aif.ru counter
31

К середине 60-х годов в США было проведено более 100 тыс. проверок на "детекторе лжи". "Детектор лжи" - чему он служит?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9 27/02/1988

В редакцию поступают письма читателей с просьбой рассказать, применяется ли "детектор лжи" в нашей юридической практике.

На вопросы наших корреспондентов В. Романенко и А. Угланова отвечают сотрудник Института психологии АН СССР кандидат психологических наук С. РОЩИН и сотрудник ВНИИ советского законодательства Министерства юстиции СССР кандидат юридических наук С. ЯНИ.

КОРР. Каков принцип работы "лай-детектора", или, как его теперь чаще называют, "полиграфа"?

РОЩИН. Проблема диагносцирования лжи по каким-то видимым симптомам возникла давно, по-видимому, чтобы раскрывать преступления. Утверждают, например, что еще в глубокой древности в одном племени кто-то убил вождя. Среди подозреваемых оказалось пять мужчин из этого племени, и нужно было решить, кто из них совершил преступление. За дело взялся шаман. После обычного ритуала с барабанным боем, заклинаниями и прочими таинствами, назначение которых заключалось в том, чтобы создать у присутствующих высокое нервное напряжение, шаман поставил перед подозреваемыми блюдо с рисом и с помощью соответствующих заклинаний убедил присутствующих, что доступные ему магические средства позволят на глазах у всех обнаружить убийцу. При этом он подчеркивал, что убийца не сможет съесть рис, тогда как невиновные сделают это без труда. Четверо ели рис достаточно легко, а пятый беспомощно двигал челюстями и не мог сделать ни одного глотка. Убийца был разоблачен и тут же признался в преступлении.

Так вот, можно сказать, что процедура, проведенная шаманом, составляет своего рода модель действия современного "детектора лжи".

Как в "следствии" шамана, так и в современных "детекторах лжи" использована одна особенность человеческого организма - тот факт, что сильные эмоции, особенно страх, вызывают многообразные изменения в физиологических функциях и порождают так называемые "автономные" (не зависящие от сознания и воли человека) реакции. Прекращение отделения слюны - одна из них.

Среди большого числа различных психофизиологических реакций всем хорошо известны такие, как усиление сердцебиения, учащение или замедление дыхания, изменение кровяного давления, которые обычно сопровождают сильные эмоции - страх, радость, удивление и т. п. В современной психологии изучение подобного рода реакций занимает важное место. Они в частности, и фиксируются полиграфом.

КОРР. Что же все-таки конкретно можно зафиксировать с помощью современного "детектора лжи"?

РОЩИН. В полиграфе, применяемом в следственной практике, используются три или четыре показателя - частота пульса, кровяное давление, частота дыхания и кожно-гальваническая реакция (КГР). Особо следует отметить тот факт, что сам аппарат не фиксирует ни правдивости, ни ложности ответов на вопросы. Он записывает лишь данные о психофизиологических реакциях человека в процессе тестирования, анализируя которые (в сопоставлении с характером задаваемых вопросов), оператор полиграфа уже делает соответствующие выводы о лживости или правдивости показаний допрашиваемого.

КОРР. А как выглядит сама "технология" работы оператора?

РОЩИН. Существуют различные методики процедуры допросов с применением полиграфа. Однако для всех есть три общих элемента. Это, во-первых, проведение предварительной беседы с записью на полиграфе, в процессе которой испытуемому задаются совершенно нейтральные, не имеющие отношения к следствию вопросы. Во-вторых, использование "контрольных" вопросов, то есть вопросов о событиях и фактах, которые почти у всех бывали в жизни, но признавать их людям неприятно и не хочется. В дальнейшем эти данные сравниваются с характером реакций на "критические" вопросы, которые составляют третий общий элемент для всех методов работы на полиграфе. Под "критическими" понимаются вопросы, имеющие прямое отношение к целям расследования.

КОРР. Надежен ли этот метод?

РОЩИН. Это, пожалуй, один из основных вопросов, ведь проблема надежности полиграфа обсуждается с момента его появления как учеными-психологами, так и практиками. Сейчас никто всерьез не рискует утверждать, что допрос с применением полиграфа дает 100%-ную гарантию получения правильного ответа относительно ложности или правдивости показаний подозреваемого. Оптимальные оценки - от 80 до 96% надежности - высказываются практикующими операторами.

Наиболее скептические оценки, полученные на основе анализа практики и ряда специальных психологических исследований, ограничиваются цифрой 64% и даже ниже.

КОРР. В связи с этим возникает вопрос: можно ли "обмануть" полиграф?

РОЩИН. Психофизиологические реакции разных людей могут изменяться по самым разнообразным причинам: общее состояние, большая усталость, действия некоторых фармакологических препаратов, отклонения в психике.

Кроме того, при некоторых знаниях и навыках можно "обманывать" полиграф, демонстрируя те или иные реакции не на "те" вопросы (достаточно, например, нажать пальцем на гвоздь в ботинке, чтобы изменилась кожно- гальваническая реакция. Опытные преступники используют различные мыслительные образы, которые тоже меняют картину, и т. д.). Даже опытным операторам не всегда удается распознать эти сознательные "помехи".

КОРР. Где же применяется современный полиграф?

ЯНИ. Примерно к 40-м годам полиграф прочно вошел в практику работы американской полиции и специальных служб. В США при приеме на работу в наиболее важные государственные учреждения, а также во многие частные фирмы кандидатов стали подвергать испытанию с помощью полиграфа. К середине 60-х годов в стране уже насчитывалось около 3 тыс. таких приборов и проводилось (по неполным данным) более 100 тыс. проверок в год. Полиграф начинают применять страховые компании для проверки правильности сведений, заносимых клиентами в страховой полис, а полиция проводит эксперименты по применению полиграфа для оценки правдивости сообщений агентуры.

КОРР. Стало быть, в США полиграф вошел в практику сразу и безоговорочно?

ЯНИ. Не совсем так. Несмотря на отдельные положительные примеры применения полиграфа при расследовании уголовных преступлений, его эффективность была подвергнута весьма обстоятельной критике со стороны некоторой части американских юристов. В результате комитет по экспериментальным работам США представил в свое время по этому вопросу несколько рекомендаций. Среди них была, в частности, и такая: применять полиграф лишь при расследовании наиболее важных государственных и уголовных преступлений, только с согласия испытуемого, и его отказ не рассматривать как улику.

КОРР. И тем не менее, мы имеем представление о "детекторе лжи" как о приборе, способном держать в страхе любого человека, который проходит на нем испытание?

ЯНИ. Отчасти вы правы. В условиях полицейского произвола и беззакония полиграф стал, по выражению самих американцев, оружием "морального запугивания". Некоторые методы его применения в практике буржуазной юстиции, бесспорно, заслуживают самой резкой критики, которую они и получили в работах советских ученых-криминалистов. Однако эта критика нередко носила несколько умозрительный и односторонний характер и строилась большей частью по пресловутой схеме: "нельзя - потому что невозможно". Анализ методов применения прибора отсутствовал, положительные примеры игнорировались.

А между тем, в Польше несколько лет назад полиграф был успешно использован для раскрытия сложных уголовных дел. Разработки в области полиграфа ведут югославские и чехословацкие криминалисты.

КОРР. Какое отношение к использованию подобных приборов среди советских юристов?

ЯНИ. Как говорят, "за всех сказать трудно", но если судить по научной литературе, то в подавляющем большинстве - отрицательное. Правда, в работах отдельных наших ученых высказывается мысль о будущем возможном применении полиграфа. Оговаривается обязательное условие использования лишь бесконтактных датчиков, то есть без укрепления их на теле человека. Некоторые криминалисты считают, что только тогда можно будет ставить вопрос об использовании "детектора лжи" в оперативно-розыскных целях.

КОРР. Все-таки не совсем ясно. Есть ли необходимость использования полиграфа в юридической практике, учитывая его недостаточную надежность и психологическую беспомощность испытуемого перед ним?

ЯНИ. Теория и практика советского уголовного процесса рассматривают эмоциональные реакции допрашиваемого как не имеющие доказательственного значения. Однако из этого не следует, что они вообще не играют никакой роли в раскрытии и расследовании преступлений. Психофизиологические реакции представляют несомненный интерес как один из видов вспомогательной, ориентирующей, но, подчеркиваю, отнюдь не доказательственной информации. С помощью полиграфа с большой степенью достоверности можно получить ответ только на один вопрос: испытывает ли допрашиваемый эмоциональное напряжение в связи с постановкой ему того или иного вопроса, что дает возможность заподозрить ложь в показаниях допрашиваемого. Уличать же его во лжи следователь будет в процессе доказывания.

КОРР. Существуют ли в нашей стране правовые основания для применения полиграфов в следственной практике?

ЯНИ. Нет, уголовно-процессуальный закон не предусматривает использование подобной аппаратуры. Поэтому необходимым условием применения полиграфных методов в криминалистике должно быть наличие эффективных правовых гарантий, полностью исключающих нарушение охраняемых законом прав и интересов граждан. А они пока не разработаны.

РОЩИН. Сложности применения полиграфа в практике, о которых уже говорилось, свидетельствуют о том, что использоваться этот метод должен лишь в особо важных и сложных случаях, при очень строгой регламентации процедуры и анализа данных и при исключительно высокой профессиональной подготовке операторов.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы