aif.ru counter
44

"КРУГЛЫЙ СТОЛ" "АиФ". Мост через пропасть недоверия

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41 07/10/1986

Наш "круглый стол" посвящен проходившей недавно в Юрмале конференции представителей общественности СССР и США по актуальным вопросам советско-американских отношений. Однако это не возврат к теме, по которой уже немало написано и сказано. Мы хотели бы поста' вить перед участниками юрмальской встречи свои вопросы, вытекающие из анализа читательской почты.

В беседе принимают участие посол СССР по особым поручениям Владимир Борисович ЛОМЕЙКО и член правления общества СССР - США Зоя Васильевна ЗАРУБИНА. Ведущий - журналист-международник Геннадий АРИЕВИЧ ("АиФ")"

"АиФ". Главные интересующие нас вопросы - что могут дать такие встречи, не являются ли они лишь лишним проявлением полярности, непримиримости позиций и представлений о мире американцев и советских людей, наконец - пожалуй, самое важное, - где истоки взаимного недоверия, о котором так широко и открыто заговорили в последнее время.

Вот, например, что - довольно мрачно и далее как-то обреченно - писала об этой конференции американская печать, в частности газета "Балтимор сан": "Более 270 американцев и согни советских участников обменивались взаимными обвинениями в репрессиях и дискриминации, отсутствии искренности на переговорах по вооружениям, лицемерии в вопросах прав человека и пренебрежении к национальному суверенитету других".

Спрашивается: стоило ради этого, что называется, "огород городить"?

З. ЗАРУБИНА. Даже если согласиться с этой явно тенденциозной оценкой американской газеты, то и тогда надо отметить, что и конфронтационный диалог (а я бы не стала так говорить о юрмальской встрече) - все-таки диалог, в котором выявляются позиции. Тем более что официальные позиции сторон излагались с трибуны перед двухтысячной аудиторией, а обращены они были к куда более широкой аудитории общественности двух стран. А это очень важно. Это заставляет людей задуматься, понять, а значит - перестать относиться друг к другу как к врагу и растопить холод недоверия.

В. ЛОМЕЙКО. Да, действительно. Это, по существу, и есть новое мышление в ядерный век - осознание необходимости сохранения цивилизованных отношений между народами и государствами, создания атмосферы добрососедства и взаимопонимания. Это вовсе не подразумевает отказ от своих взглядов и убеждений, но это предполагает уважение взглядов противоположной стороны и развитие политической выдержки, умение не поддаваться на провокации.

Немало резких выпадов в наш адрес прозвучало и в Юрмале. Многие члены официальной делегации США - представители американской администрации постарались придать дискуссиям откровенно пропагандистский, даже провокационный характер, пытаясь, по их собственному выражению, "выкупать советских участников под душем американской демократии".

"АиФ". Чего стоит, к примеру, выступление руководителя американской делегации - специального помощника президента по вопросам национальной безопасности Джона Мэтлока! Он в самом начале устроил сюрприз, заговорив на латышском языке. Апеллируя к "порабощенным" латышам, он заявил, что США никогда не признавали и не признают вступление Латвии в СССР в 1940 году. По меньшей мере, бестактность, демонстрирующая желание скандала. Тот же вызов - в другом жесте: многие американцы были снабжены и носили, кто намеренно, а кто и по незнанию, значки буржуазной Латвии.

В. Л. Да, таких жестов и слов было немало. Естественно, они получили отпор. Однако значение юрмальской конференции далеко не исчерпывается этой дискуссией на сцене. Не говоря уж о том, что многочисленные дебаты прямо на улице, на концертах и встречах различных групп общественности проходили совсем в ином духе, бросалось в глаза иное настроение зала, притом отнюдь не только в советской его части.

У основного состава участников - представителей американских общественных кругов, американских туристов, которые приехали за свой счет, чтобы открыть для себя Советский Союз, превалировало стремление понять нашу страну, советскую точку зрения и найти пути сближения и взаимопонимания. Их часто раздражала неконструктивность навязанного делегацией США разговора, и реакция была довольно бурной и выразительной. В ходе одной такой острой дискуссии встала пожилая женщина-американка и обратилась к президиуму со страстным призывом: "Прекратите "петушиные бои", речь идет о слишком серьезных вещах!"

З. З. Вот в этом и состояла уникальность юрмальской встречи - в роли общественности. Еще никогда в истории наших отношений не было столь, так сказать, "массового заплыва". Для многих из приехавших в Юрмалу американцев все было удивительно и внове - и абсолютно свободный обмен мнениями, и возможность задать любой вопрос любому участнику встречи, и доброжелательство и открытость людей на улице, и огромный интерес к конференции и к ним самим как печати, радио, телевидения, так и местных жителей - каждый день советская часть зала сильно обновлялась.

"АиФ". В буржуазной прессе, освещавшей юрмальскую встречу, можно было встретить утверждение, что, мол, в зале с советской стороны были специально отобранные и подготовленные пропагандисты. Это утверждение можно расценить как невольный комплимент: возможность в небольшом курортном городе посылать на дискуссию ежедневно по полторы тысячи "подготовленных пропагандистов"...

З. З. Подобные стереотипы в самом деле сильны в Америке. В Юрмале нас, например, американцы спрашивали: "Как вы получали разрешение в милиции, чтобы приехать из Москвы в Ригу?" Американцев уверили, что у русских нет чувства юмора. Поэтому некоторые из них меня спрашивали: "Почему нам не улыбаются у вас люди на улице?" - "А разве вы всем направо и налево улыбаетесь?" - "Нет, конечно", - отвечают. Или вот мне рассказывали, что накануне отъезда американских участников пригласили для беседы в госдепартамент, где им устроили очень тщательный досмотр. После этого их принимали в советском посольстве, и они ожидали, что там-то обыск будет еще строже. Каково же было их удивление, когда в посольский зал их привели прямо с сумками и фотокамерами без всякой проверки.

Но тем важнее такие встречи, как юрмальская, - чем их будет больше, тем меньше почвы для распространения небылиц о нашей стране.

В. Л. Уже в конце конференции естественным образом встал вопрос, изменила ли встреча представления ее участников друг о друге. Поднялся лес рук - ответ был положительным. Притом мнения изменились, за небольшим исключением, в лучшую сторону.

З. З. А вначале, я знаю, у многих американцев было состояние шока от того, какими непримиримыми и глубокими представились им различия в позициях сторон. Между нами, сказал мне один из участников, огромный глубокий ров с холодной водой, но нужно немедленно всем нам прыгать в него и плыть навстречу друг другу.

В. Л. Мы предлагаем более гуманный способ - перекинуть через этот ров мост доверия...

"АиФ". Кстати, о доверии. И в Юрмале звучал этот мотив, и в недавнем телевизионном "круглом столе", в котором участвовали зарубежные корреспонденты. Они прямо говорили: не ждите, мол, ответных шагов от американцев на ваши инициативы, в частности односторонний мораторий на ядерные взрывы. Шаги эти хороши, но они вам все равно не доверяют. Удивительная постановка вопроса.

Да, различия в подходах налицо, и значительные. Но почему же они нам не верят, несмотря на многочисленные и все более существенные доказательства наших добрых намерений? Разве у нас не гораздо больше оснований для недоверия? И исторических, и сегодняшних. Разве мыслимы нападения на американских дипломатов и журналистов в Москве, каким подвергаются советские люди в Америке? Разве можно даже представить себе, чтобы американских артистов где-нибудь в нашей стране забросали бомбами со слезоточивым газом, какие были брошены в зале в Нью- Йорке, где выступал ансамбль Моисеева?

В. Л. Д. Мэтлок и некоторые другие в своих выступлениях пытались выстроить целую историческую концепцию, основанную на лжи и подтасовках, чтобы доказать, на чем основано их недоверие. На самом деле все было направлено к тому, чтобы оправдать свое неприятие советских мирных инициатив.

Американцы участвовали в интервенции против молодой Советской Республики, США до 1933 г. не признавали Советский Союз, в 1931 г. президент Гувер открыто заявил, что его "цель - уничтожение СССР". Гарри Трумэн после нападения фашистской Германии на нашу страну цинично заявил: "Если мы увидим, что выигрывает Германия, мы будем помогать России; если выигрывать будет Россия, мы будем помогать Германии. И пускай они как можно больше убивают друг друга".

Таких примеров немало. И все же мы не исходим из недоверия к американцам. Мы критикуем политику определенных кругов, но считаем необходимым наводить и укреплять "мосты доверия".

"АиФ". Ведь не обязательно нам с американцами любить друг друга, но сегодня, как никогда, необходимо понять друг друга.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы