aif.ru counter
16

КУБАНЬ ВЫБИРАЕТ ГУБЕРНАТОРА. "Хочу, чтобы слабые окрепли рядом с сильными"

С депутатом Госдумы от Кубани, председателем совета директоров АО "Агрокомплекс" Александром ТКАЧЕВЫМ, решившим вступить в борьбу за кресло губернатора края, беседует наш корреспондент

С депутатом Госдумы от Кубани, председателем совета директоров АО "Агрокомплекс" Александром ТКАЧЕВЫМ, решившим вступить в борьбу за кресло губернатора края, беседует наш корреспондент.

- Александр Николаевич, на Кубани вас узнали как человека, который сотворил экономическое чудо. За три года вы создали крупное, стабильно работающее предприятие по производству и переработке сельхозпродукции. В то время как сельское хозяйство повсеместно рушится.

- Да, три года назад мы начинали с небольшого комбикормового завода. Сейчас же имеем 12 тыс. гектаров пахотной земли, 10 тыс. бычков, полторы тысячи коров, два элеватора, два завода по выработке и расфасовке подсолнечного масла, мясокомбинат, заводы по переработке сои, гречки, гороха. Строятся заводы по производству сыров, спирта, пива. Есть хлебопекарня, типография, мельница, кирпичный завод.

При этом ничего особенно нового мы не придумали. Десятилетиями говорилось о том, что более трети сельхозпродукции теряется при хранении и переработке. Эти сферы были оторваны от производителя. Мы же создали единый комплекс. Вот оно поле, рядом заводы по переработке, рядом бычки и коровы. Абсолютно ничего не пропадает. Даже шелуха от гречки идет на корм бычкам. Навоз вывозится для удобрения полей.

- Но в Тимашевске по соседству с вами перерабатывающий комплекс, на который ушли сотни миллионов долларов, испытывает большие трудности.

- Верно. И техника там была суперсовременная, и денег затратили бессчетно. Мы же использовали недорогое отечественное оборудование, и с деньгами было туго, потому что свои, заработанные. Разница в одном. У тимашевцев комплекс создавали по решению Политбюро. У нас же все шло исключительно как инициатива снизу. Совхозы и колхозы сами создали перерабатывающий комплекс, и 51 процент акций находится у производителей продукции. Они и определяют, по каким ценам будет храниться зерно на элеваторе, на каких условиях перерабатываться подсолнечник...

При этом мы имеем дело и с крупным хозяйством, и с фермером, и с бабулькой, которая привезла к нам мешок семечек, а взамен хочет получить муку или подсолнечное масло. Все на добровольной основе. Нормальная хозяйственная кооперация, прообраз финансово- промышленной группы, за которыми будущее кубанской экономики.

- Тем не менее многочисленные гости "Агрокомплекса" ищут какой-то подвох. Даже иностранцы и те не верят. В смутное время - и такой рывок.

- Секрет наш - в продуманном соединении выгод от производства продукции с выгодами от ее переработки. Себестоимость килограмма говядины в живом весе у нас меньше двух тысяч. После переработки и изготовления колбасы мы можем продавать ее уже за десятки тысяч. Соединение различных производств в одном месте позволяет снижать себестоимость продукции и продавать ее дешевле, чем другие производители, у которых весь процесс разорван, и каждый за свою часть работы стремится "накрутить". Чтобы был понятен уровень цен, приведу пример. Буханка белого хлеба у нас стоит тысячу двести рублей. А печем мы ее на цельном молоке. Почему дешево? Сами вырастили зерно, сами его смололи, сами испекли хлеб.

Другой пример. Недавно в наш "Агрокомплекс" попросился войти совхоз. Так за один месяц после присоединения надои молока там выросли в два раза. Дело в том, что рацион у буренок был на ферме скудный. А его еще норовила уменьшить доярка, получавшая 70 тыс. зарплаты. Мы провели небольшой ремонт помещения, увеличили рацион коровам. Доярка для начала стала зарабатывать 400 тыс. При этом она получает за копейки комбикорм для подсобного хозяйства и дешевые продукты для семьи. Красть она перестала, потому как желающих работать у нас - целая очередь.

- А где вы брали деньги на расширение производства? Ведь при самой большой прибыли столько не построишь и не купишь.

- Конечно, мы рисковали - брали под большие проценты кредиты и старались быстро их оборачивать. При покупке акций элеваторов воспользовались ваучерами. Сумели собрать их у своих работников, да еще прикупили на стороне. Сбрасывали даже с вертолета листовки, агитируя, чтобы люди сдавали нам ваучеры. Правда, обещали не дом в Париже, а дивиденды от работы своего же предприятия. Сейчас на ваучер наши акционеры получают 400 процентов годовых. Немного. Но больше, чем в "бумажных" фондах и в "МММ". А стабилизируется экономика - будут получать гораздо больше.

- Ваш экономический успех заставляет задаться вопросом более общим. Получается, правы радикальные рыночники, утверждающие, что все беды села от плохой работы крестьян, а отнюдь не от политики правительства и нехватки денег.

- Сложный вопрос. Думаю, что истина здесь находится, как всегда, посередине. Наше существование тоже отнюдь не безоблачное. Общий кризис на селе - это реальность. И от нее не укрыться никому. Партнеры должны нам за комбикорм около 10 млрд. рублей. Но мы держимся. Я бы сравнил "Агрокомплекс" с большим кораблем. В девятибалльный шторм рыночной стихии мы не боимся, что пойдем ко дну. Хуже пошла торговля подсолнечным маслом - покроем убытки за счет круп или продажи колбасы. У нас работают энергичные профессионалы: и молодые, и с опытом. Мы находим средства на то, чтобы залатать первоочередные прорехи входящих в состав комплекса хозяйств, наладить производство. В то время как у подавляющего большинства хозяйств, действующих в одиночку, нет средств для такой организации дела.

- Так сами и виноваты.

- Не скажите. Нельзя в один день научить всех без исключения танцевать в балете. Точно так же невозможно за ночь заставить всех работать в рыночных условиях. А вопрос поставили именно так. Кто сумел приспособиться - хороший, не сумел - плохой. Оттолкнули руководителей хозяйств, приклеив им ярлык "красный директор".

А ведь нигде коммерсанты и бизнесмены не составляют большинства населения. Почти всем предоставляется возможность достойно продать свой труд.

- Теперь уже не исправить шокового, кавалерийского вхождения в рынок. Сегодня есть немногочисленные благополучные хозяйства, а большинство - едва сводящие концы с концами. Что же, продолжать вливать дотации и кредиты, которые исчезают бесследно?

- Село нуждается в срочной помощи. Это бесспорно. Вопрос в том, как ее оказывать. Без дотаций здесь тоже не обойтись. Можно дискутировать о преимуществах японских телевизоров, американских автомобилей. Но продукты наши по качеству ничуть не хуже зарубежных. Задача правительства: сделать так, чтобы покупалось в первую очередь отечественное продовольствие. Это и будет помощь селу.

- Даже если импортные продукты дешевле?

- Часто дешевизна мнимая. За счет низкого качества и дотаций, которые дает их правительство своим производителям. У нас же подход близорукий. Делайте дешевле, конкурируйте - и все. Без рыночных навыков, без оборотных средств, без дотаций.

А если заглянуть поглубже? Вот нам птицефабрика должна полтора миллиарда за комбикорма. Но мы продолжаем отпускать их. Вроде бы не рыночный подход. Но прекратим мы поставки, свернут они производство, остановится наш комбикормовый завод, как стоят уже десятки на Кубани. Выбросим людей на улицу. Дальше что? Чтобы снова запустить производство, куда больше средств понадобится.

Наш "Агрокомплекс" ежемесячно платит миллиард рублей налогов. Почти три тысячи человек регулярно получают зарплату, а не пополняют армию недовольных. Разве это может быть безразлично правительству? Значит, надо поощрять отечественного производителя.

- А как быть с теми, кому без посторонней помощи не подняться?

- Считаю, надо предоставить более широкие полномочия местным властям, вплоть до права оперативного управления. Они знают причины бед. Где-то возможен вариант перехода слабых хозяйств под крыло более крепких, где-то замена руководителя, а где-то структурная перестройка.

- Вы не отождествляете себя ни с одной политической силой. И суждения ваши позволяют журналистам характеризовать вас то как "нового русского", то как "красного директора".

- Мы привыкли к шаблонам и стереотипам. Либо ты красный - либо белый, либо коммунист - либо демократ. "Красным директором" себя не считаю, так как сразу принял законы рынка. На "нового русского" явно не похож - иной образ жизни, иные духовные ценности.

Как и мэр Москвы Лужков, отношу себя к партии хозяйственников. Исхожу в своей деятельности из жизненных потребностей, экономического расчета и здравого смысла.

- Зачем же прагматику и удачливому хозяйственнику понадобилось идти в депутаты Госдумы?

- Жизнь заставила. Хочу, чтобы наши законы больше учитывали ее реалии.

- Ваша победа на выборах стала главной сенсацией прошлого года в Краснодарском крае. В 35 лет вы одержали верх над представителями многих ведущих партий и движений, крупными предпринимателями и самым популярным в крае политиком Николаем Кондратенко. Чем вы объясняете этот успех?

- Этот вопрос лучше адресовать аналитикам и социологам.

- Но вы, наверное, и сами задумывались над тем, почему молодой провинциальный политик, не связанный с политическими элитами, победил безусловного фаворита.

- Николай Игнатович Кондратенко на излете перестройки проявил себя как честный человек, радеющий об интересах родного края. Поэтому он снискал уважение многих кубанцев. В том числе и мое. Но, тоскуя по прошлому, люди понимают, что вернуться в него нельзя. В "Агрокомплексе" же удалось создать в новых условиях достаточно благополучное хозяйство. При этом мы взяли все лучшее из прошлого: социальную защиту, уважение к старости, взаимопомощь. А расхлябанность, уравниловку и нерасчетливость заменили конкуренцией, жесткой производственной дисциплиной, экономическим расчетом. Люди увидели, что можно жить достойно даже в наше непростое время. Это, может быть, и побудило отдать предпочтение мне.

- Говорят, что вы собираетесь участвовать в выборах губернатора края.

- Я приму участие в этой кампании. Кубань должна занять достойное место в ряду российских регионов. Край и в нынешних условиях мог бы жить куда богаче. Опыт "Агрокомплекса" говорит об этом. И район наш Выселковский никогда не был в передовиках, и хозяйства мы принимали "лежачие", и сверхъестественного ничего не предпринимали, а живем и работаем более или менее нормально.

Это вполне реально и для остальных. Но нынешнее руководство края ничего не предпринимает, ссылаясь на то, что предприятия и хозяйства экономически самостоятельны, акционировались, и пусть существуют сами по себе. Радикалы- рыночники выдвигают лозунг: "Пусть слабые быстрее умрут!" Я же считаю, что слабые должны окрепнуть рядом с сильными, и иного просто не мыслю. Уверен, что эту программу поддержат многие политические партии и движения края.

Активная помощь своего производителя, умелое государственное регулирование рынка должны стать основой для выхода Кубани из кризиса. Не командовать и не рассылать разнарядки. Но дойти до каждого предприятия. Определить ему нишу, подыскать партнера или инвестора. Именно этой кропотливой работой, а не политическими играми должны заниматься краевая администрация, власть в районах, городах, селах.

- Александр Николаевич, как на Кубани расценивают результаты президентских выборов? Учитывая, что Краснодарский край больше поддержал Зюганова?

- Люди голосовали не столько против Ельцина, сколько против местной администрации, пустившей экономику на самотек. А вообще-то крестьяне самые реалистичные и по- хорошему консервативные люди. Они живут на земле, им растить хлеб. А этот процесс мало зависит от московской власти. Что же касается себя, то я и мои соратники давно уже работаем в рынке, кое-чего в нем добились и возврата назад, передела не хотим. Надо идти вперед. А стабильность и спокойствие после победы Ельцина этому очень помогают.

Беседу вел Павел СЕРГЕЕВ

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Какие организации смогут звонить должникам и встречаться с ними?
  2. Кто такая Ирина Богачева?
  3. Когда включат отопление в Москве?