aif.ru counter
21.12.2005 00:00
77

"Доброе сердце "АиФ" спешит на помощь

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 51 21/12/2005

"Спасите мою Ксюшу..."

Чтобы спасти любимую от смертельной болезни, у Максима остался единственный шанс. Шанс ценой 161 тысяча долларов.

КАЖДЫЙ вечер она подходит к окну и смотрит на него сверху вниз. Он машет руками, смешно подпрыгивает, стараясь вызвать на ее лице улыбку. Потом он идет в приемное отделение больницы, оставляет соки и фрукты, на обратном пути еще раз машет ей на прощание. И только свернув за угол, стирает кулаками выступающие жгучие слезы. Зимой темнеет рано, и он знает, что слез на его глазах она не разглядит. Иногда Максим приводит под окна больничной палаты их четырехлетнюю дочь. Но делает это нечасто, потому что знает - и та и другая будут потом плакать. Дочь оттого, что хочет к маме. А жена оттого, что ей очень тяжело смотреть, как растет ее ребенок, лишь сквозь стекло больничного бокса. Во всем виновата болезнь, с которой они борются вместе.

Год в больнице

КСЕНИЯ заболела неожиданно два с половиной года назад. Ей было всего 24. Но, глядя на древних старушек, тяжело ступающих по земле отекшими ногами, Ксюша отчетливо представляла, что чувствуют люди, когда жизненные силы на исходе. Так же чувствовала себя и она. В иное утро сил хватало только на то, чтобы одеться и причесаться. После она, обессиленная и бледная, засыпала там, где успела присесть.

Анализ показал, что количество лейкоцитов в крови превышает норму в шесть раз. Диагноз, без сомнения, мог быть только один: острый лейкоз. Попросту говоря - белокровие, рак крови. От этого сообщения у близких Ксюши похолодело все внутри. Им сказали, что курс химиотерапии может сдержать напор болезни. По сути, уничтожив все клетки собственной крови Ксении для того, чтобы потом заменить их на здоровую донорскую кровь. Это лечение сами врачи называют драматическим. Ежедневные многочасовые вливания сильнейших лекарств и переливание крови возможно только в полной изоляции пациента от внешнего мира. Иммунитет больного в это время на нуле, поэтому долгие месяцы он находится в стерильном больничном боксе. В одиночестве.

Ксения провела в больнице год. Прошла несколько курсов химиотерапии, и долгожданная ремиссия наступила. Ремиссия - это время, когда болезнь прекратила свое разрушительное действие, но все же не ушла. Затаилась, съежилась в ожидании благоприятного момента. Но все-таки это почти победа. Потому что можно жить дома, любить родных, гулять с ребенком, ходить в гости - словом, хотя бы внешне жить, как все нормальные люди. Только в отличие от здоровых Ксюше надо все время сдавать анализ крови, делать болезненную спинно-мозговую пункцию и ежедневно пить сильнодействующие лекарства.

Прошел еще один год. Максим, Ксюша и их дочь Иринка были счастливы уже от того, что были вместе. За этот год Максим написал диссертацию, а Ксюша сделала модную стрижку на вновь выросших вместо выпавших от "химии" каштановых волосах...

Она сама почувствовала возвращение болезни. Анализы подтвердили опасения. Круги ада предстояло проходить вновь: пункции, донорская кровь, "химия", страх, изоляция.

О том, что "химию", скорее всего, придется делать многократно, они знали оба. Но только Максим знал, что каждый последующий период между чудовищно болезненными процедурами будет в два раза короче предыдущего. Сначала год, потом полгода, потом... О том, что может быть потом, врачи не говорят. Но пациенты очень быстро догадываются сами.

Калькуляция надежды

МАКСИМ засел за учебники по медицине и сделал ошеломляющее открытие. Его молодой жене можно помочь побороть болезнь пересадкой костного мозга, а не только убийственной "химией". Донорами для Ксюши могут стать родные братья и сестры. А их у нее трое! Результат исследований оказался горьким. Все родные были между собой генетически совместимы, а с Ксюшей - их младшей сестрой - нет. Такое бывает, оказывается, часто. Вскоре Максим узнал, что есть Всемирный банк доноров костного мозга, который объединяет 10 миллионов добровольцев со всего мира. И в этом банке можно найти того, чьи клетки спасут Ксению.

Но почему об этом он узнал так поздно? Почему ничего не сказали врачи? Оказывается, Россия не подписала в свое время какого-то международного соглашения, и теперь ее гражданам, в отличие от жителей Европы и Америки, не так-то просто воспользоваться услугами этого банка. То, что для миллионов иностранцев бесплатно и быстро, для россиян долго и астрономически дорого. Максим все же связался со специалистами банка и узнал, что спасение жизни его жены будет стоить 161 тысячу долларов. За это берутся врачи в Израиле. Собрать такие деньги, даже продав до последней нитки все, что они имеют, все равно невозможно. Максим бросился за помощью в Интернет. Рассказал о своей беде и попросил всех, кто может, прислать хотя бы по рублю. Или дать взаймы, под проценты.

"Пошел вон с сайта, попрошайка!" - осадили его.

"Брось жену. И проблемы твоей у тебя не будет", - откровенно советовали другие. Таких было много.

"Эти вложения считаю нерентабельными", - отбрил Максима знакомый бизнесмен, у которого он попросил взаймы хоть сколько-нибудь денег на спасение Ксении.

Максим отправил более 300 электронных писем депутатам Государственной думы, банкирам, олигархам с мольбой о помощи. Из сотен ответили несколько человек, вежливо посоветовав обращаться... в другие инстанции. Но были и иные отклики. "За границей вам понадобится переводчик. Я готова им стать для вас бесплатно", - предложила совершенно незнакомая девушка. "Могу попробовать помочь собрать часть средств через SMS-сообщения. Обсудим?" - подбодрила вторая.

Программа "АиФ. Доброе сердце" на днях побывала в Екатеринбурге, где живут Максим и Ксения Шевелевы. Мы посмотрели документы, переписку с иностранными клиниками. Пересадка костного мозга - единственный шанс спасти жизнь молодой 26-летней женщине, маме четырехлетней девочки.

О дальнейшей судьбе этой семьи "АиФ" обязательно расскажет.

По ту сторону "зебры"

ЧЕТЫРЕ года назад на пешеходном переходе Сашу Лагерева сбила машина. Первое время Саша лежал без сознания, но его родители упрямо продолжали разговаривать с сыном и надевали ему наушники с любимыми английскими песнями. Три месяца подряд. И однажды увидели, что Саша следит за ними глазами - это означало, что он вынырнул из своего забытья. Мальчик помнил все, что с ним случилось, мог даже делать маленькие шажки. Но за годы, что прошли со времени аварии, его состояние с каждым днем все ухудшается. Атрофируется мозжечок - и Саша не может даже стоять.

Сложная нейрохирургическая операция по пересадке Сашиных собственных стволовых клеток поможет наладить кровоснабжение головного мозга. Она будет стоить 621 500 рублей, но таких денег у родителей нет. "Неужели я никогда не поправлюсь?" - спрашивает Саша. Но родители не знают, что ему ответить.


Дорогие читатели!

ГЕРОЯМ наших сегодняшних материалов мы окажем помощь из средств, уже собранных на программу "АиФ. Доброе сердце".

Если вы обращаетесь в нашу программу за помощью, пожалуйста, высылайте на наш адрес: 101000, Москва, Мясницкая, 42, "Аргументы и факты", программа "АиФ. Доброе сердце", максимально полную информацию о себе (координаты для связи, паспортные данные, справки из медучреждений и комитетов соцзащиты).

Руководитель программы - Маргарита Широкова.

Тел. (095) 221-56-28, электронный адрес: dobroe@aif.ru

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество