aif.ru counter
56

За август Прокуратурой СССР рассмотрено 3220 жалоб на приговоры судов. Право на обжалование

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42 15/10/1988

В редакционной почте "АиФ" значительную часть составляют разного рода жалобы, в том числе на решения судов, и сотрудники бюллетеня вынуждены пересылать сотни писем в органы прокуратуры. В результате - потеря времени, после чего у авторов писем зачастую возникает желание жаловаться еще раз, но уже на "АиФ".

Чтобы внести ясность в вопрос о порядке подачи и рассмотрения жалоб, наш корреспондент обратился к заместителю начальника управления Прокуратуры СССР по надзору за рассмотрением уголовных дел в судах Ю. КОРЕНЕВСКОМУ.

КОРР. Нам пишут, что, неоднократно обращаясь в суды и прокуратуру, люди не могут добиться пересмотра незаконных приговоров, защиты своих прав. Скажите, подтверждает ли это проверка жалоб?

Ю. К. Далеко не всегда. Если говорить о цифрах, то случаев, когда приговор действительно оказывается незаконным и прокуратура приносит протест, по сравнению с общим числом поступающих жалоб немного. Но это, разумеется, не успокаивает. За этими, пусть сравнительно небольшими цифрами - нарушение закона, людские судьбы.

В первом полугодии 1988 г. по протестам Генерального прокурора СССР и его заместителей отменены и изменены приговоры в отношении более чем 200 человек. Большинство этих людей, их родственники, адвокаты жаловались раньше в прокуратуру областей, краев, республик, но правильного решения там принято не было.

КОРР. Чем это объяснить?

Ю. К. Однозначно ответить трудно. Сказывается и недостаточно высокая квалификация, отсутствие необходимого опыта у некоторых работников, формальное отношение к доводам заявителей.

КОРР. Что же делается для правильного разрешения каждой жалобы?

Ю. К. Многое. И главное в том, что установлен порядок, при котором прокурор, к которому поступила жалоба, несет полную ответственность за квалифицированную, объективную проверку дела и принятие обоснованного, полностью соответствующего закону решения. Любая судебная ошибка, если она допущена, должна быть незамедлительно исправлена на месте. К сожалению, бывает и так, что для удовлетворения своих справедливых требований человеку приходится обращаться в столицу союзной республики, в Москву. Вышестоящий прокурор в случае принесения протеста на приговор обязан выяснить, почему это не было сделано на месте, и принять необходимые меры вплоть до решения вопроса об ответственности виновных.

Приказом Генерального прокурора СССР предписано, что решение об отказе в принесении протеста может и обязан принять лишь прокурор области, края, автономной республики, а в прокуратурах союзных республик и в Прокуратуре Союза ССР - прокурор или его заместитель.

При этом наличие отказа с их подписью служит основанием для рассмотрения жалобы вышестоящей инстанцией. Эти же должностные лица дают ответ заявителю. Такой порядок повышает уровень, на котором принимается решение, а значит, и ответственность за его обоснованность.

Строгие требования предъявляются и к содержанию ответов, которые направляются заявителям: в ответе должны быть убедительно обоснованы мотивы принятого решения, приведены конкретные доказательства, подтверждающие выводы суда, которые оспаривает заявитель, и опровергающие его доводы.

КОРР. Авторы многих писем указывают, что жалобы, которые они направляют в вышестоящие прокуратуры, снова пересылаются тем, на кого они жалуются. Почему?

Ю. К. Направление жалоб должностным лицам, действия которых обжалуются, запрещено законом. Не могу утверждать, что ни одного такого случая нет, но если есть, это именно случаи, а не система.

Дело в другом. Некоторые осужденные и их родственники, направляя жалобу сразу в прокуратуру союзной республики или даже в Прокуратуру Союза ССР, требуют, чтобы она была рассмотрена именно там, хотя прокурор области, края, автономной республики, в компетенции которого разрешение поставленного заявителем вопроса, решения по жалобе не принимал: к нему просто не обращались. Нередко в жалобах пишут, что "на месте ничего не добьешься". Бывают, конечно, случаи, когда у заявителя есть какие-то основания не доверять работникам той или иной прокуратуры, которые, скажем, отнеслись к нему формально, бюрократически. И если человек указывает конкретные факты, его просьба не направлять туда жалобу может быть учтена. Но нельзя, разумеется, все жалобы рассматривать только в центре.

Вышестоящие прокуроры обязаны принимать меры к улучшению деятельности подчиненных прокуратур, контролировать их работу, но не подменять их. Факты свидетельствуют, что прокуратуры республик, краев и областей выполняют большую работу по опротестованию неправосудных приговоров в порядке надзора. Я говорил уже, сколько таких приговоров пересмотрено по протестам Прокуратуры Союза ССР. Но по протестам местных прокуроров - почти в 50 раз больше.

Не могу не сказать, что иногда и сами авторы жалоб создают трудности для нас и, что самое главное, - для себя. Вот, смотрите, только что поступила жалоба почти на 20 страницах убористого рукописного текста. Чтобы только прочесть ее, нужно 2 - 3 часа. Конкретные доводы: почему именно заявитель не согласен с приговором, о чем он ставит вопрос - тонут в многословии. А вот того, что нужно обязательно, нет. Человек не пишет, обращался ли он в прокуратуру области, республики, какое там принято решение. Поскольку таких сведений нет, жалоба, очевидно (если нет оснований для непосредственного нашего вмешательства), будет направлена в одну из этих прокуратур. А там, возможно, заявителю уже отказывали, и он, естественно, будет недоволен. Этого не случилось бы, если бы человек указал в жалобе, кто из прокуроров раньше ему отвечал, а еще лучше - приложил бы копию ответа.

КОРР. А много ли явно необоснованных жалоб?

Ю. К. К сожалению, немало. И что самое неприятное - именно те, кто выдвигает беспочвенные требования об отмене правильного приговора, бывают порой особенно настойчивы. Один пример. Свыше 800 жалоб поступило в Прокуратуру Союза ССР от бывшего преподавателя одного из воронежских вузов Барвенко. В 1977 г. он был осужден за продажу поддельных удостоверений о сдаче кандидатского минимума. Он был исключен из рядов КПСС, лишен ученой степени кандидата экономических наук. Предъявленное Барвенко обвинение не вызывало никаких сомнений. В суде он полностью признал себя виновным, в кассационной жалобе просил лишь о снисхождении.

И только через 5 лет, отбыв наказание, Барвенко стал утверждать, что невиновен, требовать восстановления "честного имени коммуниста". Направленные ему многочисленные аргументированные ответы не помогают. Едва ли не каждый день в прокуратуру из самых различных министерств и ведомств, от депутатов Верховных Советов, которым Барвенко рассылает жалобы по списку, из редакций газет поступают многочисленные экземпляры одного и того же заранее размноженного текста.

Ну а если таких "настойчивых" жалобщиков десятки, сотни? Представляете, сколько времени переписка с ними отнимает у работников управления? А ведь это как раз то время, которого не хватает, чтобы быстрее разрешить жалобу, действительно требующую внимания.

Интервью взял А. УГЛАНОВ.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы