75

Историю надо видеть такой, как она есть. Были ошибки - и тяжелые, но страна шла вперед. Знать и помнить

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10 14/03/1987

Предлагаем вниманию читателей беседу нашего корреспондента И. Лариной с видным советским историком, академиком АН СССР А. САМСОНОВЫМ.

* * *

Не надо забывать имен, но тем более аморально забывать или замалчивать целые периоды в жизни народа, который жил, верил и трудился под руководством партии во имя социализма.

Из выступления М. С. Горбачева перед руководителями средств массовой информации и пропаганды

* * *

КОРР. Александр Михайлович, прежде чем встретиться с вами, я обратилась в Институт социологических исследований АН СССР с вопросом; проводились ли его сотрудниками исследования об отношении молодежи к истории нашей страны? Мне ответили - не проводились. Значит, то, что я сейчас скажу, я не могу подкрепить данными исследований и буду опираться только на элементарные житейские наблюдения. Наши молодые люди историю знают плохо, у большинства из них образовались провалы исторической памяти, хотя в основном не по их вине, поскольку тяга к тому, чтобы заполнить эти провалы, у молодых огромная. А что вы думаете об этом?

САМСОНОВ. "Белые пятна" в исторических познаниях нашей молодежи действительно существуют, и большая вина за существование этих пятен лежит на исторической науке.

В истории нет, наверное, такой эпохи, такого периода, который не был бы отмечен "белыми пятнами", хотя, казалось бы, исторической литературы и исследований, посвященных любой из этих эпох, начиная с древнейшей истории Руси и кончая новейшей историей нашего Отечества, достаточно много.

К сожалению, книги по истории, как правило, предназначены только специалистам, профессиональным историкам, хотя и могут вызывать гораздо более широкий интерес. К тому же они издаются ничтожно малыми тиражами и зачастую просто не доходят до читателя. Приведу такое соображение: во времена А. С. Пушкина книги, причем не только исторические, но и художественные, издавались тиражом 2- 3 тыс. экземпляров; когда в 1818 г. первые восемь томов "Истории государства Российского" Н. М. Карамзина вышли тиражом 3 тыс. экземпляров, это была сенсация. Но ведь как ничтожно мала была грамотность в царской России!

Между тем сегодня в нашей огромной стране, с ее огромным населением и всеобщей грамотностью, тиражи исторических книг примерно те же, что и во времена Карамзина и Пушкина. Конкретный пример: издательство "Наука" печатает исторические книги тиражом 2 - 3 тыс. экземпляров, за небольшим исключением; впрочем, даже если их тираж достигает 25 тыс. экземпляров, это тоже капля в море.

Но, повторяю, "белые пятна" существуют во многом и по вине исторической науки, если тут можно говорить о вине; они обусловлены обстоятельствами, которые определяли нашу общественную атмосферу в те периоды времени, когда писались труды по истории.

Надо признать - исторические события раскрываются в трудах наших историков однозначно, не полностью, тенденциозно; мы зачастую обходим молчанием многих исторических деятелей.

КОРР. И вот наглядный пример - во время просмотра фильма-притчи Т. Абуладзе "Покаяние" я обратила внимание на то, что многие молодые люди, сидящие в зале, не понимают, о ком идет речь в фильме; да и откуда им знать об этом? Откуда им знать, например, о Берии, Ежове?..

САМСОНОВ. А между тем эти люди были, действовали, существовали, вне зависимости от того, как мы относимся к ним и оцениваем их деятельность. Но они как бы выпали из истории.

После апрельского Пленума ЦК КПСС, XXVII съезда ЦК КПСС, январского Пленума ЦК КПСС со все большей силой звучат слова о том, что нам нужна правда, какой бы она ни была. Приглаженная, отлакированная история - это уже история тенденциозная, ее нельзя назвать объективной.

КОРР. Александр Михайлович, вы занимаетесь историей периода Великой Отечественной войны. Хотя о войне - и это известно каждому - написано множество книг и исследований, все же и этот период имеет свои "белые пятна". Может быть, вы приведете примеры?

САМСОНОВ. О Великой Отечественной войне сказано действительно много, но далеко не все, что было на самом деле, далеко не все события наша историческая литература воспроизводит точно, в соответствии с фактами.

Возьмем, скажем, причины неудачного развития событий в начале войны, затем в 1942 г. В предвоенные годы в нашей военной доктрине существовал тезис: если враг на нас нападет, мы будем вести войну на его территории. В действительности оказалось совсем иначе. Но было ли неизбежным неудачное начало войны?

Объективные причины наших неудач в исторической литературе называются правильно, и я на них останавливаться не буду. Но были не менее серьезные субъективные причины - это просчеты в определении срока нападения. Мы пишем, что война началась с внезапного нападения Германии на СССР, но по сути это нападение не было внезапным. Неизбежность войны с Германией была очевидна задолго до ее начала, сосредоточение войск вермахта у границ нашей, страны проходило достаточно длительное время, и разведка об этом неоднократно сообщала.

Но Сталин, понимая, что мы еще не полностью готовы к войне, уверовал сам и заставил других исходить из того, что начало войны можно оттянуть. Когда уже было совершенно очевидно, что немцы вот-вот на нас нападут, Сталин не отдал приказ - хотя ему это сделать рекомендовали - о проведении мобилизации в армию и, что особенно важно, о приведении в состояние полной боевой готовности войск в западных приграничных округах. Поэтому для этих войск нападение немцев действительно было внезапным. Известное заявление ТАСС от 14 июня 1941 г., в котором версия о готовящемся нападении на нас Германии объявлялась провокационной, тоже способствовало этому.

Если бы не просчеты, я не сомневаюсь, что войска вермахта, даже проникнув на нашу территорию, не дошли бы до Ленинграда и Москвы. Вот цена ошибки, которая была допущена накануне войны.

И возьмем лето 1942 г. - тогда наше отступление на юго-западном направлении, к Волге и на Кавказ, уже тем более не было неизбежным. Но Сталин - опять Сталин! - посчитал, что Германия главный удар нанесет на западном направлении, как это было в 1941 г.; соответственно были расположены и наши резервы. Вермахт между тем начал наступление на юго-западном направлении и прорвал оборону.

КОРР. Вы так строго оцениваете роль Сталина в войне?

САМСОНОВ. Во всяком случае, великим полководцем я его отнюдь не считаю. Много крупных военачальников выдвинулось во время войны, и среди них, конечно, маршал Жуков. Но не военачальники, не полководцы выиграли войну, а наш народ.

Возвращаясь к событиям 1942 г., хочу сказать и о том, что ошибка, которая была допущена Сталиным при оценке намерений противника, была в определенной мере спровоцирована. Гитлеровцы разработали план дезинформации нашего руководства (план "Кремль"), который во многом удался, хотя в официальных источниках (например, в многотомной "Истории второй мировой войны. 1939 - 1945") говорится, что план "Кремль" своей цели не достиг.

Это противоречит историческим фактам. Гитлеровскому командованию удалось дезинформировать наше руководство, так же как в свое время ему удалось подбросить дезинформацию о том, что Тухачевский, Якир, Уборевич, другие крупнейшие советские военачальники были шпионами и предателями.

КОРР. Еще одно "белое пятно" - судьба армии генерала Власова. Я не знаю книг историков, где бы прямо и откровенно об этом говорилось.

САМСОНОВ. Специального исследования, отдельной книги о генерале Власове и его армии действительно нет. Власов командовал 2-й ударной армией под Ленинградом. Попав в окружение, армия осталась верной присяге, но сам Власов, некоторые другие предатели перебежали на сторону немцев.

Были на оккупированных территориях полицаи, предатели из местного населения, которые служили немцам, были, хотя и немногочисленные, военные формирования из наших военнопленных. Помню, когда в 1944 г. я участвовал в операции "Багратион" - мы наступали тогда на территории Белоруссии, - против нас наряду с немецкими частями действовали власовцы, хотя, конечно, в чисто военном отношении ничего серьезного они не представляли.

Вообще судьбы окруженных армий историки тщательно обходят стороной, хотя у нас не одна армия находилась в окружении: скажем, в 1941 г. были окружены наши армии под Киевом, в 1942 г. - в районе Харькова. Удивительный факт: первые работы, посвященные судьбам окруженных армий, принадлежат перу литераторов, а не историков. Скажем, Е. Долматовский в книге "Зеленая Брама" описывает окружение 6-й и 12-й армий в районе Умани. Долматовский сам был участником этих событий, оказался в окружении, был в плену, бежал, затем прошел через непонимание и недоверие к себе. Ведь вы знаете, во время войны ко всем воюющим, начиная с солдат и кончая высшим офицерским составом, предъявлялось требование: если ты оказался в безвыходном положении, то должен избрать смерть, но не плен. Попасть в плен считалось позорным, и ко всем, кто там побывал, относились с большим подозрением.

Все это - еще не открытые страницы войны, "белые пятна" истории, и не так просто к ним подступиться.

Характерный штрих: когда я запросил военные архивы, чтобы выяснить судьбы наших войск, которые вели бои в окружении, на дальних подступах к Сталинграду, - 33-й гвардейской стрелковой дивизии, 181-й, 192-й дивизий (известно, что им удалось вырваться из окружения, но никаких подробностей о том, как они вели борьбу, нет), - мне ответили, что никаких документов об этих событиях не сохранилось, все они были уничтожены, пока войска находились в окружении.

Значит, у нас может быть только один путь - искать непосредственно самих участников событий, а их остается все меньше и меньше.

КОРР. Мы с вами говорили только о Великой Отечественной войне и тем не менее убедились, что даже этот короткий в масштабах истории отрезок времени во многом еще не изучен.

И все же как вы считаете - можно ли избавиться от многочисленных пробелов в истории? Что делают для этого ваши коллеги, лично вы?

САМСОНОВ. Избавляться от "белых пятен" не только можно, но должно. Главное, чтобы этим занимались, чтобы нашлись авторы, стремящиеся к полной правде исторического факта. И чтобы были сняты разного рода ограничения, преграды перестраховщины, которые существуют и в издательствах, и в научных коллективах.

Недавно я закончил новую работу, которую назвал "Память минувшего: события, люди, история" и в которой рассказываю о своем поколении, о развитии исторической науки со всеми ее достижениями, трудностями и недостатками, о чем я старался писать очень откровенно. В течение года эта рукопись была объектом нападок разного рода перестраховщиков (не думайте, что академикам асе дается легко!), но в ближайшее время она все же должна пойти в печать, и, надеюсь, к концу года книжка выйдет.

Сейчас я в буквальном смысле воюю за то, чтобы в новом издании моей книги "Сталинградская битва" полностью опубликовать знаменитый приказ 227 Верховного Главнокомандующего от 28 июля 1942 г., который в литературе называется "Ни шагу назад". Это был очень суровый приказ, в нем обнажено и прямо говорилось, что страна оказалась в отчаянном положении, что дальше отступать нельзя и все, кто без приказа отойдет со своих позиций, хотя бы и в безвыходных обстоятельствах, будут преданы суду военного трибунала. Я считаю, что приказ этот сыграл большую положительную роль в моральном плане и в смысле требований воинского устава и надеюсь, что опубликовать его все же удастся.

Хочу сказать вот еще о чем: в издательстве "Наука" я отвечаю за выпуск двух серий - "Памятники исторической мысли" и "Народы в борьбе против фашизма и агрессии" - и надеюсь дать в этих сериях материалы, направленные к ликвидации "белых пятен", тем более что есть авторы, располагающие ценнейшими, уникальными документами, которые раньше не могли быть использованы.

Должен сказать и о том, что в последнее время тиражи отдельных исторических книг заметно выросли. Так, тиражом 200 тыс. экземпляров выпущено однотомное издание "Вторая мировая война. 1939- 1945. Итоги и уроки", тиражом 80 тыс. экземпляров - "Вторая мировая война. 1939 - 1945. Краткая история". То же самое относится к работам, обращенным к далекому прошлому, книга члена - корреспондента АН СССР В. Алексеева "Становление человечества" вышла тиражом 100 тыс. экземпляров, книга академика Ю. Бромлея и Р. Подольного "Создано человечеством" - тиражом 150 тыс. экземпляров.

Ведется работа по созданию многотомной "Истории советского рабочего класса" (опубликовано 3 тома), "Истории крестьянства в СССР", "Истории советской культуры", имеющих не только научное, но и общественное значение.

О перестройке в исторической науке только по книжной продукции судить еще рано. Я думаю, нужно еще какое-то время для того, чтобы требование к историкам быть правдивыми нашло реальное воплощение. Перейти от лакировки действительности к правдивому ее изображению нелегко, это требует нравственных усилий, умения противостоять перестраховщикам. Но я не сомневаюсь, что это произойдет.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы