43

С 1985 по 1986 г. смертность в СССР снизилась с 10,6 до 9,7 человек на 1 тыс. жителей. Бороться за человека

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13 04/04/1987

Наш корреспондент Я. Солганик взяла интервью у профессора А. АМБРУМОВОЙ, основателя и руководителя Всесоюзного научно-методического центра по изучению и предупреждению экстремальных состояний.

КОРР. Анна Григорьевна, насколько остро стоит в нашей стране проблема самоубийств? Если сравнивать данные об их численности, скажем, на начало века и на сегодняшний день, какая в результате получится картина?

АМБРУМОВА. Как ни печально, самоубийства занимают одно из первых мест среди причин общей смертности как в нашей стране, так и во всем мире, уступая, конечно, смертности в результате сердечно-сосудистых, онкологических заболеваний, травматизма. Причем практически во всех высокоразвитых передовых странах их число растет: сегодня самоубийств совершается больше, чем вчера, и есть основания думать, что завтра их не станет меньше.

КОРР. Получается парадокс - в нашем обществе, провозгласившем заботу о человеке главной задачей, число самоубийств растет. Чем, по-вашему, это объясняется?

АМБРУМОВА. Все не так просто. Если проанализировать общепринятую в мире таблицу причин самоубийств, то окажется, что в наших отчетах нет таких причин, как "безработица", "биржевая катастрофа", "имущественный крах", которые нередки в капиталистических странах.

Но помимо этого ряда причин существуют и другие, общечеловеческие - ведь, согласитесь, нет такого общества, в котором не было бы неизлечимых болезней, одинокой старости, неразделенной любви, в котором бы не рушились семьи и не умирали дети у матерей. И наше общество исключения тут не составляет.

С каждым днем карусель жизни раскручивается все быстрее. Усложняются производственные отношения и отношения межличностные, меняются темпы и ритмы жизни, растут города (а большие города - это и большие стрессы), нарастает поток информации. Впрочем, да не подумают читатели, что все беды - от научно-технического прогресса. Не прогресс виноват в людских трагедиях и судьбах, а скорее условия, в которых он протекает.

КОРР. Анна Григорьевна, в кризисном стационаре при 20-й московской районной больнице, где лечатся ваши пациенты - те, кто попал в кризисную ситуацию, пытался расстаться с жизнью, - я видела в основном молодых людей. С чем это связано? Значит ли это, что в молодежной среде самоубийства чаще, чем в остальных возрастных категориях?

АМБРУМОВА. Человек может оказаться в кризисном состоянии в любом возрасте. И тем не менее существуют так называемые возрастные пики самоубийств - молодежный и старческий. О молодежном пике скажу подробнее.

Психологам давно известно, что период от 17 - 18 до 23 - 25 лет - самый трудный в жизни: в это время идет процесс социализации молодого человека, его включения в общество. Нагрузка на психику огромная!

Особенно сложна ситуация со студенчеством. Одних ломает большой город с его суперстрессами и бешеным ритмом жизни (в основном это студенты, приехавшие из села, небольших городов и поселков), других мучает чувство отгороженности ото всех, одиночество, которое они ощущают и в толпе, и среди друзей, и в семье, третьи тяжело переживают любовный крах. Довольно часто встречается ситуация, когда молодой человек, разочаровавшись в выборе профессии, который за него сделали родители, начинает ощущать бесперспективность собственного будущего.

Причин юношеских самоубийств бесконечно много. И все же я вывела для себя одну закономерность: если самоубийство не вызвано психической патологией или же действительно значимой причиной, затрагивающей жизненно важные вопросы, то тогда оно объясняется обеднением духовной жизни молодого человека, утратой нравственных и трудовых ценностей.

Поясню, что я имею в виду.

В моей практике было немало случаев, когда у нас в кризисном стационаре оказывались молодые люди, которые вели ультрасовременный, с их точки зрения, образ жизни - употребляли алкоголь, наркотики, чрезмерно увлекались рок-музыкой (а она, да будет вам известно, создает большое психическое напряжение), с легкостью вступали в случайные связи. Некоторые из них примыкали к разного рода асоциальным неформальным молодежным группировкам.

Увы, что-то упущено этими молодыми людьми: они не научены формам и приемам общения, потому что если бы знали их, то и в экстремальной ситуации сумели бы эффективно и, главное, "бескровно" отстаивать свои интересы; отсутствует у них и вкус к настоящей литературе, музыке, ко всему, что составляет духовный мир человека...

КОРР. Анна Григорьевна, вы вскользь упомянули о наркотиках. Как я поняла, между наркоманией и самоубийствами существует связь?

АМБРУМОВА. Совершенно верно. Скажу со всей определенностью: борьба с наркоманией - это одновременно и борьба с самоубийствами.

В результате употребления наркотиков человек часто оказывается в состоянии глубокой депрессии, с тяжелым чувством одиночества, отгороженности от всех и вся.

Наркоманическая депрессия несет большую опасность для жизни человека: она либо завершается самоубийством, либо создает тяжелое пресуицидальное состояние (то есть состояние, предшествующее самоубийству), когда уровень социальной адаптации человека значительно снижается и он оказывается не в состоянии нормально жить, работать, конструировать свое будущее.

КОРР. Я понимаю, все призывы быть терпимыми и не доводить отношения до конфликтов - всего лишь призывы. И все же куда разумнее с самого начала предотвратить, не допустить кризисную ситуацию.

В чем-то здесь может помочь - и помогает - государство, открывая дома-интернаты для престарелых, организуя помощь инвалидам с детства, стараясь с помощью службы знакомств как-то облегчить проблему одиночества. Но, конечно, одними социальными мероприятиями проблему самоубийств снять невозможно. И вот когда уже нет другого способа помочь человеку, когда конфликтная ситуация налицо, вступает в действие система социально - психологической помощи...

АМБРУМОВА. Служба социально-психологической помощи, организованная нашим центром, включает кабинеты социально-психологической помощи, кризисный стационар, телефон доверия. Действующий в Москве кризисный стационар предназначен для практически здоровых людей в стрессе, переживающих психологический кризис. Вы и сами видели, что стационар этот напоминает санаторий - мы постарались создать все условия, чтобы наши пациенты смогли снять психическое напряжение, отдохнуть, расслабиться, пройти курс психотерапевтического лечения в сочетании с медикаментозным.

Кроме того, в столице 23 кабинета социально-психологической помощи (обращаться в них можно анонимно), 8 из которых работают в студенческих поликлиниках и оказывают помощь студентам, а также два городских кабинета социально-психологической помощи, предназначенные для подростков с различными отклонениями в поведении и для тех, кто страдает алкоголизмом и наркоманией.

Днем и ночью, без праздников и выходных работает созданный нами "телефон доверия", сотрудники которого, психотерапевты и психологи, всегда готовы помочь, дать рекомендации каждому, кто переживает психологический кризис.

КОРР. Вы говорили о службе социально-психологической помощи, созданной в Москве. А что же в других городах Союза?

АМБРУМОВА. В Риге, Днепропетровске уже работают наши службы, но они нуждаются в изменении структуры, расширении штатов. Жизненно важной задачей я считаю развернуть в ближайшее время наши службы в Ленинграде, Ростове-на-Дону, Мурманске. Для этих городов уже подготовлена материальная база и квалифицированные кадры.

При нашем непосредственном участии службы социально-психологической помощи сейчас разворачиваются в Болгарии. В городе Русе уже заработал "телефон доверия", скоро такой же телефон и кабинеты социально - психологической помощи появятся в Софии, других болгарских городах.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы