135

Согласно статистическим данным сегодня в мире 15% семей не могут иметь детей. Грань допустимого

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35 05/09/1987

Нашумевший на Западе судебный процесс по делу американских семей Уайтхед и Стерн о суррогатном материнстве ставит сложные медико-правовые вопросы, касающиеся всех людей и общества в целом. Эти вопросы рассматриваются в статье доктора юридических наук Г. ЛИТВИНОВОЙ.

СОВРЕМЕННЫЙ уровень развития медицины допускает пересадку органов или позволяет достаточно долго поддерживать жизнь умирающего. Но тогда в этой связи возникает потребность в четком правовом определении таких категорий, как жизнь, личность, эксперимент. Большинство ученых не без основания полагает, что человек с необратимо погибшим мозгом не может считаться личностью. Жизнь индивидуума справедливо отождествляется с жизнью его мозга, сознания.

Врач, осуществляющий пересадку органов, может оказаться перед лицом сложных нравственных и юридических проблем. Вот один из примеров, взятый из медицинской практики США. ДЛЯ спасения семилетнею мальчика нужна была почка. Родители готовы были пойти на любую жертву. Предлагали свои почки. Но врач сказал, что нужна почка ребенка, даже недоношенного младенца. Тогда родители мальчика по договоренности с врачом решили зачать ребенка-донора. Прошло время. Были вызваны преждевременные роды, и у недоношенного плода изъяли почки. Плод погиб, но семилетний мальчик был спасен. О тайной операции узнали. И врач, сделавший операцию, предстал перед судом, так как разрушение плода старше 12 недель (срок, когда допускается аборт) считается убийством. Шумный судебный процесс в конце концов окончился оправданием врача.

Решая проблему допустимости спасения жизни одного за счет другого, даже тяжелобольного, мы должны исходить из нравственного и юридического принципов равноценности и равноправия каждого человека. Поэтому необходимо разработать правовые нормы, которые бы исключили опасность того, что, спасая одного, убиваем другого либо лишаем его возможности реанимации.

В нашей стране право на медицинский эксперимент предусмотрено статьей 34 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении: с согласия больного и в интересах его излечения врач может применять новые, научно обоснованные, но еще не допущенные ко всеобщему применению методы диагностики, профилактики и лечения, а также лекарственные препараты.

РЕБЕНОК "ИЗ ПРОБИРКИ"

Статистика свидетельствует, что до 15% современных семей страдает бесплодием, на бездетных падает половина разводов. Невозможность для одного из супругов иметь детей признается законодательством многих стран важнейшим основанием для расторжения брака. Немало семей, вынуждено также отказываться от рождения ребенка, опасаясь плохой наследственности. Между тем не все так безнадежно, и число бездетных можно резко сократить.

* * *

Четверть века тому назад в Советском Союзе были успешно сделаны первые операции по искусственному оплодотворению женщин. В результате родились здоровые дети, многие из них ныне уже имеют своих детей. Но практика таких операций до сих пор ограничена*. Почему? Одна из причин состоит в том, что в законодательном порядке не решены многие возникшие проблемы, в том числе не определено правовое положение такой семьи: ребенка, его родителей и донора.

Хотя эти проблемы сложны, но разрешимы. Думается, целесообразно разрешать искусственное оплодотворение не только замужним, но и незамужним женщинам. Те, кто не состоит в браке, принимают сами решение о будущей операции, а рожденный ребенок приравнивается по правовому положению к внебрачному.

Хотелось бы заметить, что хотя в законодательстве многих государств эти вопросы пока не регламентированы, однако ни в одном из них не содержится правовых норм, запрещающих проведение этих операций. Стало быть, действия медиков нельзя считать неправомерными.

Существует и другая сторона вопроса. В последние годы расширились возможности рождения искусственно зачатых детей. Но не перейдет ли со временем человечество на "индустриальное" производство детей из инкубаторов? Предугадать, что будет, трудно.

Высказывались предположения, что этим медицинским открытием могут воспользоваться те, кто не желает переносить неудобства и тяготы, связанные с периодом беременности. В некоторых капиталистических странах уже появились женщины, которые за плату вынашивают, рожают и вскармливают ребенка (см. "АиФ", N 9, "Материнство на продажу"). Для некоторых из них это стало своего рода профессией. Но заслуживают ли они нравственного и правового одобрения? Как-то американский профессор Л. Грэхем спросил, как я оцениваю новейшую женскую "профессию" матери-инкубатора, и был удивлен попыткой провести аналогию с древнейшей женской "профессией" - проституцией. Но ведь "мать-инкубатор" делает доброе дело, возразил мне американский коллега. Думается, что не всякие добрые дела следует оплачивать наличными. С моральных ПОЗИЦИЙ превращение материнства в доходную профессию трудно одобрить.

Впрочем, эти сомнения - едва ли достаточный аргумент доя отказа от использования такого важного медицинского открытия. Во-первых, оно позволяет иметь детей многим женщинам, лишенным радости материнства, во-вторых, вынашивание имплантированного эмбриона может избавить от риска получить больного ребенка, отягощенного плохой наследственностью не только по линии отца, но и матери. Что же касается возможных возникающих злоупотреблений, то их, видимо, можно предупредить изданием соответствующих правовых актов.

МОЖНО ЛИ ОБЕСПЕЧИТЬ ТАЙНУ ПРОИСХОЖДЕНИЯ?

Законодательству, определяющему правовое положение донора, видимо, нужно исходить из того, что донор, как правило, должен быть анонимен. Думается, было бы разумным предоставить супругам право выбирать лишь некоторые качества донора - в частности, цвет глаз, волос, внешнее сходство донора с одним из супругов. Донором не может быть человек с плохим состоянием здоровья, с плохой наследственностью. Донорами не могут быть те близкие родственники, которые по закону не могут быть супругами.

Если донор анонимен, то никаких прав и обязанностей по отношению к таким детям, никаких правовых связей с ними он не имеет, подобно тому как донор, давший кровь для спасения жизни или улучшения здоровья другого лица, не претендует на родственные связи и права (алиментные, наследственные и др.).

Необходимы правовая регламентация условий проведения таких операций, а также четкое определение круга медицинских учреждений, имеющих право их проводить. Квалифицированная гинеколого-акушерская служба может обеспечить всестороннюю проверку здоровья донора, строгую служебную и профессиональную тайну, зафиксирует согласие супругов на операцию соответствующим правовым актом, имеющим юридическую силу.

И несомненно, должна быть исключена частная практика, ибо в данном случае трудно будет обеспечить интересы как доноров, так и супругов (например, операцию жене могут провести без согласия ее мужа, который даже не был информирован об этом) Легализация искусственного зачатия потребует внесения изменений и дополнений в ряд отраслей права: семейное, уголовное, гражданское и др.

Решение подобных проблем заставит задуматься над целесообразностью сохранения запретов на брак с лицом, страдающим психическими или иными тяжелыми наследственными заболеваниями, опасными для здоровья потомства, тем более что внебрачные связи таким лицам запретить трудно. Возможность искусственного зачатия позволит исключить или резко ограничить опасность рождения детей с тяжелыми наследственными болезнями. И если в таких случаях любящих людей устраивает бездетный брак или семья с детьми, рожденными в результате искусственного зачатия, то не будет ли добровольная стерилизация одного из супругов гуманной альтернативой абортов для женщин, особенно тех, кто старше 40 лет, которые имеют несколько детей и не желают больше рожать? При таких обстоятельствах законодательство ряда стран, например Югославии, разрешает стерилизацию.

Надо сказать, что далеко не все отношения, связанные с проведением такого рода операций, должны быть строго регламентированы в правовых нормах. Наверное, врачам, к компетенции которых отнесено в силу их профессии решение важнейших жизненных проблем человека, можно было бы предоставить существенные полномочия в решении этих вопросов.

___

* Отметим, что с 13 мая 1987 г. вступил в силу приказ Министерства здравоохранения СССР N" 669 "О расширении опыта по применению метода искусственной инсеминации спермой донора по медицинским показаниям".

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы