47

НАШЕ ИНТЕРВЬЮ. Здравоохранение - дело государственное

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5 28/01/1986

О разных подходах к этой проблеме в СССР и на Западе наш корреспондент Л. Ершова беседует с директором Центрального научно-исследовательского института гастроэнтерологии, членом-корреспондентом АМН СССР А. С. ЛОГИНОВЫМ.

КОРР. Анатолий Сергеевич, в проекте новой редакции Программы КПСС большое значение уделяется вопросам внедрения новейших методов лечения в медицинскую практику, "быстрейшей материализации научных идей в народном хозяйстве и других областях человеческой деятельности". Какая работа ведется в этом направлении институтом?

ЛОГИНОВ. Интересные исследования, во многом помогающие лечению, проводятся у нас в разных лабораториях: иммунологической, гормональной, морфологической, радиоизотопной. Все большее применение получает и лазерная техника. В медицине давно используются эндоскопы - приборы для освещения и визуального исследования полых внутренних органов, в частности органов пищеварения.

Именно через эндоскоп врачи научились воздействовать лучом лазера на болезненный очаг. С помощью лазерных установок лечат у нас язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, а также останавливают кровотечения. В нашем институте уже более трех лет проходит испытания уникальный лазер, сконструированный в Физическом институте им. П. Н. Лебедева АН СССР. Применение этой установки позволяет залечить язвы желудка у больных, которым еще недавно не могли помочь никакие другие методы лечения. Сейчас уже можно сказать, что новый вид лечения выдержал испытание временем. Все 70 больных, прошедших "лазерный" курс, поправились, хронические язвы зарубцевались.

КОРР. Необходимо отметить, что лазеры сейчас успешно применяются и в других областях медицины.

ЛОГИНОВ. Да, в нашей стране наметился заметный прогресс лазерной хирургии. В Москве, например, создан Всесоюзный центр по применению лазеров в хирургии. В результате использования лазерной установки "Скальпель-1", разработанной советскими учеными, при резекции желудка число осложнений после операции уменьшилось в 2 - 3 раза. А в ожоговой хирургии "Скальпель-1" дал возможность сократить потери крови в 4 - 6 раз. Сегодня лазерные хирурги работают в Москве, Алма-Ате, Ульяновске, Душанбе, Рязани...

О высоком уровне нашего лазерного оборудования говорит хотя бы тот факт, что серийная установка "Скальпедь-1" широко распространена не только в нашей стране, но и экспортируется во многие, в том числе и капиталистические страны.

Лазеры позволяют избежать тяжелой операции и связанного с ней длительного пребывания пациента в больнице. Как видите, они привнесли в клиническую практику новые возможности, недостижимые с помощью других методов. И можно с уверенностью сказать, что год от года эти возможности будут интенсивно расширяться.

Но лечение с помощью лазера - это, так сказать, крайний метод. В такой области здравоохранения, как гастроэнтерология, большое значение придается профилактике. Желудочные заболевания, к сожалению, довольно распространены, поэтому столь важны профилактические меры, лечение болезни в ее ранней стадии.

КОРР. Учитывает ли это организация здравоохранения у нас в стране?

ЛОГИНОВ. Не могу сказать, что здесь все идеально. Но вместе с тем сделано много. В нашей стране функционирует разветвленная сеть медицинских и научных учреждений, специализирующихся на лечении болезней органов пищеварения. У нас три больших института клинической гастроэнтерологии: в Москве, Днепропетровске и Душанбе. При всех крупных больницах существуют отделения гастроэнтерологии; кроме того, во многих поликлиниках есть соответствующие кабинеты.

КОРР. Западные пропагандисты, сравнивая здравоохранение в социалистических и капиталистических странах, часто приводят такой довод: дескать, хотя на Западе лечение платное, но качество его гораздо выше, а в странах социализма бесплатность медицинского обслуживания приводит к тому, что врач не дорожит своей репутацией, не боится потерять место и больных. Насколько, по вашему мнению, правомерны такие суждения?

ЛОГИНОВ. Эти доводы весьма сомнительны. Судите сами. Если за лечение вы обязаны платить, то у врача слишком велик соблазн "обнаружить" у вас серьезную, а значит, "дорогостоящую" болезнь, а не обычное острое респираторное заболевание. Доходы врача находятся в прямой зависимости от тяжести заболевания, которое он лечит. Когда на карту поставлена прибыль, личное обогащение, у многих врачей на Западе теряются не только нравственные ориентиры, но и гуманность - качество, необходимое для людей этой профессии.

Аналогичная ситуация складывается и в производстве лекарственных препаратов. В Австрии и ФРГ, например, не так давно появилась книга "Горькие таблетки", раскрывающая "кухню" "фармацевтических королей". Изложенные в ней факты оказались настолько неблаговидными, что суд западногерманского города Франкфурта-на-Майне запретил издание второй ее части под названием "Болезнь по рецепту", угрожая штрафом в полмиллиона марок.

В книге проанализировано действие 2300 известных медикаментов, то есть около 80% наиболее часто используемых в Западной Европе лекарств. 82% исследованных препаратов оказались вредными для здоровья человека, а 16%, по мнению специалистов, можно применять лишь с ограничениями. Иными словами, из 5 лекарств, выставленных в аптеках на продажу, 4 вредны для человеческого организма. А ведь западноевропеец проглатывает за свою жизнь тысячи таблеток. Единственная причина наводнения бракованным товаром рынков лекарств - это погоня за сверхприбылями, в которой все средства хороши. Причем с каждым годом борьба между монополиями за рынки сбыта становится все ожесточеннее и опаснее для пациентов, ведь лекарства поставляются в продажу как можно быстрее, порой без достаточной проверки.

В этой связи вспоминается пьеса Рольфа Хоххута "Врачи", которую я видел не так давно в постановке Московского драматического театра на Малой Бронной. Ее сюжет основан на реальных событиях. Речь идет о фармацевтической фирме известного фабриканта Беблингера, выпускающей в широкую продажу лекарства без предварительных клинических испытаний.

КОРР. Кстати, материал, который лег в основу пьесы, автор знает досконально, так как, живя уже 20 лет в Базеле - центре швейцарской медицинской и фармацевтической промышленности, и сам он не раз был свидетелем, когда дельцы от медицины, не брезгуя ничем во имя получения барышей, испытывали новые препараты на ни о чем не подозревающих людях.

ЛОГИНОВ. Надо добавить, что колоссальный вред приносят здоровью людей различные псевдонаучные заявления рекламы, процветающей на Западе. Любая хозяйка, например, знает, что эмалированная посуда гигиеничнее алюминиевой. Однако заинтересованные в скорейшем сбыте своей продукции американские фирмы стремятся объявить это "обывательским мнением". Они, например, выпустили специальные алюминиевые емкости для вина, и реклама спешит оповестить покупателей, что они придают напиткам изысканный вкус. Однако при этом совершенно не учитываются вредные последствия от взаимодействия органических винных кислот с металлом. А в Англии, когда обнаружилось, что хваленые "идеальные канистры" из алюминия для хранения гербицидов подвержены коррозии, скандал потихоньку замяли. Можно ли после этого серьезно относиться к "научному" мнению ряда западных медицинских экспертов о том, что у человека более глубокий сон на кровати из алюминиевых трубок?

КОРР. Анатолий Сергеевич, наши идеологические противники стараются любым способом умалить успехи советского здравоохранения и, наоборот, подчеркивают и выпячивают еще имеющие место трудности и недостатки. Что вы думаете по этому поводу?

ЛОГИНОВ. Поймите меня правильно. Я не собираюсь рисовать нашу медицину только розовыми красками, а западную - черными. У нас есть свои трудности, свои проблемы: в некоторых больницах не хватает новейшего оборудования, в поликлиниках видишь очереди, но все это не идет даже в сравнение с тем, в каком плачевном состоянии может оказаться больной на Западе, даже если он имеет деньги для лечения.

С другой стороны, сравнительный уровень тех или иных областей медицинского обслуживания иногда просто трудно проанализировать. Например, что касается гастроэнтерологической практики, то о ней я коротко уже сказал.

Научные же изыскания в этой области ведутся сейчас более чем в ста различных научно-исследовательских институтах. Надо заметить, что еще 25 лет назад их было всего 18. На Западе подобной специализированной научно-практической службы вообще нет, лишь в университетских клиниках и больницах работают единичные специалисты в этой области.

Ежегодно наш институт может принять около 7 тыс. больных для стационарного и около 25 тыс. для амбулаторного лечения. Много это или мало? Думаю, что вполне достаточно, если учесть, что болезни органов пищеварения лечатся и в других общетерапевтических отделениях.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество