aif.ru counter
19.03.1988 00:00
24

ЧЕЛОВЕК И ЗАКОН. Социально наследованные или приобретенные пороки?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12 19/03/1988

Предлагаем вниманию читателей интервью нашего корреспондента И. Солганик с директором Всесоюзного института проблем укрепления законности и правопорядка профессором И. КАРПЕЦОМ.

КОРР. Игорь Иванович, год назад во время нашей встречи вы говорили о необходимости открыть статистику преступности. Теперь она открыта, и, наверное, уже можно сравнить состояние преступности у нас и в западных странах?

КАРПЕЦ. За последний год произошло гораздо больше событий, чем за несколько предшествовавших десятилетий. И многие из тех, кто раньше считал, что открыть статистику преступности - значит посягнуть на святая святых, стали понимать, что в условиях гласности и демократизации иначе и быть не может. Первый опыт такого рода принадлежит Министерству юстиции СССР, опубликовавшему в 1987 г. некоторые данные о состоянии преступности. И ничего. Мир не перевернулся.

Публикуя уголовную статистику, мы тем самым создаем основу для большей социальной активности населения, для того чтобы люди со знанием дела помогали государству, обществу и правоохранительным органам в борьбе с преступностью, хотя, к сожалению, не проявляем последовательности в этом вопросе. Постоянная публикация статистики преступности по-прежнему отсутствует, так же как и квалифицированные комментарии к ней. Так что сказать, что статистика преступности у нас уже открыта, я не могу - скорее, мы на пути к этому.

Вы спрашиваете, можно ли сравнивать статистику преступности у нас в стране и на Западе. Можно, хотя далеко не по всем показателям. Скажем, по такому виду преступлений, как умышленное убийство, сравнивать можно: у нас за первое полугодие 1987 г. за умышленное убийство было осуждено 4682 человека, за год примерно 9 - 10 тыс. человек (точных данных за 1987 г. на момент нашей беседы еще нет); в США за это же время совершается около 15 - 16 тыс. умышленных убийств. Но при этом надо учитывать, что в Америке некоторые виды убийств вообще не регистрируются как преступления - например, убийства, совершенные полицейскими, в год таких обычно бывает 1 - 2 тыс.

Есть у нас и такие виды преступлений, которые просто не с чем сравнивать - например, посягательство на государственную и общественную собственность. Некоторые виды преступлений (к примеру, спекуляция) в СССР включены в уголовные кодексы, тогда как западные кодексы таких преступлений не знают - четких границ между бизнесом и спекуляцией никто еще не провел.

Да и характер преступности на Западе иной, чем у нас. Это проявляется в сращивании преступности в наиболее опасных ее формах с государственным и политическим аппаратом, а в общей уголовной преступности - в подавлении организованной преступностью своих конкурентов. Различается также происхождение многих видов преступлений. Кражи, к примеру, совершаются не только уголовниками; есть также кражи, вымогательства, мошенничества, являющиеся составной частью деятельности организованной преступности - я имею в виду западные страны. Хотя, говоря о нашей стране, мы тоже не можем обойти молчанием вопрос о существовании организованной преступности и даже рэкета - вымогательства денег и ценностей под угрозой, часто у людей, занимающихся преступной деятельностью, как это было, к примеру, в Днепропетровске (о расследовании в Днепропетровске писал журнал "Крокодил"). Кстати, это не единственное дело такого рода. Так что не будем идеализировать "нашу" преступность.

КОРР. Прокомментируйте, пожалуйста, опубликованную Министерством юстиции СССР уголовную статистику. Почему насильственных преступлений становится меньше, а хищений государственного и общественного имущества - больше?

КАРПЕЦ. Существует так называемая общая статистика преступности, которую ведут органы внутренних дел, Прокуратура, следственные органы; она основана на регистрации всех совершаемых преступлений. Не все из них доходят до суда - малозначительные могут быть прекращены следственными органами, Прокуратурой или: органами внутренних дел, если будет сочтено нецелесообразным привлекать к ответственности того или иного человека. Кроме того, в некоторых случаях суды также выносят решения о прекращении дел. Поэтому данные судебной статистики, как правило, ниже, чем цифра зарегистрированных преступлений, более совершенны и дают более точную картину состояния преступности. Поэтому эти данные и были опубликованы Министерством юстиции СССР.

Существует прямая зависимость: лучше социальная ситуация в стране в целом - значит, здоровее моральное состояние общества и меньше совершается преступлений, и наоборот.

Соотношение разных видов преступлений тоже непостоянно. Сейчас мы столкнулись с таким положением, что насильственных преступлений стало несколько меньше, чем в прошлые годы, хотя 4 682 человека, осужденных за убийство за полгода, и около 95 тыс. осужденных за хулиганство в течение года - это в любом случае много. В то же время резко возросли посягательства на государственное, общественное, личное имущество. Эту ситуацию я бы объяснил следующим образом.

Насильственные преступления совершаются большей частью в состоянии алкогольного опьянения. Поэтому мероприятия последних лет по укреплению дисциплины, борьба против пьянства и алкоголизма положительно сказались на этих конкретных видах преступлений. Не будем, однако, обольщаться: в ряде регионов страны цифры опять поползли вверх, как и число лиц, изготовляющих самогон. При таком положении прогноз не может быть оптимистичным.

В то же время рост числа преступлений корыстного характера, хищений государственной и общественной собственности - результат того, что у нас в период застоя 60 - 70-х годов сложилась обстановка, когда государственный и личный карманы многие люди стали путать, а государственная собственность стала как бы ничейной.

И вот еще о чем я хочу сказать. Мы привыкли испытывать панический страх перед растущими цифрами преступлений. Но порой цифра растет потому, что правоохранительные органы стали активнее и выявили больше преступлений, а не потому, что преступлений стало больше.

Конкретный пример - выявление большего числа преступлений, связанных с наркотиками, - безусловно, положительный фактор, который говорит о нашей возросшей активности в этом плане.

КОРР. Существует ли какая-то закономерность в том, как распределяются по районам различные виды преступлений?

КАРПЕЦ. Как показывают наши исследования, в районах с более благоприятными климатическими условиями, население которых в основном занято в сельском хозяйстве или связано с производством материальных ценностей, бывает больше корыстных преступлений. А, скажем, в северных, суровых условиях, когда люди в основном работают в отраслях добывающей промышленности и при высокой зарплате имеют ограниченный доступ к материальным благам, больше бывает преступлений, совершенных в состоянии опьянения, насильственных преступлений.

Вообще говоря, причины преступлений всегда сугубо конкретны и зависят от социально-экономической характеристики региона, состава его населения, уровня образованности и многого другого, что отличает один регион от другого. Приведу конкретный пример.

В последнее время имущественных преступлений, совершаемых должностными лицами, было больше в Узбекистане, Азербайджане, Казахстане, Ростовской области, Краснодарском крае, и это - следствие негативных социальных процессов, разложения и коррумпирования должностных лиц. Но почему именно в этих республиках и областях?

Видимо, в этом отношении условия в них наиболее благоприятны. Узбекистан связан с таким ценным и дорогим сырьем, как хлопок, и суммы хищений в республике соответствуют ценности расхищаемого сырья. В Казахстане свои особенности народного хозяйства, плохо поставлен учет - например, скот в республике практически безучетный, - и, соответственно, в эту сторону направлены "усилия" расхитителей.

Если же говорить в общем и целом, то этот вид преступлений вызван многолетней негативной тенденцией обесценивания государственной собственности.

КОРР. А теперь перейдем к группе вопросов, связанных с еще одним злом, которое мы долго старались не замечать, - проституцией. В чем причины проституции при социализме, спрашивают наши читатели Е. Тенин из Тамбова, Е. Лотов из Москвы.

КАРПЕЦ. Я считаю неправильной саму постановку вопроса. Задавая вопрос о причинах того или иного негативного явления при социализме, мы таким образом вычленяем социализм в какую-то изолированную систему, не имеющую недостатков ни в экономике, ни в социальной жизни, ни в идеологии, и забываем о том, что социалистическая формация вышла из предшествующих ей общественных формаций. У генетиков, кстати, существует прекрасная теория о так называемом социальном наследовании, и, думаю, ее вполне можно распространить на развитие человеческого общества в целом.

Причины проституции, так же как и других негативных явлений при социализме, в том же, в чем они были всегда - и при феодализме, и при капитализме. Разница в том, что в эксплуататорском обществе проституция в значительной степени была следствием приниженного положения женщины, которая таким образом зарабатывала средства к существованию, а наши проститутки стремятся заработать "легкий хлеб". Ну и, конечно, занимаются этим ради тряпок, приработка, для удовлетворения своих извращенных наклонностей, полученных и приобретенных благодаря тому, что мы долгое время не занимались половым, нравственным воспитанием.

КОРР. Какие меры против проституции принимают законодательные и правоохранительные органы; что, по-вашему, надо будет еще предпринять?

КАРПЕЦ. Указом Президиума верховного Совета РСФСР в Уголовный кодекс введена статья об административной ответственности за проституцию и штрафе в размере от 50 до 100 рублей, хотя я думаю, что штраф этот явно мал.

В то же время, если мы ограничимся только штрафами, от этого вряд ли будет толк. Главное, видимо, создать соответствующее общественное мнение в отношении проституток и тех, кто их услугами пользуется, чтобы они действительно почувствовали, что жить в обществе и быть свободными от общества нельзя. Именно это мы делали в первые годы Советской власти, когда сумели убедить людей, что проституция - недостойное и принижающее личность занятие. А сейчас почему-то уповаем лишь на административные меры.

Я считаю, пришла пора обобщить все то, что уже сделано, проанализировать, как влияют административные санкции, штрафы на поведение тех, к кому они применяются, и продумать дальнейшие меры.

В последующем я не исключаю и того, чтобы, не привлекая проституток к уголовной ответственности, по типу лечения алкоголиков, содержать их определенное время - скажем, от года до Двух лет - в специальных местах, где бы их приучали к труду, перевоспитывали.

КОРР. Вы предлагаете довольно либеральные меры в отношении проституток. Но разве не очевидно, что в связи с эпидемией СПИДа проституция становится одним из каналов распространения этой болезни, ставит под угрозу жизнь многих людей?

КАРПЕЦ. Думаю, вывод о моем либерализме весьма спорен.

Сейчас во все законодательные, правоохранительные органы, во все органы печати поступают предложения ввести уголовную ответственность за проституцию, запретить ее декретом, законом и всех проституток пересажать в тюрьмы. Говорит это о нашей привычке во всех случаях жизни уповать на принуждение как на панацею от всех бед, хотя одно принуждение никогда к успеху не приводило. Да и сами себе мы противоречим, восставая в то же время против насилия и репрессий в определенный период нашей истории.

Что же касается вашего вопроса о СПИДе, то не так давно введена уголовная ответственность - до 5 лет лишения свободы - за заведомое заражение СПИДом. В Уголовном кодексе заражение СПИДом приравнено к заражению венерическими заболеваниями и к нанесению тяжких телесных повреждений. Причем, мне думается, мера наказания может быть и выше. В данном случае я против излишнего либерализма, так как заражение СПИДом приводит к необратимым последствиям, к медленной смерти человека. Здесь нельзя уповать на то, что это заболевание не получило у нас в стране широкого распространения, ведь главная опасность СПИДа - в стремительности, с которой он распространяется.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество