aif.ru counter
24

ИНСТИТУТ ЧЕЛОВЕКА. Тема для серьезного разговора

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7 21/02/1987

С момента публикации первой части этой беседы ("АиФ" N 5) появились новые "объективные" комментарии в буржуазной прессе. Тенденциозно и односторонне трактуются перемены, происходящие в духовной жизни нашего общества, примитивизируется вся сложность внутреннего мира советского человека. Так, английский журнал "Нью стейтсмен" заявляет, что "в СССР половая мораль - придаток демографической политики". Под этим "соусом" нам навязываются "достижения" Запада, приведшие в этих странах к разгулу порнографии, разврата и насилия.

Так что этот разговор, как мы и предполагали, оказался нужным, тем более что в ответ на первую публикацию редакция уже получила много интересных писем - размышлений читателей.

Мы продолжаем беседу с доктором философских наук, профессором И. С. КОНОМ.

КОРР. Игорь Семенович, какова роль современной сексологии в системе наук о человеке? Какой круг проблем она изучает?

КОН. Это новая, возникшая лишь в послевоенные годы междисциплинарная отрасль знания, изучающая общие закономерности половой дифференциации и в особенности - сексуальное поведение и его мотивацию. Ее можно сравнить с равносторонним треугольником, одну сторону которого образуют биолого-медицинские, вторую - общественно-научные и третью - психологические исследования, причем друг без друга они бессильны.

Хотелось бы подчеркнуть, что сексология не сводится к обсуждению техники брака или статистике сексуального поведения. Она требует широкого междисциплинарного подхода. Вот маленький пример. Если мы сравним отношения разных христианских церквей - католичества, протестантизма и православия - к сексуальности, сколько-нибудь существенной разницы между ними не обнаружится, Однако отношение к ней тесно связано с явлением, которое Бахтин назвал телесным каноном, имея в виду нормативный образ тела, включая отношение к наготе. И здесь разница окажется существенной.

На Западе уже с XIII века, даже в религиозной живописи и скульптуре, допускается весьма высокая степень телесного обнажения.

Православие куда более аскетично. Иконописный образ - прежде всего "лик", тела, как такового, не существует, оно полностью закрыто. Попробуйте найти православную икону богоматери, кормящей младенца подобно мадоннам эпохи Возрождения. Сегодня происхождение этих запретов забыто, но они, видимо, сохраняются в нашем подсознании, накладывая на нас определенные ограничения.

КОРР. Каково положение этой области знания в нашей стране?

КОН. В СССР существует Всесоюзный научно-методический центр по сексопатологии, быстро ширится сеть семейных консультаций, в школах введен курс подготовки к браку и семье. Однако ни будущие врачи, ни будущие учителя не получают в вузах даже самой элементарной сексологической подготовки. А ведь им предстоит лечить и воспитывать молодежь XXI века!

У медиков есть хотя бы специальные руководства для врачей - "Общая и частная сексопатология" под редакцией Г. С. Васильченко и только что опубликованная книга Д. Н. Исаева и В. Е. Кагана "Психогигиена пола у детей". Психологией же пола и сексуальности не занимается практически никто. Нет и систематических социологических исследований сексуального поведения молодежи. А ведь наша страна велика и разнообразна. Образ жизни сибирской или узбекской молодежи может резко отличаться от московской или ленинградской.

В гуманитарных науках эта тематика также остается запретной. Короче говоря, вместо треугольника мы имеем одну-единственную линию, да и то прерывистую. О междисциплинарной координации говорить и вовсе не приходится. Даже образованные люди сплошь и рядом путают сексологию с сексопатологией, а иные - и с порнографией.

КОРР. Я знаю, что вы недавно участвовали в работе семинара сексологов социалистических стран, специально посвященного этим проблемам. Не могли бы вы сравнить, нашу ситуацию с тем, что делается в братских странах?

КОН. Принципиальные, стратегические установки в этом вопросе у советских ученых те же, что и в других социалистических странах: половое просвещение школьников признается необходимым, но не как нечто самодовлеющее, а как один из аспектов нравственного воспитания личности и подготовки к семейной жизни.

К слову сказать, такая установка в последние годы приобретает все больше сторонников и в странах Западной Европы. Тамошние педагоги на опыте убедились, что "технизация" полового просвещения и проведение его в отрыве от нравственно-эстетического воспитания дает отрицательные результаты. Однако, если посмотреть, как практически реализуются правильные общие принципы у нас, нельзя не признать, что многие вопросы еще ждут решения.

Как известно, в последние годы школьный курс анатомии и физиологии человека в 8-м классе дополнен сведениями о половом развитии и гигиене пола, а в 9-м классе введен специальный предмет "Этика и психология семейной жизни". Однако собственно сексологическая информация представлена в этих курсах очень робко, неполно и непоследовательно, а нравственное воспитание подчас подменяется примитивным и пошлым морализированием.

Опасаясь преждевременно сказать подросткам что-то "лишнее", школа фактически сообщает им информации гораздо меньше, и делает это позже, чем нужно. Возьмем, например, проблему контрацептивов (противозачаточных средств). Если спросить учителей и родителей, нужно ли информировать об этом старшеклассников, большинство, вероятно, ответит: нет, мол, такая информация будет поощрением ранних сексуальных связей и т. д.

Но многие подростки-школьники начинают интимную жизнь, не спрашивая родительского согласия, и их неподготовленность и неискушенность нередко приводит к нежелательным беременностям, чаще всего прерываемым искусственными абортами.

Вследствие низкой контрацептивной культуры населения - речь идет уже о взрослых - количество абортов у нас выше, чем во многих других странах. По данным исследования 1-го Московского мединститута, от 8 до 21% первородящих женщин имели в прошлом искусственные аборты. Разве не лучше было бы, как делается в других странах, своевременно научить молодых людей наиболее безвредным способам контрацепции? Отставание фармацевтической промышленности и медицинского просвещения обходится нередко значительно дороже, чем подозревают неспециалисты.

КОРР. Но не приведет ли широкое распространение научных знаний к рационализации интимных отношений человека?

КОН. Действительно, некоторые люди думают, что все беды проистекают от науки. Сексуальные отношения, говорят они, - сфера весьма интимная. Нужно ли допускать туда науку? Не убьет ли она поэзию любви? Да и нужна ли она вообще? Наши предки не знали этой премудрости, а семья была прочнее, детей рожали больше и воспитывали вроде бы не хуже. Но сравнивать современную жизнь с прошлой нужно осмотрительно. Наши предки легко обходились также без электричества, авиации, телевидения. Мы же не только не захотим, но и не сможем без них прожить: не то производство, не те расстояния, не те запросы.

Хотя крестьянские дети прошлого не получали научного полового просвещения, они не были так наивны, как иные нынешние школьники. Вся жизнь взрослых проходила у них на глазах. Кроме того, у всех народов в прошлом были обряды, выполнявшие функцию такого воспитания. Сегодня древняя народная педагогика забыта, заменить ее может только систематическое просвещение на строгой научной основе и в тесной связи с общим нравственным воспитанием.

Однако уровень школьного полового просвещения неразрывно связан с уровнем сексуальной культуры взрослого населения, а она не везде одинакова. Нельзя забывать, что страна наша многонациональная и некоторые вещи, вполне уместные в Прибалтике, невозможны или нежелательны в Средней Азии. Здесь требуется тактичный, дифференцированный подход, с учетом всех местных особенностей, о которых лучше всего знают или должны знать этнографы.

КОРР. А какова в этом деле роль семьи, родителей?

КОН. Семья формирует нравственные устои личности ребенка и стиль его эмоциональных реакций, что неизбежно скажется в будущем и на его любовных, сексуальных отношениях. Однако надежда на то, что семья возьмет на себя главную тяжесть полового просвещения, нигде не оправдывается.

Многие родители жалуются, что не знают, как рассказать детям о таинствах пола. Но зачастую старшие не знают также, что и когда рассказывать: собственный опыт недостаточен, а научной литературы мало. Даже если источников достаточно, родители все-таки уклоняются от бесед.

По-видимому, половым просвещением должен заниматься специально обученный человек, врач или учитель, сама роль которого придает беседе черты отчужденности, безличности: сообщается некоторая система знаний, а как ты применишь ее к себе - никто тебя не допытывает, захочешь - можешь спросить. И конечно, необходима (и дома, и в библиотеке) доступная литература, которую старшеклассник мог бы прочитать сам.

Задача состоит не в том, чтобы "уберечь" юношей и девушек от сексуальности, - это и невозможно, и не нужно, - а в том, чтобы научить их управлять этой важной стороной общественной и личной жизни. Это значит, что старшеклассники должны не только знать биологию пола, но и иметь ясные представления о социальных и психологических аспектах проблемы.

Обращаясь к подросткам, юношам и девушкам, нужно апеллировать уже не к доводам наивного биологического эгоизма (смотри, не повреди своему здоровью!), а к взрослому чувству социальной и моральной ответственности, призывая их тщательно взвешивать серьезность своих чувств ("люблю" или "нравится"), меру своей социальной зрелости, трудности раннего материнства, материальные и иные сложности ранних браков и т. д.

КОРР. Что же, по-вашему, нужно делать?

КОН. Прежде всего, развивать, дополнять и совершенствовать школьные курсы подготовки к браку и семье.

Далее, издавать больше научной и научно-популярной литературы, рассчитанной на разные категории читателей, разной степени сложности, но обязательно высокого качества.

Нужно гораздо шире использовать возможности прессы, кино, радио м телевидения, особенно молодежных передач.

Наконец, следует планомерно улучшать и активизировать работу уже существующих и создаваемых вновь семейных, сексологических и прочих консультаций. Между прочим, тут многое могла бы сделать общественность.

В большинстве братских социалистических стран, наряду с государственной службой семьи, в системе органов здравоохранения и народного образования эффективно работают мощные общественные организации, такие, как польское Общество развития семьи, недавно отметившее свой 30-летний юбилей. Это общество, в котором трудятся штатные или работающие по совместительству высококвалифицированные психологи, врачи, педагоги и другие специалисты, имеет 22 центра добрачного и семейного консультирования (в 1985 г. они дали 6 556 консультаций), 7 специальных медицинских центров (в 1985 г. ими дано почти 100 тыс. консультаций) и 3 центра, возникшие после 1982 г., - специально для подростков.

Почему бы нам не последовать этому примеру, вместо того чтобы содержать консультативные центры под эгидой учреждений бытового обслуживания (старейшая ленинградская консультация принадлежит фирме "Невские зори")?

Мне кажется, такая деятельность вполне в духе сегодняшнего дня, тем более что положительный опыт есть во многих братских странах.

Однако самое главное - создание солидной научной базы, развитие междисциплинарных коопераций и подготовки профессиональных кадров. Отдельно взятые энтузиасты и ученые тут бессильны. Нужны совместные усилия.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы