aif.ru counter
48

ТОЛЬКО ДЛЯ ЧИТАТЕЛЕЙ "АиФ". К власти пришли другие...

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34 21/08/1996

О генерале Александре КОРЖАКОВЕ, в недавнем прошлом самом близком президенту человеке и вывшем начальнике его Службы безопасности, говорили и продолжают говорить разное. Но с уверенностью можно утверждать лишь одно - Александр Коржаков был влиятельней персоной в Кремле довольно продолжительное время. Его преданность президенту не подлежала сомнению, и, видимо, именно поэтому никто не верил в возможную отставку генерала. Но отставка состоялась, и Борис Николаевич прокомментировал ее так: "Берут на себя много, а отдают мало". С того, какие чувства испытывал при этом А. Коржаков, мы и начали, наш с ним разговор.

- Проще назвать чувства, которые я не испытывал, - но не было ни отчаяния, ни обиды. Я прекрасно осознавал, что закончился определенный период в моей жизни. Если же вас интересуют детали отставки, то происходила она примерно так. Борис Николаевич позвонил мне и спросил: "Барсуков у вас?" - "У меня". -"Дайте ему трубку". -"Пожалуйста", - отвечаю и передаю. Михаил Иванович что-то выслушал и ответил: "Понял вас, Борис Николаевич". Затем передал трубку мне. Президент повторил: "Напишите рапорт об освобождении от должности". Я знал, что в этот момент в кабинете Ельцина присутствовал Чубайс.

Мы с Барсуковым написали рапорта и сразу же передали их в приемную Бориса Николаевича. Потом посмотрели друг на друга и... улыбнулись.

- Ну, вы лукавите, небось, комок к горлу подступил?

- Не было никакого комка. Это вообще не та ситуация, когда испытываешь горечь. Я одиннадцать лет был рядом с Борисом Николаевичем. Мы знаем друг друга слишком хорошо и без взаимных объяснений понимаем, когда кто-то из нас вынужден поступить определенным образом.

- А ваша жена так же философски отреагировала на вашу отставку? Ведь за одиннадцать лет она видела вас очень редко я сейчас, наверное, рада-радешенька?

- Супруга моя бывает философом в иных ситуациях. Она, как теперь принято в нашем государстве, узнала об отставке из теленовостей. И, конечно же, расстроилась. У нас ведь действительно были очень теплые и дружеские отношения между домами. Ни одно семейное торжество не обходилось без того, чтобы мы где-то вместе не собирались. Секретов друг от друга не было. А ведь жен, детей, их отношения между собой в отставку не отправишь. Все это, мягко говоря, малоприятно.

Совсем недавно Ирина мне призналась, что сразу после моего ухода из Кремля ей позвонили Наина Иосифовна и дочь Бориса Николаевича Татьяна. Они проговорили минут сорок. Тяжело было всем.

ДРУЗЬЯ И ВРАГИ

- Как повели себя ваши друзья в связи с вашей отставкой?

- Друзья повели себя, как друзья. Но многие люди, с кем у меня были просто хорошие отношения, звонили и предлагали помощь. Эдуард Сагалаев, например, сразу же морально поддержал меня, предлагал дать большое интервью второму каналу телевидения. Может, он чувствовал себя обязанным за то, что я способствовал его назначению. А может, чувство благодарности здесь ни при чем. Сагалаев оказался порядочным человеком.

- Поговаривали, что ваше увольнение - тактический ход Бориса Николаевича перед вторым туром выборов. Мол, пройдет время, возьмет обратно. Пойдете?

- После того, что Борис Николаевич совершил, не предложит.

- И все же?

- Нет.

- Александр Васильевич, во всех этих отставках вы по- прежнему вините Анатолия Чубайса?

- Если бы все, что сделал Анатолий Борисович для России, ограничилось только тремя отставками - Барсукова, Коржакова и Сосковца, - я бы первым ему спасибо сказал. Но наворочено гораздо больше. Именно "приватизации по Чубайсу" мы обязаны возникновением столь мощной и. многочисленной коммунистической оппозиции. Если бы госсобственность в период реформ была распределена иначе, мы бы сегодня не имели и половины нынешних проблем ни в экономике, ни в политике.

Другая причина нелюбви к г-ну Чубайсу -это его новая роль на политическом Олимпе. Он фактически стал регентом при живом президенте и больше всего теперь озабочен созданием собственной регентуры в Кремль. Думаю, что последствия будут еще более печальными, чем от приватизации.

- Опять пугаете, Александр Васильевич?

ВОРУЮТ МНОГО

- Кстати, года полтора назад вы обещали начать беспощадную борьбу с коррупцией. Не получилось?

- Отчего же. Служба безопасности Президента РФ располагала материалами, по которым прокуратура могла возбуждать уголовные дела на высших должностных лиц государства и влиятельных бизнесменов. И мы по закону имели право проводить оперативно-розыскные мероприятия.

- Кому конкретно вы передавали эти дела?

- Сначала Ильюшенко, затем Скуратову.

- Так у них сейчас полно коррупционных дел?

- Достаточно. Это те случаи, когда не только теоретически, но и практически можно завести уголовные дела. Думаю, не стоит пояснять, что мы старались ловить не всех проходимцев подряд, а только тех, кто занял высокие посты в правительстве, в Администрации президента. Честно говоря, я даже и не мечтал увидеть их за решеткой - увольнения бы хватило.

- И многих увольняли?

- Человек по пятнадцать в год. Некоторых переводили на другую работу. Но подобные дела - неимоверно тяжелый и длительный процесс.

- Характерным признаком коррупции считается, конечно же, большой счет в иностранном банке. Вы имели какие-то сведения о том, что деньги уплывают за кордон, что их такой- то конкретный человек копит на тайных счетах?

- Такая информация была и есть. Известны и номера счетов, и названия банков.

- Много денег на этих счетах?

- Мало не бывает ни у кого. У одного деятеля мы обнаружили поистине астрономическую сумму - я был удивлен, что человек столько сумел украсть. Теперь и я за излишнюю любознательность не востребован. На самом деле именно эти материалы не давали многим покоя. Президента начали "обрабатывать" -дескать, зачем в Кремле такая служба? Понимаю - спокойно не украдешь. Но теперь все будет иначе - после моей отставки начался молниеносный разгон службы. Людей, тщательно отобранных и располагающих уникальной информацией, изо всех сил стремятся разобщить и вообще оставить без работы.

В ЦЕНТРЕ КРЕМЛЕВСКИХ ИНТРИГ

- Общественное мнение предъявляет вам серьезные обвинения. Первое. Вы будто бы готовили политический переворот. Сначала это было желание отложить выборы. Затем вы хотели смещения премьер-министра, а затем и замену Ельцина на более молодого и здорового?

- Во-первых, когда я был рядом с президентом, о проблемах, связанных с его здоровьем, столько, сколько сейчас, никогда не говорили. Во-вторых, в ближайшее время идея переноса выборов, возможно, будет воспринята в ином свете. В- третьих, отставки Черномырдина добивались те люди, которые и сейчас вокруг него. Наконец, что касается более молодого президента, или более здорового, или более красивого, то это, простите за банальность, зависит от воли избирателей, а не от надуманных "ковровых" переворотов имени генерала Коржакова.

- А что касается ваших интриг?

- То, чем я занимался, интригами не называется. Это называется противостоянием, борьбой. И моя отставка, пожалуй, дала мне для продолжения этой борьбы больше свободы и возможностей.

- Но борьба с коррупцией порой напоминала опричнину. Шло гонение на рыночных людей, на тех, кто вкладывает в дело капитал. Кого-то бросали лицом в снег под дулами автоматов.

- Вы о ком?

- О Гусинском, Чубайсе, Лужкове...

- На месте Юрия Михайловича я бы обиделся на вас. За что же вы его в один ряд поставили? Что касается такой масштабной темы, как гонение на рыночных людей, то здесь я не могу себе позволить отшутиться.

Лично для меня частная собственность священна и неприкосновенна. Проблема только в том, каким путем это священное и неприкосновенное состояние обретает хозяина. Сейчас я работаю над книгой, в которой постараюсь изложить свои взгляды и на конкретных людей, и на конкретные события. Обещаю, что мои мемуары не будут чересчур политически корректными: их цель - правда и только правда.

ПРЕЗИДЕНТ ВСЕ ЗНАЕТ

- Вы считаете, Борис Николаевич достаточно интересовался делами вашей службы?

- Президент получал информацию в полном объеме. Но ее трудно было воспринимать адекватно. Складывалось впечатление, что едва ли не вся верхушка работает на растаскивание госсобственности. Знаете, мне хорошо понятна реакция Бориса Николаевича еще и потому, что поначалу я тоже отказывался верить во все эти баснословные счета в банках и финансовые махинации. Но появлялись все новые документы, факты...

- Скажите, а кому еще из должностных лиц вы посылали эти документы?

- Премьер-министру или кому-то из вице-премьеров, отвечающих за людей, попавших в поле зрения нашей службы.

- Кто из них реагировал адекватнее?

- Это же не соревнование по адекватным реакциям. Они фазу делали оргвыводы.

- Им это было неприятно?

- Эмоциями я меньше всего интересовался. Если факты были убедительными, они сразу убирали таких подчиненных.

- Предлагают ли вам после отставки какую-то работу?

- Едва ли не ежедневно предлагают. И, знаете, оклады тоже заманчивые - до миллиона долларов в год.

- Со стороны частного капитала?

- Насколько я знаю, таких государственных окладов у нас пока нет. Банки предлагали, частные предприятия...

- А преступные группировки?

- С ними я не общаюсь.

- Как вы полагаете, кто сейчас правит страной?

- Президент. Но есть люди, которые ему очень энергично "помогают".

О ЧЕЧНЕ

- ФСБ и Министерство обороны хорошо знают ситуацию в Чечне или тешат себя иллюзиями?

- Об этом лучше спросить напрямую у ФСБ и Минобороны. Если же вы хотите знать мое мнение о Чечне, то сообщаю - я был против начала военных действий в Чеченской Республике.

- Кого вы назовете идеологом войны в Чечне?

- Если бы в этой войне была хоть какая-то идеология... Я помню, как Сергей Александрович Филатов, бывший глава Администрации президента, водил по кремлевским кабинетам Автурханова и доказывал всем, с кем надо дружить в Чечне, а с кем надо воевать.

Теперь, кстати, забыта и роль Евгения Савостьянова в чеченских событиях. В то время он был шефом московской ФСБ и курировал Чечню. Достаточно вспомнить липовый штурм Грозного, чтобы оценить профессионализм этого деятеля.

- Неужели вы думаете, что именно эти люди - истинные виновники войны?! Кстати, Борис Николаевич колебался - начинать военные действия в Чечне или нет?

- Президент мне рассказывал, как все его сомнения развеял тогдашний министр обороны на Совете безопасности. Павел Сергеевич подошел к карте и убедительно объяснил, в какие сроки и как военные завершат операцию.

- Дудаев жив?

-Нет.

- Откуда вы знаете?

- Позвольте мне не открывать источников информации.

- Чьи финансовые интересы особенно сильно завязаны в Чечне?

- Достаточно того, что от этой войны страдают интересы России.

- Получилось так, что информационное агентство '*АиФ - Новости" первым сообщило, что вы намерены баллотироваться в депутаты Госдумы. Как можете эта прокомментировать?

- Собираюсь стать депутатом. У меня есть команда единомышленников, и она мне поможет в предвыборной борьбе. А там посмотрим.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы