184

"Как менялись лица людей в 20, 30, 40-е г.г. - это тоже примета времени". История с непарадной стороны

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32 06/08/1988

Наш корреспондент беседует с создателями документальной ленты "...Больше света!" режиссером М. БАБАК и кинодраматургом И. ИЦКОВЫМ.

КОРР. Фильм получился острым, и подтверждение тому - полярные мнения зрителей. Одни приветствуют его за смелость, другие называют фильм "диверсией", а его создателей - "очернителями". Какие цели вы ставили? Приходилось ли идти на компромиссы, вырезать кадры, купировать?

БАБАК. Ответ, пожалуй, кого-то разочарует. Ни один кадр фильма не был вырезан. Более того, нам не только не мешали работать над картиной, но помогали все, вплоть до нового руководства Госкино СССР. И фильм явился на экраны в том виде, в котором мы его задумали.

Картину "...Больше света!" снимали к 70-летию Октября. Мы решили сделать его не "датским", парадным, а проблемным. Хотелось показать то, что раньше никогда не показывали, дать пищу для умов, проследить, как менялись лица людей в 20-е, 30-е, 40-е годы, ведь это тоже приметы времени.

КОРР. В основном вы работали в архивах. Все ли они доступны? Что из уникальных кадров не удалось использовать и по каким причинам?

ИЦКОВ. Раньше архивы принадлежали ОГПУ, НКВД, затем МВД. И, как правило, до последнего времени они не были доступны. Мы, в основном работали в Центральном государственном архиве кинофотодокументов СССР в подмосковном Красногорске. Технически работа выглядела так: ежедневно просматривали киножурналы, начиная с 1917 г. За пять месяцев, отпущенных нам на создание картины, были просмотрены тысячи и тысячи километров пленки...

Оставались порой за кадром уникальные сцены. Помните, в картине "Покаяние" есть эпизод: заключенные вырезали на бревнах свои имена, чтобы передать весточку родным. Это не художественный вымысел. Мы нашли такие кадры в кинохронике, но в фильм они не попали по техническим причинам - пленка буквально рассыпалась в руках.

Вообще, кадров о Главном управлении лагерей, ГУЛАГЕ, в архиве очень мало. Практически нет изображений Берии - не любил, по-видимому, сниматься. В нашем фильме использован уникальный кадр - торжественный, помпезный Берия на трибуне, над ним его собственный портрет и портрет Сталина. Очень хотелось разыскать кадры выноса тела И. Сталина из мавзолея в 1961 г., но пока их не нашли. Зато буквально в "остатках" обнаружили клочок пленки с М. Булгаковым.

Парадных же сюжетов в архивах предостаточно - ведь в 40-х годах начинается деградация кинохроники, искажение ею действительности.

КОРР. Историю с непарадной стороны многие увидели впервые. Но ведь она далеко не полная. О многих событиях, например о голоде 30-х годов на Украине, упоминается вскользь. Естественно желание зрителей увидеть вторую, третью серии фильма, в том числе правдивые кадры о нашем времени.

БАБАК. Мы попытались затронуть в документальном кино острые проблемы современности, извлечь нравственные уроки из опыта прошлого, предостеречь от ошибок в будущем. Но объять необъятное, показать всю историю страны за полтора часа просто невозможно. Поэтому некоторые темы мы вполне сознательно отсекали, например международные события, события в культурной жизни страны.

Когда фильм был закончен и мы представили его на художественный совет, некоторые режиссеры вставали и уходили из зала, не желая "это" смотреть. Иные наши коллеги вовсе не хотели "подписываться" под фильмом.

Даже в социалистических странах фильм вызвал неоднозначные оценки. Так, хотя мы и привезли картину в ГДР, на Лейпцигский фестиваль, широкий зритель ее так и не увидел, как, впрочем, и фильм Т. Абуладзе "Покаяние"...

КОРР. Приходится порой слышать: сейчас, мол, все смелые высказываться, а где вы были в застойные времена...

БАБАК. Мы работали над документальными лентами "Солдатские мемуары", 20-серийной "Великой Отечественной", фильмом "Маршал Жуков. Страницы биографии" и другими. Старались работать честно, но приходилось идти и на компромиссы.

КОРР. Были ли трудности с фильмом "Маршал Жуков"; кто ставил рогатки и препоны?

БАБАК. Еще при жизни К. Симонова сама идея кинорассказа о маршале Жукове встречала яростное сопротивление, в частности, со стороны бывшего начальника Главного политического управления Советской Армии и Военно- Морского Флота генерала А. Епишева, некоторых военных историков.

Для того чтобы фильм не угодил на полку, пришлось пойти на уступки, сделать некоторые поправки. Так, в частности, нам запрещали упоминать о событиях 1937 г., о судьбах выдающихся военачальников, жертв сталинских репрессий. Всего несколько лет назад это было невозможно себе представить.

КОРР. Будут ли еще фильмы о военачальниках?

ИЦКОВ. Они уже есть. Это два фильма, только что вышедшие на экраны: "Маршал Рокоссовский. Время и судьба" режиссера Б. Головни и "Повесть о маршале Коневе" режиссера Л. Данилова. Впервые в документальном кино о репрессиях 1937 - 1938 гг., погубивших цвет Красной Армии, о некоторых наших просчетах говорится откровенно, а самое главное - доказательно.

В этих фильмах впервые показаны новые документы, уникальные кадры. Например, Ежов в мундире с петлицами генерального комиссара государственной безопасности. Мехлис - в полувоенном френче, откровенно копирующий Сталина, - в костюме, в жесте.

КОРР. Над чем работает сегодня ваш дуэт? Удовлетворены ли вы фильмами последних лет?

БАБАК. Мы критически относимся к нашей работе, анализируем, делаем выводы, в общем, каждый раз учимся. Кстати, один из зрителей на просмотре иронично назвал фильм "...Больше света!" - "Чуть больше света". Тема будет продолжена и в нашей новой работе, в которой разговор пойдет о правах человека.

Беседу вела Т. ЦЫБА.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы