181

Перестройка - это и дебюрократизация нашего общества, нашего сознания. О бюрократизме

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32 15/08/1987

НА ИЮНЬСКОМ (1987 г.) Пленуме ЦК КПСС, утвердившем развернутую программу коренной перестройки управления экономикой, откровенно говорилось о нелегких проблемах, с которыми сталкивается проведение в жизнь политики перестройки. Одним из самых серьезных препятствий на ее пути является аппаратный бюрократизм. М. С. Горбачев назвал несоответствие между растущей активностью масс и еще живучим бюрократическим стилем деятельности в самых различных областях одним из проявлений реального противоречия между требованиями обновления, творчества, созидающей инициативы, с одной стороны, и консерватизмом, инерцией, корыстными интересами - с другой.

Долгое время мы сводили бюрократизм к таким его вторичным симптомам, как бездушие, формализм, волокита, "многописание". Между тем это явление гораздо сложнее.

В. И. Ленин определил бюрократизм как "подчинение интересов дела интересам карьеры". Беря за основу это определение, мы должны научиться безошибочно диагностировать бюрократа, что является хотя и не единственным, но непременным условием успешной борьбы с ним.

"ПАУЧКИ" ГОТОВЫЕ СПЕЛЕНАТЬ ЛЮБУЮ ИНИЦИАТИВУ

Бюрократическому сознанию присущи следующие общие установки:

* безразличие к социальному назначению и последствиям своей служебной деятельности, что проявляется в преувеличенном внимании к форме за счет существа дела, в результате чего, по словам Маркса, "государственные задачи превращаются в канцелярские", а "канцелярские задачи - в государственные";

* подмена (чаще всего непроизвольная, но от этого не менее опасная) "общих государственных интересов частными: ведомственными или корпоративными (аппаратными), порой даже личными;

* отношение к служебной иерархии не как к средству эффективной организации работы учреждения, а как к самоцели, что зачастую влияет не только на действия работника, руководствующегося принципом "что понравится начальнику", но и на сам образ его мыслей, когда чиновник вольно или невольно старается думать и рассуждать, имитируя логику своего начальника;

* консерватизм - ориентация на неизменность, устойчивость положения, максимальную подконтрольность каждого нижестоящего вышестоящему, на исключение всякого риска и неопределенности, что объективно способствует застою, ибо сегодня прогресс невозможен без элементов рассчитанного риска.

Господство этих установок привело к искажению критериев оценки кадров работников: стали цениться не ищущие, самостоятельные люди, а прилежные и послушные исполнители, полагающие соблюдение правил канцелярской рутины главной управленческой добродетелью. Подобно трудолюбивым паучкам, они стараются спеленать любую идею и инициативу.

СОЦИАЛЬНОЕ РАВНОДУШИЕ

Деформации бюрократического сознания имеют множество вариаций. Но, думается, все они сводятся к нескольким психологическим стереотипам. К числу их относятся:

* сознание чиновника-функционера. В своих действиях такой чиновник руководствуется лишь формальными указаниями и соображениями карьеры. Подобный, по выражению Маркса, "частичный индивид" не только нравственно неполноценен, но и неэффективен как работник, даже если добросовестно и напряженно трудится, так как, отключая гражданское самосознание, он неизбежно снижает и уровень понимания своих задач и смысла работы в целом;

* бюрократическая "корпоративная" этика и психология включает ряд компонентов: бюрократический псевдоколлективизм, предполагающий растворение ответственности и своего рода "круговую поруку" аппарата; псевдоактивность (имитация бурной деятельности) в сочетании с доведенной до совершенства техникой "спихивания" неприятных дел и забот; отторжение либо блокирование "возмутителей спокойствия" и вообще неординарных людей; стремление к келейному решению вопросов в рамках закрытых "кабинетных" процедур, к монополизации информации;

* доминирование "охранительных", консервативных стереотипов, таких, как перестраховка (в том числе под масками "бдительности" и "добросовестности", "основательности"), порождающая запретительный, "шлагбаумный уклон" в работе; отрыв от реальной жизни в пользу канцелярских форм деятельности; боязнь перемен, особенно направленных на расширение сферы самоуправления, самостоятельности подведомственных объектов (так как это ограничивает меру влиятельности бюрократа);

* бюрократический консерватизм уживается с показной гибкостью, что с особой силой проявилось в нынешних условиям перестройки, когда консерватизм и отсутствие у бюрократа заинтересованности в переменах (особенно если они ставят под угрозу его служебный статус) прячутся за жупелом "утраты командного положения". Хотя, как подчеркивалось на июньском (1987 г.) Пленуме ЦК КПСС, именно командно-административные формы управления обществом "тормозят наше движение".

Сегодня бюрократы прикрываются показной деловитостью, бумажно-словесной активностью, лицемерной имитацией "внимания к людям", т. е. попыткой чисто внешними средствами продемонстрировать свою готовность "соответствовать" провозглашенным и настойчиво проводимым партией переменам, на деле всячески тормозя и выхолащивая их;

* безосновательное перенесение атрибутов своей служебной роли на собственную персону. Наиболее злостная его форма - бюрократическое "барство". Оно присуще как начальственному, "сановному", так и исполнительскому бюрократизму. Причем можно по-разному оценивать их сравнительный вред, так как у лица, занимающего ответственный пост, есть разные возможности продемонстрировать свое значение (в том числе и положительно разрешить не решенный никем другим вопрос), а у мелкого бюрократа есть, по сути, лишь один способ заявить о своей "значимости" - что-либо запретить.

Однако было бы неверным представлять всех бюрократов своекорыстными "злоумышленниками". Дело далеко не так просто. Во многих случаях бюрократ - субъективно честный человек, искренне считающий себя хранителем административного порядка, но с сознанием, деформированным условиями его социальной среды. Поэтому "государственный интерес", выразителем которого он себя мнит, в его мозгу сужается до интересов ведомства или даже "департамента", выплачивающего ему зарплату.

КАК ПОБЕДИТЬ БЮРОКРАТИЗМ

Кардинальное (и самое трудное) решение проблемы - устранить условия, породившие бюрократизм.

Это означает необходимость придать реформе системы управления отчетливую антибюрократическую направленность. Прежде всего, объективную основу бюрократизма должен подорвать последовательный переход к новым принципам хозяйствования и управления производством и обществом в целом. Наступление на бюрократа должно вестись последовательно и планомерно, на базе комплекса политических, организационно-правовых, моральных средств. XXVII съезд партии назвал действенные меры: дальнейшая демократизация управления, гласность и контроль (прежде всего - снизу) за работой аппарата, значительное расширение самостоятельности предприятий, трудовых коллективов и иных объединений граждан. Многого следует ожидать от расширения выборности руководящих работников, усиления их подотчетности трудящимся, от аттестации кадров.

С другой стороны, видимо, следует сделать работу в аппарате менее "привлекательной" для карьеристов и других чрезмерно ориентированных на получение всяческих дополнительных благ лиц, отменив необоснованные привилегии и "блага за место", нарушающие социалистический принцип оплаты по труду; расширить сменяемость управленческих кадров, решительно избавляясь от обюрократившихся чиновников, причем без обеспечения их "парашютом" - "в связи с переходом на другую работу". Служебные перспективы работника должны быть тесно связаны с реальными результатами его труда, с его оценкой теми, кем он управляет.

В экономике главная форма борьбы с бюрократизмом - самоуправление предприятий, перевод их на полный хозрасчет, т. е. на самопланирование (в рамках государственного плана, но реализуемого не административными, а экономическими методами), самоокупаемость и самофинансирование.

Общественное мнение через средства массовой информации, литературу и искусство, науку, особенно общественную, должно выступать как система социального оппонирования (определение доктора юридических наук Б. Курашвили) аппарату управления, освещая прожектором общественного внимания те действия, которые будут продиктованы бюрократическими интересами, способными нанести обществу ущерб. Непрекращающиеся "баталии" вокруг экологических проблем - яркий тому пример.

Следует повысить действенность институтов государственного контроля, в том числе прокуратуры и судов. Они в состоянии достоверно устанавливать факты бюрократического бездействия.

Бюрократ даже в сегодняшней, весьма неблагоприятной для него общественной атмосфере ухитряется перейти в контрнаступление. Так, например, Академия наук приняла в этом году временный устав НИИ, в котором не предусмотрена выборность руководителей.

Вызывает беспокойство, когда из проекта Закона об индивидуальной трудовой деятельности на последнем этапе исчезают такие принципиальные моменты, как возможность судебного оспаривания отказа в выдаче разрешения на работу, возможность включения ее в трудовой стаж и т. д.

По существу, настоящая борьба с бюрократизмом только разворачивается. Она будет продолжительной, нелегкой и порой болезненной. За последние десятилетия бюрократизм, увы, стал привычной частью нашей общественной жизни, частью нас самих. И поэтому побеждать его надо не только где-то "там", но и в себе. Ведь перестройка - это в значительной мере дебюрократизация и нашего общества, и нашего сознания, преодоление того "механизма торможения", о котором с тревогой говорилось на январском и июньском (1987 г.) Пленумах ЦК КПСС.

А. ОБОЛОНСКИЙ, старший научный сотрудник Института государства и права АН СССР

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество