aif.ru counter
47

НАШЕ ИНТЕРВЬЮ. Афганистан: трудный процесс примирения

Недавно Москву посетил первый заместитель председателя Центрального Совета Национального Фронта Афганистана, бывший посол Афганистана в СССР, член ЦК НДПА ХАБИБ МАНГАЛ. Корреспондент "АиФ" Д. Макаров попросил его ответить на вопросы читателей нашего еженедельника

Недавно Москву посетил первый заместитель председателя Центрального Совета Национального Фронта Афганистана, бывший посол Афганистана в СССР, член ЦК НДПА ХАБИБ МАНГАЛ. Корреспондент "АиФ" Д. Макаров попросил его ответить на вопросы читателей нашего еженедельника.

"АиФ". На Западе, комментируя трудный ход переговоров в Женеве, утверждают, что правительство президента Наджибуллы и НДПА якобы вообще против создания коалиционного правительства в Кабуле, что и препятствует успешному завершению этих переговоров.

Х. М. Так говорит тот, кто сам не хочет достижения компромисса.

Нельзя смешивать два процесса - женевские переговоры между Афганистаном и Пакистаном и создание коалиционного правительства. Его формирование - внутреннее дело самих афганцев. И соответствующие шаги уже предприняты. В состоявшейся лоя- джирге приняли участие 1800 делегатов. Из них 80% не являлись членами НДПА. Более того, около 50% делегатов в свое время были видными деятелями прежних режимов - министрами, членами парламента и т. д. Участники лоя-джирги подвергли самому детальному обсуждению основной закон страны - конституцию. На голосование было поставлено около 200 вопросов, 340 человек высказали свою точку зрения. Я сам принимал участие в этой лоя-джирге в качестве делегата от провинции Пактия и скажу откровенно: такой открытой конструктивной атмосферы в политических дебатах у нас еще не было. Все заседания передавались по радио.

Мы предложили оппозиционным силам, в том числе и находящимся за рубежом, 27 постов в будущем правительстве, включая пост премьер-министра. Мы выдвинули более 20 предложений о будущей структуре власти и готовы идти на новые компромиссы.

"АиФ". А как реагирует на это оппозиция в лице "альянса семи"?

Х. М. Та часть "альянса", которая участвует в переговорах с нами, открытого несогласия участвовать в коалиционном правительстве не выражает, точно так же не демонстрирует она и открытой враждебности политике национального примирения. Но это только часть "альянса", другая его часть занимает экстремистские позиции, но не она отражает настроения большинства беженцев.

"Аиф". Чем объяснить отказ части "альянса" от переговоров об участии в коалиционном правительстве?

Х. М. Эти люди преследуют свои корыстные интересы. За годы войны некоторые руководители оппозиционных формирований нажили миллионы, кладя себе в карманы часть "помощи", предоставляемой странами Запада, торгуя наркотиками, грабя и контрабандно вывозя за границу наши национальные богатства, перепродавая американское оружие всем желающим его купить.

С другой стороны, некоторые руководители душманов совершили такие преступления, которые афганский народ им никогда не простит. Поэтому они боятся вернуться, боятся справедливого возмездия.

"АиФ". Какой же выход?

Х. М. Продолжая вести переговоры с теми, кто ведет их с нами сейчас, мы в то же время начали формировать коалиционную власть на местах - в кишлаках, уездах, провинциях. Около 4 тыс. руководителей оппозиционных формирований, перешедших на сторону государства, избраны в состав местных органов власти. Часть из них участвует в работе лоя-джирги. Уже сейчас в каждой местной административной единице существует коалиционное управление.

"АиФ". В чем вы видите главное препятствие на пути к установлению мира в Афганистане?

Х. М. В силе инерции восьми лет войны. Всем противоборствующим в конфликте сторонам необходимо выработать в себе новое политическое мышление, к чему призывает советский руководитель М. Горбачев. Он же подал пример такого мышления, сделав заявление о готовности СССР вывести советские войска из Афганистана. Главное - это придать процессу национального примирения необратимый характер.

"АиФ". Средства массовой информации Запада также утверждают, что политика национального примирения, объявленная правительством в Кабуле в январе 1987 г., потерпела провал. Так ли это?

Х. М. Национальное примирение, на наш взгляд, - это единственно возможный выход из гражданской войны, и потому эта политика пользуется поддержкой населения страны. Чтобы не быть голословными, давайте обратимся к фактам.

С января 1987 г. из пакистанских и иранских лагерей вернулось около 110 тыс. наших соотечественников. Примерно 42 тыс. вооруженных мятежников перешли с оружием в руках на сторону народной власти, тогда как за все годы гражданской войны их число не превысило и 12 тыс. человек.

Сейчас, по сути, все слои афганского населения вовлечены в процесс примирения. Особенно важна поддержка крестьян, составляющих большинство населения нашей страны. И в этом вопросе, как нам кажется, произошел перелом. За 1987 г. 3,2 тыс. кишлаков мирным путем перешли на сторону центрального правительства, "зоны мира" охватывают теперь 165 волостей и уездов, 2 провинции, свыше 1 тыс. кишлаков. Там проживает около 3 млн. человек.

Никакой иной разумной альтернативы национальному примирению нет.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Почему нельзя выбрасывать чеки и квитанции из банка?
  2. На каком расстоянии камеры видят нарушения?
  3. Кого играл в «Беверли-Хиллз, 90210» Брайан Терк?