aif.ru counter
1419

УРОКИ ИСТОРИИ. Политические процессы 30-х годов: характер и особенности (часть 1)

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7 13/02/1988

Одной из наиболее трагических страниц истории советского общества являются репрессии, развернутые в середине 30-х годов в обстановке сложившегося тогда культа личности И. В. Сталина. Они коснулись многих тысяч членов партии и беспартийных. Возникшие в атмосфере нетерпимости, вражды и подозрительности, "теоретически" обоснованные выдвинутым Сталиным в 1937 г. ложным тезисом об обострении классовой борьбы в стране по мере дальнейшего строительства социализма, эти репрессии распространились по всем областям, краям и республикам, унося из жизни или из нормальных условий существования и деятельности лучших людей - представителей ленинской большевистской гвардии, партийных и государственных работников всех рангов, деятелей науки, культуры, военачальников, хозяйственных руководителей.

Эти репрессии нанесли серьезный ущерб делу социализма, авторитету партии. Их масштабы и нанесенный ими нашему обществу вред в полной мере не оценены до сих пор. Более того, после XX съезда КПСС (в конце 50-х - начале 60-х годов) была предпринята попытка рассказать правду об этих репрессиях. Но процесс этот был приостановлен. "...И сейчас еще, - сказал М. С. Горбачев в докладе, посвященном 70-летию Великого Октября, - встречаемся с попытками отвернуться от больных вопросов нашей истории, замолчать их, сделать вид, будто ничего особенного не произошло. С этим мы не можем согласиться. Это было бы пренебрежением к исторической правде, неуважением к памяти тех, кто оказался невинной жертвой беззакония и произвола. Не можем еще и потому, что правдивый анализ должен помочь нам решать сегодняшние наши проблемы: демократизации, законности, гласности, преодоления бюрократизма - словом, насущные проблемы перестройки. Вот почему нам нужны и здесь полная ясность, четкость и последовательность".

Большое число граждан были подвергнуты наказаниям, вплоть до высшей меры - расстрела, на основании решений неконституционных, чрезвычайных, закрытых органов. В таких условиях подсудимые лишались права на защиту, на апелляцию, даже на попытку самооправдания. Так, "суд" по делу гениального ученого-генетика Н. И. Вавилова продолжался несколько минут. Он был приговорен к расстрелу, который позднее был заменен 20 годами тюремного заключения. "Суд" над соратником В. И. Ленина, в 30-е годы наркомом юстиции СССР Н. В. Крыленко продолжался 20 минут, а его протокол уместился в 19 строк. Приговор тот же - расстрел. Это было введенное в практику беззаконие, жестокое и неумолимое.

ХРОНИКА ПРОЦЕССОВ

Но в нескольких случаях, когда речь шла о крупнейших деятелях партии и Советского государства, имена которых были известны всему миру, Сталин счел необходимым организовать открытые процессы. В ходе их необходимо было публично доказать виновность обвиняемых в якобы совершенных ими преступлениях. С одной стороны, подтверждалась "законность" их репрессирования, а с другой - в стране создавалась обстановка всеобщей подозрительности и страха. В этой обстановке было легче оправдать прошлые и будущие репрессии, доказать свою личную правоту в борьбе против оппозиционных группировок, которые, как утверждалось в ходе процессов, представляли собой "банды убийц и шпионов".

Первым из этих процессов, проходившим в августе 1936 г., был процесс по делу так называемого троцкистско- зиновьевского террористического центра, по которому проходили Г. Е. Зиновьев, Л. Б. Каменев, Г. Е. Евдокимов и другие - всего 16 человек. В печати сообщалось, что названный террористический центр, следуя прямым указаниям находившегося за границей Троцкого, подготовлял террористические акты против руководителей ВКП(б) и Советского государства. Подсудимым вменялась в вину подготовка и осуществление убийства С. М. Кирова, подготовка покушений на жизнь Сталина и других руководителей партии, а также шпионаж, вредительство, диверсии и другие преступления против советского строя.

Затем, в 1937 г., был проведен судебный процесс по делу Г. Л. Пятакова, К. Б. Радека и других, также обвинявшихся в антисоветской деятельности, вредительстве, шпионаже и диверсиях, подготовке террористических актов и других преступлениях.

Наконец, в марте 1938 г. был организован судебный процесс по делу "правотроцкистского блока". Здесь в числе обвиняемых проходили Н. И. Бухарин, А. И. Рыков, Н. Н. Крестинский, Х. Г. Ваковский и другие - всего 21 человек. Подсудимые обвинялись в шпионаже против Советского государства и измене Родине, убийстве С. М. Кирова, В. Р. Менжинского, В. В. Куйбышева, А. М. Горького, подготовке покушения на жизнь В. И. Ленина, И. В. Сталина, Я. М. Свердлова и других деятелей партии.

К этим трем процессам примыкает и закрытый суд по делу военных руководителей М. Н. Тухачевского, И. Э. Якира, И. П. Уборевича и других, обвиненных в шпионаже и подрыве боевой мощи Красной Армии. Материалы этого суда не публиковались, хотя имена подсудимых часто фигурируют в процессе 1938 г. в качестве соучастников преступных действий.

Особенностью было и то, что организаторы процессов стремились связать имена и инкриминируемую подсудимым преступную деятельность с троцкизмом и именем Троцкого. Он фигурировал и в приговоре процесса 1936 г., где указывалось, что Троцкий, как инициатор, вдохновитель и руководитель всех действий подсудимых, подлежит немедленному аресту в случае появления на территории СССР.

Рассматривая и оценивая ход и результаты процессов, в данном случае мы, однако, не будем отвлекаться на характеристику крайне противоречивой фигуры Троцкого. Его роль в истории нашей партии, его длительная борьба против ленинизма, его, наконец, тщеславные, честолюбивые стремления стать на пост руководителя партии и Советского государства после кончины Ленина, требуют специальной оценки, что, вероятно, будет сделано.

ЛИЧНОСТЬ ПРОКУРОРА

Вообще же подчеркнем: все эти процессы связаны между собой и характером, и содержанием, предъявлявшихся обвинений, и методами "доказательства" вины обвиняемых, и ссылками на якобы ранее "установленные" факты, и, наконец, той "теоретической" юридической основой, на которой строилось обвинение. И здесь надо сказать, что главной действующей фигурой этих процессов был А. Я. Вышинский, в то время Генеральный прокурор СССР. Он выступал в качестве государственного обвинителя. В молодости меньшевик, А. Я. Вышинский вступил в большевистскую партию в 1920 г. Окончив в 1913 г. юридический факультет Киевского университета, он в 1925 - 1931 гг. являлся ректором Московского университета, а затем перешел на руководящую работу в органы юстиции. Здесь он быстро продвинулся, уже в 1933 г. став заместителем, а в 1935 г. - Генеральным прокурором СССР. Именно его руками были не только оклеветаны и фактически уничтожены крупнейшие деятели партии и Советского государства, но и создана "теория" юриспруденции, ставшая основой судебного произвола.

Прежде всего была изъята из обращения "презумпция невиновности" - юридическая формула, утверждающая, что лишь суд устанавливает виновность обвиняемого, который вплоть до приговора считается невиновным. Подтверждением служат публикации в газетах того времени, которые еще до начала судебных процессов не только утверждали виновность обвиняемых, но и определяли содержание будущего приговора.

Так, например, 15 августа 1936 г., в день, когда было опубликовано сообщение Прокуратуры СССР о передаче на рассмотрение Верховного суда СССР дела Зиновьева, Каменева, Евдокимова и других, одна из газет писала: "Теперь они (обвиняемые. - Н. М.) разоблачены до конца. Вскрыта связь зиновьевцев с заграничной контрреволюционной организацией Троцкого, систематическая связь с германской фашистской охранкой (гестапо). Маскировка бесполезна. Не о "моральной", не о "политической" ответственности идет речь, а о прямой организации Троцким, Зиновьевым, Каменевым, Бакаевым подлого убийства Кирова и террористических покушений на жизнь товарища Сталина и других руководителей партии. ...Смрадом бандитского подполья дышит на нас дело Троцкого - Зиновьева - Каменева. Гадина подползает к тому, что для нас дороже всего. ...Нет пощады, нет снисхождения для врагов народа, пытающихся отнять у народа его вождей. Слово принадлежит закону, который знает только одну меру для преступлений, совершенных троцкистско-зиновьевской бандой".

Таким образом, газета не только свидетельствовала виновность обвиняемых, но и предрешала приговор еще не начавшегося суда.

Н. МАСЛОВ, доктор исторических наук, профессор

Окончание следует.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы