aif.ru counter
27.08.1988 00:00
55

Ученый комментирует письма читателей "АиФ", пришедшие в редакцию. О совмещении должностей...

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35 27/08/1988

О совмещении должностей первого секретаря партийного комитета и главы соответствующего Совета народных депутатов

Чем вызвано такое решение? Эта идея была выдвинута и одобрена на XIX Всесоюзной партийной конференции. Наш корреспондент беседует с ведущим научным сотрудником Института государства и права АН СССР, доктором юридических наук Б. КУРАШВИЛИ.

КОРР. Борис Павлович, вопрос, видимо, непростой. Идея совмещения двух должностей в одном лице, как известно, вызвала сомнение даже у некоторых делегатов конференции,

КУРАШВИЛИ. Могу добавить, что разошлись по этому вопросу и мнения ученых. Многие видят здесь не демократизацию, а усиление авторитарности. Но это не совсем так. В действительности положение сложнее. Чтобы оценить реальное значение данной новации, необходимо рассмотреть ее в контексте всех изменений, которые наметила партконференция.

КОРР. А конкретнее?

КУРАШВИЛИ. Что ж, давайте разберемся. Что является одним из ключевых элементов реконструкции всей системы власти? Несомненно, возрождение полновластия Советов всех уровней. Однако при этом нельзя забывать, что с реальным полновластием Советов неразрывно связан второй ключевой элемент реформы - прекращение непосредственного партийного управления экономической и социально-культурной деятельностью. Теперь, в соответствии с решениями конференции, произойдет "уход" партии и ее органов в их собственную сферу - в разработку стратегических проблем и политический контроль за их разрешением, в идеологическую и политическую работу, как же быть с тезисом о "возрастании руководящей роли партии"?

КУРАШВИЛИ. Да, деклараций по этому поводу у нас было много. Но только теперь создается наконец тот "большой тандем" партии и Советов, благодаря которому реально будет возрастать и роль партии - в виде усиления ее политического влияния на общественные отношения, и роль Советов - в виде повышения эффективности государственного управления общественной деятельностью как процессом самоуправляющимся. Следует подчеркнуть, что глубинная суть изменений, намеченных XIX партконференцией, - в стремлении создать разумную, гармоничную политическую систему, в рамках которой дифференцируются и интегрируются три организационных фактора - партийно-политическое влияние, властно-демократическое государственное управление и общественное самоуправление во всех его формах.

КОРР. "А не создаем ли мы этим совмещением двух должностей в одном лице условий для культиков по всей стране?" - спрашивает Ю. Валин из Кирова.

КУРАШВИЛИ. Надо иметь в виду, что режим государственной власти, политический режим складывается в каждую историческую эпоху, в каждый период развития социалистического государства как оптимальное, приспособленное к конкретным условиям сочетание двух полярных характеристик - позитивно понимаемой авторитарности (односторонней властности, подчинения, дисциплины) и демократизма (равенства, свободы, самоуправляемости). Сейчас у нас совершается далеко идущий сдвиг от первого полюса ко второму, от авторитарности к демократизму. Но это означает не отмену авторитарности (такое вообще невозможно, это путь к анархии и дезорганизации общественной жизни), а ее преобразование. При общем ослаблении авторитарности отдельные ее элементы могут и усиливаться.

КОРР. "Совмещения, подобные предполагаемому, у нас уже были, а пользы никакой", - пишет Е. Русник из г. Черновцы.

КУРАШВИЛИ. Читатель прав, были, но нынешнее будет проводиться на другой основе. Совмещение должностей, появление фигуры "секретаря-председателя" не может быть должным образом понято, если не принимаются в расчет те коренные изменения в системе власти, которые намечено у нас провести. Это, во-первых, усиление народного характера Советов, прекращение практики избрания в них руководителей аппарата управления.

Это, во-вторых, перевод Советов на постоянное функционирование с полным или частичным освобождением депутатов от их производственной работы.

Это, в-третьих, создание президиумов Советов и на районном и областном уровнях и, тем самым, освобождение их из-под опеки исполнительных органов.

Это, в-четвертых, резкое усиление контрольных функций Советов с передачей в их непосредственное управление комитетов народного контроля.

Это, наконец, расширение прав Советов, установление в конечном счете их "нормальновластия".

КОРР. И все же есть в этом решении что-то парадоксальное, вроде бы противоречащее здравому смыслу. "Как же так, - пишет Л. Баранов из Москвы, - нужно разграничить функции партии и Советов, а произойдет соединение руководства партией и Советами в одних руках".

КУРАШВИЛИ. Тут следует вспомнить, что в запутанных ситуациях именно парадоксальные решения оказываются часто единственным выходом. Осознается это лишь постепенно. Давайте вдумаемся: в чем смысл совмещения названных должностей? Он состоит в том, что в организационном отношении обеспечивается как усиление роли Советов, так и прекращение непосредственного партийного управления общественной жизнью, дублирование партийными органами государственного и хозяйственного аппарата. Но делается это не ценой снижения роли партийного политического влияния. Такая цена не может быть ни потребована, ни уплачена.

Процедура избрания первого партийного руководителя, лидера правящей партии или ее организации на пост председателя Совета даст ясное представление о реальном влиянии партии в народе и реальном авторитете тех или иных партийных руководителей.

Думаю, нужно установить, что при выдвижении одного кандидата на пост председателя Совета он будет считаться избранным в случае, если за него проголосуют не менее двух третей, а то и трех четвертей участвовавших в выборах. Не исключен и такой подход: кандидатами на этот пост выдвигаются два-три члена парткома, а тот из них, кто получил большинство голосов, становится и председателем Совета, и первым секретарем парткома.

КОРР. Предположим, выбор сделан. Что это, на ваш взгляд, даст?

КУРАШВИЛИ. По-моему, изменится многое. Партийный лидер будет как бы вырван из аппаратной среды постоянного общения и помещен в другую среду - депутатскую, народную. У него больше будет возможностей для встреч с избирателями, ходоками, социальными рационализаторами и реформаторами.

Для политического лидера это исключительно важно. При решении конкретных вопросов управления единосущный "секретарь-председатель" не будет пускать их по партийной линии, поскольку на линии советской у него будет больше возможностей, прежде всего законные властные полномочия. Соответственно произойдет усиление советского аппарата и сокращение партийного.

Словом, создается принципиально новая, более демократичная и в то же время надежная форма осуществления государственной власти. То, что Советы будут возглавляться "первыми лицами" в политической системе, приведет в соответствие формальные и реальные полномочия Советов. Эти коллегиальные органы не станут послушными орудиями в руках "первых лиц".

КОРР. Это, видимо, при условии, если роль Советов и их депутатов будет действительно поднята, если депутатами будут избираться по-настоящему компетентные и принципиальные народные представители, способные в интересах дела идти на конфликт.

КУРАШВИЛИ. Да, конечно. Думается, что можно будет ввести и механизм "отлагательного вето", налагаемого главой Совета на его решения. Этот механизм, видимо, понадобится, учитывая предстоящий реальный процесс демократизации. Никакой коллегиальный орган не застрахован от увлечений, крайностей, ошибок. Они будут преодолеваться этим механизмом на демократической основе.

Первые секретари парткомов, играющие ключевую роль в политической системе на каждом уровне управления, не лишаются этой роли с прекращением непосредственного партийного управления. Они как бы компенсируются тем, что получают возможность при доверии к ним населения (и никак не иначе) занять ключевое место в государственной системе. Думаю, что совмещение должностей - единственное реальное средство для перевода власти с партийной основы на государственную. А тут все в руках населения, избирателей. Значит, налицо демократизация.

КОРР. А как вы прокомментируете то, что в резолюции речь идет не о председателе президиума Совета, а Совета в целом? "Не произойдет ли при этом, что президиум Совета будет отодвинут на второй план?" - спрашивает И. Мирошниченко из Запорожья.

КУРАШВИЛИ. Такая опасность есть. Думаю, что правильнее было бы не вводить этой новой должности "председателя Совета". Есть должность "председателя президиума Совета", и ее вполне достаточно. Это не мелочь. Или такая "мелочь", которая имеет принципиальное значение. Одно дело руководить работой коллегиального органа, принимая решения в его составе другое дело - единоличные полномочия по непроцедурным, важнейшим вопросам.

Главное при проведении реформы в том, чтобы не переступать черту, чтобы модификация партийной власти была безукоризненно демократической. Новая должность ставит ее под сомнения.

Элементарное демократическое чувство протестует против любого организационного установления, допускающего хотя бы тень мысли, что Советы, депутаты могут быть в чьем-то единоличном подчинении, что ими кто-то может командовать. Депутаты Совета подчиняются только праву. Они руководствуются своей гражданской совестью, интересами и наказами избирателей.

Если этим пренебречь, то совмещение должностей может стать выражением не демократизации системы власти, а противоположного процесса с далеко идущими последствиями. У партии, общественности, у Верховного Совета СССР, который будет вносить поправки в Конституцию СССР, есть еще время подумать над этими вопросами и решить их правильно.

Беседу вел В. ВОРОНЕЦКИЙ.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество