aif.ru counter
22.08.1987 00:00
53

За предстоящие 15 лет намечено удвоить объем ресурсов, направляемых на улучшение условий жизни. Каков наш уровень жизни

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33 22/08/1987

В нашей редакционной почте много вопросов, касающихся уровня жизни советских людей. Ответить на наиболее характерные из них наш корреспондент Г. Валюженич попросила заведующую отделом проблем уровня жизни Центрального экономико-математического института АН СССР, доктора экономических наук, профессора Н. РИМАШЕВСКУЮ.

КОРР. Наталья Михайловна, мы довольно часто пользуемся таким понятием, как уровень жизни. Однако, судя по почте, представление о нем разное. Не могли бы вы рассказать, что же это такое - уровень жизни? Каковы его критерии, показатели?

Н. Р. Действительно, в обыденном сознании людей о нем существуют разные представления. Однако, если попытаться их как-то обобщить, то оказывается, что все они в основном связаны с материальными условиями жизни населения: оплатой труда, доходами семьи, потреблением продуктов питания, покупками товаров и т. д.

Такое понимание уровня жизни отражает суть и его научного определения. В наиболее общем виде - это реальные условия удовлетворения потребностей населения в целом и отдельных его групп. Однако надо иметь в виду, что уровень жизни характеризует жизнедеятельность людей лишь в сфере потребления; между тем, существует много других сфер: быт, общественно-политическая, культурная деятельность и т. д. Поэтому для оценки всего общественного организма в целом существуют еще и другие понятия - "образ жизни", "качество жизни", "народное благосостояние". Если охарактеризовать их коротко, то образ жизни - это способ деятельности человека, его жизненная установка. Например, один человек, не заботясь о своем здоровье, пьет, курит, не занимается спортом, а другой ведет здоровый образ жизни. Для одной женщины, скажем, главное в жизни общественный труд, положение в обществе, а для другой - семья, воспитание детей. Подобной ориентацией и определяется образ жизни. Качество жизни предполагает характеристику состояния здоровья населения, уровень образования, культуры людей и т. д.

Поскольку потребности человека многообразны и разноплановы, то, в принципе, невозможно сформулировать какой-либо один показатель, полностью оценивающий жизненный уровень населения. Для этого необходима целая система характеристик, каждая из которых отражала бы удовлетворение отдельных видов потребностей и условия распределения материальных благ. Тем не менее при оценке уровня жизни могут использоваться и некоторые обобщенные показатели. К ним, на наш взгляд, можно отнести, например, размер национального дохода, приходящийся на душу населения; общий объем благ и услуг, потребляемых населением за год; долю питания в структуре потребления (чем ниже доля питания, тем выше уровень жизни, так как тем более значимыми и разнообразными становятся другие потребности).

КОРР. При характеристике уровня жизни, как известно, используются средние показатели. Между тем, у нас существуют как малообеспеченные, так и высокообеспеченные слои населения. Какова дифференциация уровня жизни крайних доходных групп?

Н. Р. Очень важный вопрос. Действительно, к сожалению, наша официальная статистика использует в основном средние показатели, относящиеся к населению в целом, несмотря на то, что в научных кругах уже давно ставится вопрос о дифференцированном ("посемейном") подходе к оценке жизненного уровня. Необходимость в этом определяется следующими обстоятельствами.

Распределение материальных благ осуществляется у нас по труду, который, как известно, качественно и количественно неоднороден. Учитывая это, а также различия в структуре и составе семей, приходим к выводу о том, что дифференциация в доходах и потреблении населения неизбежна. Она может быть измерена специальными статистическими показателями. В качестве примера можно привести так называемый децильный показатель, который выражает отношение денежных доходов 10% наиболее и 10% наименее обеспеченных семей. Для населения страны в целом он составляет примерно 3,5. Это по номинальным доходам. Если их "очистить" от налогов (и прочих обязательных платежей), то этот показатель снизится приблизительно на 10% и составит 3,1. Однако следует еще учесть, что в семьях с разным уровнем дохода различна доля сбережений. Она колеблется от 1 % доходов у малообеспеченных до 15 - 20% у высокообеспеченных семей. Между тем, денежные сбережения - это средства, которые не используются в текущем потреблении. Поэтому с учетом этих различий дифференциация в потреблении оказывается еще ниже, не менее, чем на 10%.

Хотелось бы подчеркнуть, что эти рассуждения базируются на данных о контролируемых доходах: оплате труда, пенсиях, пособиях, стипендиях и т. д. Но ведь в реальной жизни имеются еще и так называемые неконтролируемые доходы, основная часть которых носит нетрудовой характер и образуется в результате преступной деятельности отдельных лиц (взятки, хищения, спекуляция), либо как следствие перераспределения средств между отдельными группами и слоями населения (наследство, подарки, помощь детям и престарелым, оплата мелких услуг и т. д.). Поскольку эти доходы неконтролируемые, то и величина их, естественно, неизвестна. Она может быть определена лишь косвенным путем. На основе данных локального обследования мы попытались определить эту сумму. По нашим расчетам, она составила примерно 10% к заработной плате.

Естественно, что неконтролируемые доходы вносят коррективы в дифференциацию материальной обеспеченности населения.

Различия в доходах - это основной, но не единственный фактор формирования материальной обеспеченности. Необходимо еще учитывать уровень накопленного имущества, а также, какое у семьи жилье - государственное или кооперативное. Указанные три фактора действуют неоднозначно, т. е. семьи, у которых текущие доходы минимальные, могут иметь прекрасные жилищные условия и средний уровень накопленного имущества. И наоборот. Например, семьи пенсионеров имеют низкие текущие денежные доходы, но хорошие (существенно выше среднего) жилищные условия. Вместе с тем, среди пенсионеров четко выделяются две группы; работающие (получающие пенсию и заработную плату) и неработающие. Они существенно различаются по уровню текущего денежного дохода: у первой они на четверть выше, чем у всех семей рабочих и служащих, а у второй - в 2 раза ниже, чем в семьях работающих пенсионеров.

Уровень доходов зависит также от возраста семьи. Некоторое время (2 - 3 года после ее образования) этот уровень растет. Когда в семье появляются дети, наступает длительный этап (до 20 лет) падения душевого дохода семьи, а за ним, в течение примерно 10 лет, материальная обеспеченность повышается. После 30-летнего существования семьи, с началом старения супружеской пары, наступает период стабилизации доходов. И наконец, с ее 40-летнего возраста вновь отмечается резкое их падение.

КОРР. Наталья Михайловна, какое количество населения страны имеет минимальный прожиточный бюджет и максимальный?

Н. Р. Прежде всего, видимо, надо уточнить, что собой представляют эти понятия. Минимальный прожиточный бюджет отражает минимально приемлемую границу потребления. Он определяется у нас в ряде научных учреждений: НИИ труда Госкомтруда СССР, НИЭИ Госплана СССР, ЦЭМИ АН СССР.

В конце 60-х и начале 70-х годов величина бюджета минимума материальной обеспеченности составляла около 50 руб. в месяц в расчете на одного члена семьи. Однако этот уровень малообеспеченности повышается, так как растет благосостояние населения в целом. К тому же меняются и наши представления о допустимом минимуме потребления. Сегодня, по нашим расчетам, этот уровень определяется в размере 66 - 70 руб. (По данным других научных учреждений, он составляет около 75 руб. - Ред.).

По мнению некоторых ученых, минимальный уровень потребления должен пересматриваться каждые 5 лет в процессе разработки пятилетнего плана.

Что касается максимального бюджета, то условно в качестве его может быть использован рациональный потребительский бюджет, который, по расчетам разных экономистов, составляет 150 - 200 руб. на члена семьи в месяц.

Точных сведений о том, какое число людей в стране имеет минимальный и максимальный бюджет, нет. О таком состоянии можно судить лишь на основе выборочных оценок.

По данным наших обследований в г. Таганроге доля относительно малообеспеченных семей равнялась примерно 15%, а категорию высокообеспеченных составляла "sup"1"/sup"/"sub"3"/sub" часть общей численности семей. Характерно, что такое соотношение сохраняется в динамике, но устанавливается в новых границах. И это не удивительно. Ведь в условиях распределения по труду всегда будут относительно мало- и высокообеспеченные семьи. Проблема ликвидации малообеспеченности может рассматриваться лишь в связи с совершенствованием распределительных механизмов (оплаты труда, пенсионного обеспечения, помощи семьям с детьми).

КОРР. Так правомерно ли вообще говорить о средних показателях уровня жизни, если существует такой большой разрыв в доходах?

Н. Р. Если судить о контролируемых доходах, то, по моему мнению, большого разрыва сегодня не существует. Различия в доходах образуются в результате действия существующих при социализме распределительных механизмов. Конечно, это отнюдь не означает, что все они у нас достаточно совершенны. Известно, например, что сегодня сильно устарела система пенсионного обеспечения, поэтому и принято решение о разработке нового Закона о пенсиях. Нуждается в улучшении система семейных пособий на детей.

Что же касается различий в заработной плате, то они так малы, что, несомненно, требуют увеличения. В существующем виде условия оплаты труда фактически приводят к уравниловке, не стимулируя высокопроизводительного труда.

Все сказанное означает, что уровень жизни нельзя оценивать или рассматривать лишь на основе средних показателей. Скорее, наоборот, средние данные свидетельствуют лишь об общей характеристике и тенденциях развития жизненного уровня, а реальная картина раскрывается с помощью дифференцированных данных, относящихся к различным слоям и группам населения.

КОРР. Какое влияние оказывают общественные фонды потребления на уровень жизни населения? Насколько эффективно помогают устранить диспропорции в доходах?

Н. Р. Объем потребительских благ, поступающих сегодня населению из общественных фондов потребления, составляет примерно 30% совокупного дохода; в дальнейшем эта доля будет возрастать.

Общественные фонды потребления по своему характеру делятся на три вида: денежные выплаты, льготы и бесплатные блага. Соответственно и влияние каждого из них на уровень жизни имеет свою специфику. Так, денежные выплаты (пенсии, стипендии, пособия) снижают различия в доходах самым непосредственным и существенным образом. По нашим оценкам, денежные выплаты уменьшают их на одну треть.

Льготы, связанные с предоставлением государственного жилья, помощью в воспитании детей, организацией санитарно-курортного лечения и отдыха, по существу, снимают часть расходов с бюджета семьи, покрывая их дотациями из общественных фондов. Они как бы косвенно воздействуют на различия в материальной обеспеченности. Однако в настоящее время предоставление льгот осуществляется таким образом, что они в несколько большей мере попадают в высокообеспеченные семьи и увеличивают различия в потреблении.

Бесплатные блага (медицинская помощь, образование и т. д.) оказывают опосредованное воздействие на доходы населения. Так, бесплатное получение, например, более высокой квалификации позволяет иметь и более высокую заработную плату. Поскольку в малообеспеченных семьях, как правило, больше иждивенцев - малолетних детей, престарелых, учащихся, то на эти семьи приходится большая доля бесплатных благ.

В целом общественные фонды существенно сокращают различия в доходах и потреблении семей.

КОРР. На каком месте по уровню жизни мы находимся? Этот вопрос наиболее часто задают наши читатели.

Н. Р. Прежде чем оценивать, на каком месте мы находимся по уровню жизни, надо помнить о своем месте по уровню производительности труда. Ведь как мы работаем, так и живем. Что производим, то и потребляем. Конечно, жизненный уровень зависит не только от объема и качества производимых благ, существенное значение имеет еще и характер их распределения, условия и формы их предоставления населению, степень различий в материальной обеспеченности групп и слоев населения.

Известно, что по сравнению с США производительность труда в нашей промышленности в 1985 г. составила 55%, а в сельском хозяйстве за 1966 - 1984 гг. - в среднем примерно 20 - 25%. Все остальные характеристики экономики неразрывно связаны с этими показателями. Это в равной мере относится и к жизненному уровню населения в целом.

Однако при прочих равных условиях мы существенно выигрываем (и в этом я вижу принципиальные преимущества социализма) за счет механизмов распределения. Если у нас различия в доходах зависят главным образом от оплаты труда и состава семьи, то в капиталистических странах наиболее существенным фактором при этом является капитал, частная собственность, основанная на эксплуатации. Поэтому и дифференциация и доходах там гораздо выше. Если у нас, как мы уже сказали, она составляет 3,5 раза, то, например, в США более 9 раз.

Хочу еще подчеркнуть, что уровень жизни самым непосредственным образом связан с производством и зависит от эффективности труда на каждом рабочем месте и в народном хозяйстве в целом.

Если же говорить о сравнительных межстрановых оценках, которые, безусловно, имеют весьма приблизительный характер, поскольку связаны со множеством методологических трудностей, то, на мой взгляд, наиболее близкой к истине является доля питания в структуре потребления. По этому показателю, по весьма ориентировочным расчетам, мы находимся за Англией и Францией, на уровне Италии.

КОРР. Наталья Михайловна, а каковы, на ваш взгляд, наиболее эффективные пути решения проблемы повышения уровня жизни народа?

Н. Р. Нет необходимости повторять все то, что опубликовано по этому поводу в партийных документах.

Но хотелось бы остановиться лишь на одном вопросе - о повышении эффективности социальных программ. Оказывается, что они, так же как и производственные, могут быть составлены и реализованы с разной степенью эффективности, которая, на наш взгляд, зависит от того, как в результате осуществления социальных мер решаются конкретные социально-экономические проблемы в области народного благосостояния.

С этой точки зрения, проведенные нами специальные исследования социальных программ IX и X пятилеток показали, что эффективность основных социальных мероприятий, осуществленных в период с 1970 по 1980 гг., была весьма низкой. Например, в конце 70-х годов жилищная проблема была не менее острой, чем в конце 60-х, несмотря на то что за этот промежуток времени ежегодно вводилось не менее 100 млн. м"sup"2"/sup" жилья и средний уровень жилищной обеспеченности существенно повысился. Но вместе с тем, выросли и потребности населения. Если раньше семья довольствовалась только тем, что получала отдельную квартиру, то сейчас ей необходимо, чтобы при этом было соблюдено определенное соотношение между количеством комнат и числом членов семьи. Поэтому только наращивание темпов строительства жилья не позволит удовлетворить потребность населения в нем. Для этого необходимо ввести механизм, который обеспечил бы эффективное использование уже имеющегося жилья за счет его перераспределения.

Наши исследования показывают, что для большей эффективности всех социальных мероприятий необходимо существенное совершенствование условий распределения производимых обществом благ.

* * *

Денежные доходы 10% наиболее обеспеченных семей страны примерно в 3,5 раза превосходят доходы такой же доли малообеспеченных.

* * *

Размер национального дохода, приходящийся на душу населения, в 1986 г. составил 2.096 руб.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество