссальную рентабельность. И во всех социалистических странах это делается.

- Но ведь считается, что у нас нет валюты для покупки импортных товаров.

- Да, наш платежный баланс дефицитен. Огромные деньги тратим на импорт зерна, проката, на то, что при разумной политике и экономических отношениях страна может производить сама. Покупаем за границей оборудование, которое годами не устанавливается, устаревает. Надо израсходовать часть валютных средств на покупку потребительских товаров. Ведь пока у нас валютная касса делится не по принципам эффективности использования, а по экономической силе отдельных министерств.

- Возможно ли улучшение финансовой ситуации в короткие сроки?

- Возможно, но для этого нужна сильная политическая воля. Надо отбросить многие предрассудки и действовать решительно, иначе мы столкнемся с колоссальными не только экономическими, но и социальными последствиями.

Равновесный рынок, в котором платежеспособному спросу населения противостоит соответствующее количество товаров и в нужном ассортименте, по существу, означает повышение жизненного уровня, или качества жизни, при тех же доходах населения - в 1,5 раза! Мы существенно облегчим нашу жизнь. Потому что сейчас это сплошная борьба с препятствиями, которые не понятны никому, кто живет в современном мире.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы