aif.ru counter
34

В СССР работает 19,5 тыс. кооперативов (зарегистрировано 33,7 тыс.), 246 тыс. кооператоров и 370 тыс. "индивидуалов". Болезни роста

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20 14/05/1988

РАЗГОВОРЫ НА РИЖСКОМ РЫНКЕ

ВЗГЛЯД С ИЗНАНКИ

Сначала кажется, что попал куда-то в Оклахому или Сингапур, но никак не в Москву. Броские ярлыки "Кондор", "Монтана", "Гибсон", "Барон", "Ягуар" - все на заморских языках - сплошь покрывают продукцию умельцев.

Как вздернутые на реи пираты, полощутся на ветру супермодные плащи и ультрастильные куртки, "варенные" где-то в котлах кооперативной преисподней костюмы и ажурнейшие колготки, сотканные терпеливыми рыцарями индивидуальной трудовой деятельности.

К прилавку пробиться может только человек, обладающий по меньшей мере гелиевой сверхтекучестью. Покупатели медлят, щупают руками вещь и в который раз спрашивают цену, словно надеясь, что ту жуткую сумму им назвали по ошибке, а вот сейчас наконец скажут настоящую, вполне им доступную. Многие отходят, так и не достав кошельки.

Две студентки МЭСИ Лена Баскова и Лена Шанихина отчаялись найти сапожки за подходящую цену, а вот зам. главного бухгалтера из Подмосковья К. Тарасова купила 15- летней дочери туфли за 70 рублей. При зарплате в 180 рублей такая покупка очень и очень чувствительна, но для дочери, которая уже не раз приезжала сюда, приценялась, - это лучший подарок. На лицах двух других покупательниц смешанные чувства - и радость, что купили такую прелестную сумочку, и жалость по поводу отданных 25 рублей.

- А что ж вы не купите сумочку в магазине?

Смотрят с удивлением - не разыгрывают ли их?

- Где ж найдете такое в госмагазинах?

Что сразу бросается в глаза - молодость покупателей. Человек старше тридцати лет здесь такая же редкость, как и умеренная цена на товар. Впрочем, по ту сторону барьера - тоже молодые, бойкие.

Тесной толпой движутся вдоль прилавка студенты, рабочие, солдаты, школьники. Приходят сюда и те, чье состояние растет, так сказать, не по дням, а по ночам. Эти берут, не торгуясь, в особенности с ярлыками "Мэйд ин оттудова".

Вообще, продукцию с потусторонними надписями берут охотнее.

На обычную майку наносится через трафаретку заграничное клеймо, и цена подскакивает в несколько раз. Здесь вовсю эксплуатируют тщеславие, плюс много лет укоренявшееся мнение, что наше всегда хуже "ихнего". Кроят неудобопроизносимую деталь мужского белья, красят, нашивают клапаны, кнопки, карманы, и - вперед! - на абордаж покупательских кошельков. Беседа с одним из таких "коммерсантов" течет вначале вяло.

- Возьмешь к себе в долю?

Осматривает недоверчиво, морщась.

- Что-то мне морда твоего лица не нравится, больно интеллигентная...

- В министерстве работал, теперь сокращают.

- Связи есть? Или руками будешь работать?

Называю фамилии, должности "нужных" людей.

- Сколько в министерстве зашибал за год?

- Да тысячи три-четыре.

- У меня за месяц столько заработаешь, если бегать будешь.

- А что, он за день десяток костюмов продал, - делится наблюдениями Н. Жуков, замполит из 19-го отделения милиции, которое "обслуживает" Рижский рынок, - вот и наторговал на тысчонку. Я как-то спросил про себестоимость, они смеются: "Если узнаешь, бросишь свою работу, к нам прибежишь..." Я все-таки выяснил - процентов пятнадцать уходит на материалы и другие расходы. Вот и считайте - сколько чистого заработка.

Скрупулезно проверить это невозможно. Если кооператоры все свои расходы и доходы проводят через бухгалтерию, то "индивидуал" после оплаты копеечного, по сравнению с доходами, патента волен флибустьерствовать как бог на душу положит. Вот задачка для местных Советов - права им тут дадены большие, да что-то не спешат ими воспользоваться...

А на пухлые кошельки "индивидуалов" находятся другие охотники - ловкие карманники и прочее жулье, которое слетается туда, где пахнет легкой наживой.

- Раньше на все отделение за квартал число преступлений не превышало 25, - рассказывает Н. Жуков, - а теперь один рынок дает больше 30. Были задержания за попытки рэкета, за игру в наперсток.

РЫНОК НАСЫЩАЕТСЯ

За порядком на рынке следит торговый кооператив "Союз". Его агенты с красной повязкой выискивают нарушителей в торговых рядах - тех, кто не оплатил место. Тут и там шмыгают спекулянты, от желающих получить место на рынке нет отбоя.

Дело в том, что Дзержинский райисполком резко сократил число мест на открытом воздухе. Если раньше их было 500 - 600, то теперь - 150. С порядком, конечно, стало лучше, но ведь уровень цен зависит от объема товарной массы, а она сократилась. Кооператив "Союз" пытается исправить этот промах.

- Одна из наших задач, - говорит его председатель Е. Бекетов, - сбить цены на рынке. Каким образом? Закупаем кооперативные товары по всей стране и продаем здесь - в своих павильонах. Скажем, спортивные шапочки сначала стоили 15 рублей, мы их пустили по 10. Сейчас на рынке их цена упала до 8 - 10 рублей, а мы уже продаем по 5. Женские плетенки на пробковой подошве стоили 30, теперь цена понизилась до 20, поскольку мы их продаем по 13- 15 рублей. Всего за месяц реализуем товаров тысяч на 150. Летом собираемся торговать сельхозпродуктами, чтобы сбить цены на зелень, мясо, фрукты...

Хочется добавить, что снижению цен помогли бы и те "лишние" люди, что стоят с чемоданами в ожидании свободного места. Приведенные выше рассуждения о шальных заработках "индивидуалов" подтверждают, что и двух-трехкратное снижение цен превратит суперприбыльное дело всего лишь в просто прибыльное.

...В репортаже вполне намеренно начало отдано описанию всего того негативного, чего нельзя не заметить, если смотреть на вещи открытыми глазами. Еще не так давно привычно было педалировать позитивные аккорды и лишь в туманном конце скороговоркой молвить, что, "несмотря на впечатляющие успехи, у нас есть и отдельные недостатки". Увы, много грязного, недостойного бывает в любом движении, даже самом благородном и искреннем.

Едва наметившееся кооперативное движение должно "переболеть" скарлатиной стяжательства: очищение от грязи и пены пойдет быстрее, если не брюзжать, а действенно помогать новому. Ибо в главном оно доказало свою состоятельность - рынок насыщается.

И подавляющей массе продаваемых изделий не приходится стыдиться своего низменно- кальсонного происхождения. В большинстве своем - это действительно качественные, модные вещи на добротной основе. Майки, куртки, пальто, подвенечные платья, сапожки, детские игрушки, бижутерия, "варенки", галстуки, "аляски", блузоны - все или почти все на любой вкус.

Глядя на весь этот ассортимент, который немыслимо даже представить себе на полках наших универмагов, и вспоминая недавнюю выставку кооператоров Подмосковья на ВДНХ, невольно задумываешься - почему все это не появилось много лет назад, скажем, в эпоху бурных аплодисментов, переходящих в овации, когда старались производить идеологии гораздо больше, чем товаров. Уверен, сегодня мы бы не ломали голову над сложившимся нелепейшим положением - у населения в кубышках и на сберкнижках свыше 300 миллиардов рублей, купить нечего, хотя полки и склады завалены неходовым товаром. Наша легкая промышленность с тяжелейшим упорством гонит в магазины то, что выгодно ей, а не покупателям, ибо получает деньги от госторговли за еще не проданный товар. Для кооператоров такое в принципе невозможно, они обязаны, вынуждены делать только то, что купит население. Покупатель, его вкусы и потребности становятся прямыми заказчиками кооперации. Пусть это пока и дорого, но деньги платят в основном за очень нужные вещи. И высокая цена говорит о том, что товар имеет спрос. А это - гарантия расширения поставок товара и последующего снижения цен. Словом, очень хорошо, когда очень плохо.

КОМУ ЧТО ВЫГОДНО?

Беседуем с теми, кто ждет своей очереди в торговом ряду. "Купец" из Таллина А. Вьюн. Привез банные халаты по 60 рублей. В Таллине их уже навалом - не берут... Не только в Прибалтике, но и в Армении, на Украине, в некоторых городах России уже есть кооперативы, в которых товары - одежду и обувь - продают по ценам ниже государственных... Молодой человек в берете, беретами же и торгует - по 15 рублей. Образование высшее, преподает информатику. Шьют всей семьей: заработок в хороший месяц - до 800 рублей... Со слезами на глазах подходит пожилая женщина - всю неделю она шьет платье и только в выходные может продавать, а мест нет.

- Почем ваши платья?

- Сто двадцать, сто тридцать рублей... Покупаю на платье японский трикотин по пятьдесят рублей за метр, нужно два двадцать. Вот и уходит на ткань 110 рублей. Зарабатываю в неделю рублей пятнадцать, да еще за патент надо платить 26 рублей...

Оказывается, есть и такие, кто еле сводит концы. Повод задуматься тем, кто валит всех в одну кучу, называя "индивидуалов" и кооператоров хапугами, стяжателями, спекулянтами.

Спрашиваем ждущих - почему не идут торговать на другие рынки, есть ведь Ярославский, Черемушкинский. Отвечают одинаково:

- Уже пробовали - там нет спроса. Рижский рынок разрекламировали по телевидению, в печати. Сюда все и идут.

Что ж, замечания о перекосе в рекламе вполне справедливы, и этот упрек нам - журналистам. Но и в Москве, и в Подмосковье - уйма кооперативов по информации и рекламе. Пора им преодолеть робость и взяться за организацию торгово-рекламного объединения, информационного органа.

Сегодня мало уже не мешать кооперативному движению, хотя надо сказать, что и мешающих, хватающих за руки еще достаточно. Сегодня пора ставить вопрос резко и прямо: "А что вы, товарищ, сделали, чтобы в вашем районе, городе, области было изобилие и конкуренция товаров?"

Ибо и бюрократ, пишущий инструкции "по мерам снижения кооперативных цен", и чиновник, кричащий о "наживе частников", - они и есть главные виновники высоких цен. Всячески ограничивая, мешая развитию кооперации, они способствуют монопольному положению отдельных производителей, а стало быть, росту цен.

- Сейчас на кооператоров, - говорит председатель кооператива, шьющего балетную обувь, А. Старосельский, - ввели прогрессивный налог до 90%. Практически ограничили заработок. Сами посудите, какой теперь мне смысл потеть, вкалывать, внедрять новую технологию, если зарплате уже потолок? Эта уравниловка приведет к снижению производительности труда - то, что раньше делали 5 человек, теперь будут делать 50, снова появятся "мертвые души", теневая экономика. В итоге товары подорожают - кому это выгодно?

Действительно, с одной стороны, новый налог резко ограничивает заработок кооператоров и вроде бы успокоит тех, кто любит считать деньги в чужом кармане. Тем более что во многих странах мира также действует прогрессивный налог. Но с другой стороны, он бьет по многим кооперативам, не успевшим стать на ноги, и совершенно не учитывает специфики разных кооперативов. Уж слишком быстро появляются запреты, да не очень шустро оказывается помощь... Вот и налог чиновники ввели без предварительного обсуждения, даже не дождавшись принятия Закона о кооперации.

...Небритые молодые люди торгуют "варенками".

- Всю ночь без сна, прямо с поезда, караулили очередь на торговое место. Из Одессы мы...

- Неужели там негде торговать?

- Был один-единственный рынок на Привозе, а теперь и его закрыли...

Не сомневаюсь, "отцы" города Одессы скажут, лучезарно улыбаясь:

- Мы - за кооперацию!

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы