aif.ru counter
124

В. Яковлев: "Суд над М. Рустом - никаких привилегий, никаких ущемлений прав". Вокруг "дела Руста": взгляд обвинителя и защитника

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37 19/09/1987

Вокруг "дела Руста": взгляд обвинителя

Процесс по "делу Руста" завершен. Но его отголоски по-прежнему слышны в передачах "радиоголосов", выступлениях западной прессы. Наши корреспонденты А. Калганов и В. Войтенко попросили прокомментировать решение суда представителя государственного обвинителя на процессе, первого помощника Генерального прокурора СССР В. АНДРЕЕВА и защитника М. Руста, заведующего 28-й юридической консультацией Севастопольского района г. Москвы В. ЯКОВЛЕВА.

КОРР. Владимир Иванович, почему на суде не рассматривалась версия о шпионской миссии Руста?

АНДРЕЕВ. В данном случае можно с уверенностью сказать, что никаких шпионских действий он не совершил. Это было установлено в ходе предварительного следствия.

КОРР. Во время суда М. Руст отрицал обвинения в хулиганстве. Было ли это неожиданностью?

АНДРЕЕВ. Здесь можно сказать немного о нем самом. Такая характерная деталь. Руст - это человек, который в свои 19 лет спал как минимум 10 часов в сутки - рано ложился и поздно вставал, сразу шел в аэроклуб. Для своих знакомых и родителей Руст оставался человеком совершенно аполитичным.

Идея миротворчества родилась в его голове в ходе подготовки полета в СССР и понравилась настолько, что уже на суде, видя огромное внимание к своей персоне со стороны прессы и отношение, как к "суперзвезде", он закончил свое обращение к суду на красивой ноте, заявив: "Я не хулиган...", хотя в ходе следствия признал все выдвинутые против него обвинения. Кстати, когда я спрашивал его, почему же он, миротворец, не знает имен других борцов за мир, например Саманты Смит, Руст сослался на то, что газет не читает...

КОРР. Есть ли какие-то гарантии того, что по возвращении в ФРГ Руст не начнет говорить нечто противоположное, давать какие-то "сенсационные сообщения"?

АНДРЕЕВ. Это можно вполне допустить. Но, разумеется, речь может идти не о сомнениях в достоверности тех сведений, которые добыли в ходе следствия и на суде, а о порядочности самого человека.

Дело в том, что скрупулезно доказано, какие преступления он совершил, и говорили о них не в кулуарах, а гласно, так, что слышали все. Я все же склонен думать, что всякий порядочный человек никогда не будет гордиться совершенным преступлением.

КОРР. Как соотносится мера наказания, которую вы требовали, с нормами международного права?

АНДРЕЕВ. В принципе, наше законодательство находится в полном соответствии с нормами международного права, но, например, законодательство ФРГ за подобное преступление с тяжкими последствиями предусматривает 14 лет лишения свободы.

КОРР. После вынесения приговора как сам Руст, так и его родители выглядели вполне счастливыми, хотя наказание в 4 года лишения свободы - далеко не "сахар". У некоторых наших читателей возник вопрос - не был ли суд просто соблюдением формальности и Руст вместе с родителями уверен в помиловании?

АНДРЕЕВ. Это ошибочное мнение, что суд, и я в том числе, знал, что Руст не сегодня завтра может быть освобожден. Суд определил меру наказания, и М. Руст его отбывает.

Что касается помилования, то М. Руст имеет такое же право обратиться с ним в соответствующие инстанции, как и другие лица, отбывающие наказания за совершенные преступления.

КОРР. Будет ли Руст, отбывать наказание в какой-либо из "привилегированных" колоний? Это одно из последних утверждений западных радиоголосов.

АНДРЕЕВ. Тюрьма или колония - это не санаторий, и ни о каких "привилегированных" заведениях подобного типа речи быть не может. Их просто нет.

Русту определили общий режим содержания, что, конечно, легче "строгого" или "усиленного" режимов, и хотя он иностранец, отбывать наказание будет с другими нашими осужденными.

* * *

И защитника

КОРР. Всеволод Дмитриевич, возникали ли у вас какие-либо сложности в подготовке к процессу?

ЯКОВЛЕВ. Процесс был непростой. Мне приходилось раньше защищать иностранцев в делах, касавшихся контрабанды, наркотиков, однако обстоятельства дела М. Руста совершенно иные. Я ведь не сразу пришел на суд - мне пришлось участвовать в предварительном следствии, изучать материалы, связанные с авиацией, нормами международных полетов.

КОРР. Учитывая широкий общественный резонанс, не целесообразно ли было "в политических целях", как пишет читатель С. Даев, проявить при вынесении приговора "дополнительную" гуманность?

ЯКОВЛЕВ. Суд - орган независимый. Его обязанность - следить за строгим соблюдением закона, "политические", как выразился ваш читатель, вопросы не находятся в его компетенции.

КОРР. Существуют ли какие-нибудь привилегии для иностранных граждан в подобных процессах?

ЯКОВЛЕВ. Никаких привилегий и, конечно же, никаких ущемлений их прав. Предусмотренные советским законодательством процессуальные нормы одинаковы для всех. Особый случай - дипломатическая неприкосновенность, но М. Руст не обладал ею.

КОРР. Скажите, отчего зависит выбор защитника, почему участие в деле Руста приняли именно вы?

ЯКОВЛЕВ. Защитник назначается либо по заявке следственных органов, либо по просьбе подсудимого, его родственников. В данном случае Руст просил защитника, знающего немецкий язык.

КОРР. Какую характеристику вы можете дать Русту как человеку?

ЯКОВЛЕВ. Руст - человек очень целеустремленный. С двенадцати лет он увлекался авиамоделированием, затем обучался летному делу, мечтал стать инструктором. Он совершил на крохотном самолете два сложнейших полета над Северным и Норвежским морями без спасательных средств.

У нас были продолжительные контакты с Рустом; он не только волновался за своих родителей, но и переживал за товарищей по клубу, которых он лишил на значительное время самолета, предназначенного для дальних перелетов. Обо всем этом я говорил на процессе, и суд, по-моему, учел эти обстоятельства.

КОРР. Чем именно вы можете объяснить поступок Руста?

ЯКОВЛЕВ. Мне кажется, в том, что предпринял Руст, сказались его молодость, неосведомленность о тех обстоятельствах, которые повлечет за собой нарушение воздушного пространства СССР. К этому же следует отнести и политическую неопытность подзащитного.

КОРР. Удовлетворены ли вы приговором суда?

ЯКОВЛЕВ. Как адвокат, подчеркиваю, я всегда субъективен. Моя задача - находить в каждом явлении положительные стороны, именно на них делать акценты. Я не мог оспаривать 84-ю статью, это было бы нелепо, ведь факт нарушения международных правил полета налицо. Я оспаривал 206-ю статью - хулиганство, поскольку считаю, что в помыслы Руста не входило нарушение общественного порядка. Прокурор считал, что наибольшего наказания Руст заслуживает за нарушение международных правил полетов. Я, оговорюсь опять-таки, как адвокат, настаивал на минимальном наказании, не связанном с лишением свободы, - денежном штрафе, условном наказании. Суд счел, что наибольшего наказания Руст заслуживает за создание угрозы для жизни людей.

КОРР. Всеволод Дмитриевич, вот что писала несколько дней назад лондонская "Гардиан": "На процессе будет демонстрироваться новое отношение к преступлению и наказанию в Советском Союзе, или, если выразиться более осторожно, здесь выяснится, существует ли это новое отношение или нет".

ЯКОВЛЕВ. Действительно, жизнь подсказала нам, что наше законодательство нуждается в совершенствовании. Но при чем здесь данный процесс? О самом процессе я могу сказать, что он прошел на исключительно высоком уровне. Никаких отступлений от закона - а именно этого и требует перестройка.

КОРР. Согласился ли Руст с приговором?

ЯКОВЛЕВ. Предварительное следствие, судебный процесс сделали Руста старше. Руст очень переживал, осознав всю ответственность, и не считал себя "невинно обиженным".

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы