aif.ru counter
39

"9-я СТУДИЯ". Аргументы против СОИ

В очередной телевизионной передаче принимали участие директор Института США и Канады АН СССР академик Г. А. АРБАТОВ, директор Института космических исследований АН СССР академик Р. З. САГДЕЕВ и политический обозреватель Гостелерадио СССР профессор В. С. ЗОРИН

В очередной телевизионной передаче принимали участие директор Института США и Канады АН СССР академик Г. А. АРБАТОВ, директор Института космических исследований АН СССР академик Р. З. САГДЕЕВ и политический обозреватель Гостелерадио СССР профессор В. С. ЗОРИН.

ЗОРИН. За время, прошедшее после Рейкьявика, обнаружилось, что Вашингтон пытается не только извратить то, о чем там шла речь, но и самым существенным образом отойти от достигнутых договоренностей, демонтировать их. Почему это происходит?

АРБАТОВ. На гонке вооружений одни наживаются, а другие теряют. В Америке те, кто теряет, большого веса не имеют. Они могут проголосовать рал в два года на выборах в конгресс, раз в четыре года за президента. А наживается военно-промышленный комплекс, чьи прибыли, положение, власть зависят непосредственно от гонки вооружений. ВПК - очень могущественная часть правящего класса, которая умеет настоять на своем, заставлять слушать себя даже тогда, когда то, что она отстаивает, идет вразрез с интересами всего правящего класса в целом.

Нынешняя администрация очень близка идейно к военно- промышленному комплексу, да и географически президент пришел из региона, где очень сильны интересы ВПК. Политическая база Рейгана - Калифорния, и 47% военных заказов в период с 1933 по 1986 г. приходились на военные корпорации Калифорнии.

Однако интересы военно-промышленного комплекса - это еще не интересы всего правящего класса.

САГДЕЕВ. Мне кажется, что мы являемся свидетелями борьбы между двумя течениями внутри правящей группировки, между военно-промышленным комплексом и теми кругами, которые стремятся к развитию, в частности, торговых отношений с нами. Недавно я был в гостях у одной крупной организации, которая объединяет деловые круги, политиков, ученых, - нью-йоркского Совета по внешним сношениям... Меня просили рассказать о нашем отношении к СОИ, а потом был задан вопрос о мирном использовании космоса, о совместных полетах, в частности о пилотируемом полете на Марс. Я сказал, что полет дорогостоящий, вряд ли он может быть реализован в ближайшее время, и кто-то из американских участников этой встречи пошутил: "А жаль, мы бы вам предложили для отправки на Марс Ричарда Перла", - и раздался дружный смех. (Р. Перл - помощник министра обороны США, "суперъястреб". - Ред.)

ЗОРИН. Среди тех, кто сейчас выступил против радикальных решений, к которым пришли советский и американский руководители в Рейкьявике, есть не только злонамеренные люди, но и люди, добросовестно заблуждающиеся, те, кто искренне испугался, как бы эти радикальные меры не нанесли ущерб безопасности, поскольку это нарушает стереотип политического мышления, сложившийся за последние четыре десятилетия.

АРБАТОВ. Такие люди, конечно, есть. Ведь на Западе искусственно поддерживают веру в то, что сорок лет прожили без войны потому, что боялись ядерной катастрофы. Как же тогда отказываться от ядерного оружия? Это логика пожилого человека, который 70 лет прожил и ни разу не умирал и на этом основании делает вывод," что и следующие 70 проживет. А между тем сама логика гонки вооружений подводит к черте, за которой катастрофа становится весьма вероятной.

ЗОРИН. На самом высоком уровне в Вашингтоне утверждается, будто именно политика силы - наилучший способ ведения дел с Советским Союзом. В частности, концентрированным выражением этой политики сейчас администрация считает программу "звездных войн". В Вашингтоне утверждают, что именно такая политика заставляет СССР выдвигать все новые предложения.

АРБАТОВ. Надувательство. Администрация вынуждена говорить в разные периоды года по-разному. Сейчас, когда уже основные дебаты по военному бюджету прошли, она может говорить с позиции силы. А через несколько месяцев, когда снова начнутся дебаты по военному бюджету, она вновь заговорит о "превосходстве русских".

Переговоры мы ведем не потому, что боимся СОИ или американской силы, а потому, что мы отдаем себе отчет в том, насколько опасны тенденции в сегодняшнем мире. Американцам, кстати, эти тенденции так же опасны, как нам. Само развитие военной техники, изменение ситуации в мире неумолимо толкают нас к той грани, за которой вообще договариваться станет, может быть, невозможно. СОИ же остается фантазией, плодом больного воображения.

САГДЕЕВ. В действительности есть не одна программа, а несколько. Если говорить о мечте президента Рейгана, которую он высказал в 1983 г., - создать идеальный, непроницаемый щит, который полностью снимет ядерную угрозу, - то это, конечно, совершенно иррациональная, нереальная мечта. Даже если противоположная сторона ничего бы не делала вообще, все оставила как есть, вероятность стопроцентного перехвата ракет просто исключается.

Для того чтобы преодолеть СОИ с помощью асимметричных мер, с помощью дальнейшего развития и усовершенствования наступательного оружия, нужно в 20-30 раз меньше расходов, чем на ее создание. Достаточно затратить всего несколько процентов от тех средств, которые придется затрачивать на разворачивание СОИ.

ЗОРИН. Что имеется в виду под "асимметричными мерами"?

САГДЕЕВ. Симметричный путь, т. е. создание у противоположной стороны такой же - симметричной системы, связан с огромными материальными затратами. Кроме того, этот путь опасен с точки зрения стратегической нестабильности. Одна из сторон имеет техническую возможность внезапным ударом исподтишка вывести из строя своего двойника в космосе - оборонительную систему противоположной стороны и тем добиться преимущества.

Асимметричный же ответ - меры преодоления. Их уже довольно большой набор. И все они гораздо дешевле и проще технологически.

АРБАТОВ. Стоимость СОИ, по минимальным оценкам, которые я видел, - это 700 млрд. долл. А другие оценки - 3 трлн. долл.

САГДЕЕВ. Эти оценки, и минимальные и максимальные, - предположение, что потенциальный противник будет просто спать и ждать. Если же пойдет речь о принятии контрмер, об асимметричном подходе, те тогда вообще верхнего предела расходов просто не будет, он уйдет в бесконечность.

Почему мы считаем, что СОИ представляет большую опасность? Потому, что она содержит наборы самых разнообразных компонентов, технологических новинок, которые могут дать выход в самые разнообразные области военной техники. И получается: мы предлагаем подписать соглашение об уничтожении ядерного оружия, а нам предлагают перевести гонку вооружений в какие-то новые измерения. Иными словами, давайте, вместо того чтобы перековать мечи на орала, перекуем их на новые виды вооружении.

Если проанализировать некоторые конкретные компоненты СОИ, то станет ясно, что она находится в прямом противоречии с потенциальным соглашением об уничтожении стратегических ядерных ракет.

Что такое, например, рентгеновский лазер с ядерной накачкой? Для его вывода в космос нужны подводные лодки, оснащенные специальными ракетами с очень коротким временем разгона. Эти ракеты могли бы по сигналу, - скажем, от системы раннего предупреждения - быть запущены на высоту около тысячи километров, чтобы ввести в действие установку рентгеновского лазера, которая питается от ядерного взрыва. То есть нужна ядерная боеголовка. Таким образом, гарантом против того, что какая-то из сторон может нарушить соглашение о полной ликвидации стратегических ядерных ракет, оказывается, должны стать ядерные боеголовки. А они даже более опасны, потому что их можно направить практически в любую точку и взорвать не в космосе, а на Земле, на территории потенциального противника.

АРБАТОВ. Это довольно сомнительное оружие еще и потому, что оно однократного действия - в миллионную долю секунды лазер должен выстрелить и поразить стартующую ракету. А если ракеты будут идти с интервалом одна за другой?

ЗОРИН. Президент Рейган в ходе недавней избирательной кампании в США попытался сделать так, что голосование 4 ноября должно было выглядеть как своего рода референдум по отношению к внешней политике администрации, в частности по вопросу о СОИ. На следующий день после выборов президент заявил, что он рассматривает исход голосования как поддержку американцами его военной политики.

АРБАТОВ. Рискованное заявление. Это ведь были промежуточные выборы. К тому же такие предвыборные кампании практически никогда в американской истории не строились вокруг какой-то внешнеполитической проблемы. Обычно на нервом плане - местные задачи и личность кандидата. Это было очень необычно, пожалуй, выглядело даже нарушением традиций, когда президент попытался сделать внешнеполитическую проблему главной темой выборов. И определенный плебисцит кончился совсем не в пользу гонки вооружений и не в пользу СОИ.

У меня впечатление такое, что американцы прислушиваются, улавливая первые "подземные толчки". Не все они даже знают, что Америка уже превратилась в государство- должника, что к 1990 г. ее государственный долг возрастет только иностранцам до фантастической суммы в 500 млрд. долл. Но они начинают понимать, что в наигранном оптимизме администрации относительно экономики и других проблем много фальши, лицемерия. Они чувствуют, что их обманывают. Обманывают, кстати говоря, искусно. Этого нельзя отрицать. Как насчет СОИ, например. Действительно, многие в Америке надеются, верят, что ею можно защищаться от ядерного удара. Хотя на самом деле единственная возможность защититься от ядерного удара - это ликвидировать ядерное оружие. И в области научно- технической СОИ ведет не к прогрессу, а, наоборот, к затруднениям, застою.

Многие американские специалисты заявляют, что исследования в военной области, и особенно в области СОН, ушли в такие сферы, что отдачи в гражданских отраслях ожидать не приходится. Во всяком случае, в течение ближайших десятилетий. Наоборот, сейчас гражданской экономике и науке в США наносится очень большой ущерб. Потому что идет массовая перекачка лучших умов и исследовательского потенциала из этих созидательных сфер в бесплодные для общества сферы, связанные с СОИ.

Результаты милитаризации американской науки уже налицо. Америка гордится своим научно-техническим уровнем. По праву гордится. Но вот что происходит в последние годы. В США проанализировали торговлю высокотехнологичными товарами - ЭВМ, приборами, средствами связи, изделиями аэрокосмической промышленности. Оказалось, в 1980 г. американцы продавали этих товаров на 27 млрд. долл. больше, чем покупали. В прошлом году - уже только на 4 млрд. долл. больше, чем покупали. А в этом году - на 2 млрд. долл. меньше, чем покупают за границей.

Следовательно, конкуренты начинают бить их и здесь. Прежде всего потому, что Америка произвела такое кровопускание своему научно-техническому потенциалу. И поэтому, кстати, американцы так усиленно тянут в СОИ своих конкурентов.

ЗОРИН. Из сообщений американской печати следует, что США вводят в строй очередной, 131 и бомбардировщик В 52, оснащенный крылатыми ракетами. Это прямое нарушение Договора ОСВ-2, поскольку превышаются уровни, допускаемые этим договором. Таким образом Вашингтон отбрасывает одно из важнейших соглашений послевоенного времени, которое как-то регулировало, сдерживало процесс гонки вооружений. Особенно примечательно, что это происходит почти сразу после Рейкьявика, где президент Рейган дал согласие на далеко идущие шаги, направленные на прекращение гонки ядерного оружия и ликвидацию ядерных арсеналов.

АРБАТОВ. Это очень показательно. В США вроде бы согласны, что на 50% или даже полностью сократить все стратегическое оружие можно. За этим стоит, кроме всего, понимание того, что накоплено колоссальное количество оружия. И тем не менее хотят превысить элементарный количественный уровень. Почему? По-моему, важен не просто еще бомбардировщик с 20 крылатыми ракетами на борту, важно сломать Договор ОСВ-2. Между прочим, это говорит и о неуверенности тех людей, которые сейчас у власти в Америке. Они хотят использовать личный престиж Рейгана, его популярность, его близость к военно-промышленному комплексу, для того чтобы сломать сейчас все договоры, которые есть.

ЗОРИН. И связать таким образом любую следующую администрацию, какой бы она ни была.

САГДЕЕВ. И все же Рейкьявик показал совершенно новые перспективы и возможности. Даже год тому назад было трудно представить себе, что кто-либо в американской администрации согласится конкретно обсуждать программу столь существенных сокращений, вплоть до полной ликвидации стратегического ядерного оружия. Это новая пища для размышлений, для анализа в различных научных организациях, в кругах ученых, военных стратегов. Думаю, на это должны будут отреагировать и политики Капитолия.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Почему при простуде едят именно малиновое варенье?
  2. Кто такой Баррон Хилтон?
  3. Когда включат отопление в Москве?