aif.ru counter
11.06.1996 00:00
41

АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ. Геннадий Селезнев: "У нас своя дорога"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24 11/06/1996

Много разных известных людей побывало в последний год в гостях у "АиФ": и крупные политики, и бизнесмены, и чиновники "высшего света". Идея встреч - понять, что за люди представляют нынешнюю элиту, каков их интеллектуальный и нравственный потенциал.

На прошедшей неделе у нас был председатель Государственной Думы России Геннадий СЕЛЕЗНЕВ.

- Геннадий Николаевич, как же так получилось, что вы, в свое время выступая на секретариатах и заседаниях политбюро ЦК КПСС против вранья, цензуры, пропагандистской дури, вдруг оказались редактором "Правды"?

- Зимой 1991 года "Правду" жгли на кострах, пинали все, кому не лень. И было интересно прийти первым замом в опальную газету и попытаться что-то сделать. И получилось.

- Может, вы и в Компартии именно потому, что почувствовали ее неблагополучие?

- Не в бровь, а в глаз. Я в партии по убеждению. Когда КПСС была запрещена, ее руководители рекомендовали коммунистам зарегистрироваться в СПТ (Социалистическая партия трудящихся). Я был убежден, что "трюкачество" не делает никому чести и что после Конституционного суда разрешат создать КПРФ. Поэтому не вступал ни в РКП, ни в Соцпартию. Поэтому после перерегистрации, опять же в силу того, что это партия битых, на которую идет "накат", решил помочь ей встать на ноги. А вскоре мы почувствовали, что есть силы, которые могут выстроить современную программу, и решили сохранить в названии преемственность КПСС. Многие говорили: "Вот если бы вы переименовались, то все беды вас бы миновали". Я в этом не убежден.

О ЛЮДЯХ

- Любая партия создается людьми. Где те авторитеты, на которые вы опираетесь?

- Есть группа новых людей, которых вы не знаете. Николай Гаврилович Биндюков. Он был ректором Новгородского пединститута, профессор, доктор наук. Иван Иванович Мельников - большая умница. Даже когда партия была запрещена, работал помощником проректора МГУ и продолжал работать, пока его не избрали депутатом. У нас есть Александр Шабанов - преподаватель Московского университета; академик Коптюг.

- А почему их не видно? Вы помните, как было в ЦК КПСС? Там тоже много умных людей находилось в тени. Вожди же, культивировавшие догму так называемого централизма, только и были на виду.

- Партия на протяжении последних трех лет работает в условиях цейтнота. Нет времени для того, чтобы хорошо раскрутить этих людей. Ведь им надо давать слово - и не один раз.

- И получается, что кроме Зюганова, Купцова и вас в КПРФ нет ни одного узнаваемого лица. Опять вождизм?

- Но как только кто-то нос высунет и станет ясно, что он представляет КПРФ, человека начинают прижимать. Например, Коптюг. Может быть, ему важнее оставаться не столько членом президиума КПРФ, сколько президентом Сибирской академии наук? Если начнутся давления, то это скажется на всем отделении. Мы постоянно живем в режиме борьбы.

- Почему вдруг выплыла одержимая Татьяна Корягина? Почему рядом с вами оказался скандальный Андрей Разин? Получается, что за вами нет интеллектуальной элиты. Артисты за вами не пошли...

- Это счастье, что за нами не пошли артисты. Когда Филипп Киркоров бегает организатором концертов для президента, это смешно. У них должен быть совсем другой жанр.

- Ну, пусть привлекает не Филипп, а кто-то другой, кто собирает людей... Где эти мастера культуры?

- Психологию этих людей все хорошо знают. Завтра будет у власти Зюганов - завтра они будут Зюганову присягать...

- Сейчас соперники побеждают друг друга на какие-то проценты... Такой старый пропагандист, как Геннадий Зюганов, наверное, понимает, что это игнорировать нельзя. Нельзя ходить только среди старух и красных знамен. Если мы видим на сцене одно знакомое лицо - Зюганова, а остальных не узнаем и не знаем, - это возвращение к прошлому. Это стиль, а стиль - это человек, а человек - это жизнь.

- Многие из окружения Зюганова пока боятся белого света. Но кто-нибудь из прессы разве сделал акцент на том, что в его окружении делает Светлана Савицкая?

- Как, интересно, вы с ней уживаетесь?

- Савицкая - умнейшая женщина. Да, она может показаться немножко сухой, жесткой. У нее сильный мужской характер....

ОБ УРОКАХ

- Известно, что Компартия так и не покаялась в своих грехах. Нынешняя Компартия извлекла какие-нибудь уроки из своего тяжелого наследия?

- И очень серьезные. У нас сейчас существуют 4 коммунистические партии: Нины Андреевой, Виктора Крючкова, Виктора Анпилова, Геннадия Зюганова. Есть возможность выбора, и поэтому нет оснований для того, чтобы создавать новую платформу внутри партии.

Самый главный урок, что не может быть в государстве одной партии, которая свою волю и свои стремления навязывает всему народу. Второй урок: не может быть партии номенклатуры. Раньше шли в партию для того, чтобы получить хорошую должность. Третий урок: не должно быть аппаратной партии. Партия КПСС сама по себе, аппарат КПСС - сам по себе. Сейчас КПРФ учится работать без аппарата. Набрали денег - взяли человека на год. На избирательную кампанию, например. Нет денег - нет и зарплаты, значит, нет и этого человека. Сегодня у многих восстановленных обкомов и горкомов партии нет даже комнат. Поэтому подхода, когда тебе под номенклатуру выдавалось все "автоматом": машина, телефон, офис и все остальное, - теперь тоже нет.

- Но все это от вас не зависит! Те люди, которые были на видных постах в партии, снова ринутся к вам и скажут: наконец-то мы снова у власти и, слава Богу, пока еще есть то, что можно растащить, использовать для себя.

- Никто никуда не ринется. Даже сам факт, что некоторые прятали свои партбилеты в сейфах и сегодня пытаются их вытащить и сказать, что "я его и не выбрасывал", - не пройдет, так как идет в партию новый прием. Конечно, таких "прилипал" может вылезти сколько угодно. Здесь все должно проводиться с умом: где конъюнктурщик поднимет голову, а где искренний человек пытается примкнуть...

- Будут ли перевыборы в новую Думу, если победит Зюганов?

- Если президент будет ограничен в своих правах (за что ратует Зюганов, понимая, что президент не должен быть самодержцем в России), тогда нужно будет принимать новую Конституцию. Тогда пойдет речь и о новых выборах в Государственную Думу.

Может быть, это снова станут Советы. А по сути будет, как и раньше в СССР, - Совет Союза и Совет Федерации. Хотя сейчас многие юристы рекомендуют однопалатный парламент.

- Вы предлагаете еще раз за эти 5 лет все перемешать: вместо Думы - Советы, вместо президента - генеральный секретарь... Это ведь фактически новая революция!

- За Конституцию Ельцина проголосовали 25%. Да, его Конституция предусматривает поправки. Но процедура их принятия так изощренно прописана, что ни одну поправку невозможно поменять! Просто так полномочия Думы не остановишь: они все зафиксированы, четыре года отведено, если, конечно, Думу не распускать. А чтобы Думу не распускать, нужно хорошо знать Конституцию и не давать оснований для роспуска.

- Конституцию вы собираетесь менять через референдум? Или через партийный съезд?

- Через референдум. Теперь же нет одной партии, которая на своем съезде могла бы сказать: "Мы это делаем от имени всего народа".

ОБ УРАВНИЛОВКЕ

- Вы верите в равенство людей?

- Полное равенство - это вещь недостижимая. Равенство условий, в которых можно жить и развиваться, должно быть. Ведь нас с вами тошнит от протекционизма, от "мохнатой руки", о которой кто-то мечтает? Поэтому давайте дадим людям равенство условий. Оно и будет высшим равенством. И Библия это проповедует. И наши установки...

- Речь идет не о Библии, а о коммунизме, который якобы провозглашает это равенство. А на деле было не равенство, а уравниловка.

- Не только уравниловка, а зачастую прямой протекционизм и блат. Нас от этого коробило. Мы сами на это не шли.

- Но почему-то эта уравниловка стала законом во всех соцстранах! Все начали с разного уровня, а пришли к одному и тому же: к прозябанию, к талонам! Не вырастает ли это из борьбы за равенство?

- Во всем мире есть своя диалектика. Мы прошли нищету и талоны, а сейчас столкнулись с другим: талонов нет, а нищеты еще больше.

- При коммунизме - гарантированный убогий паек каждому; при капитализме - как потопаешь, так и полопаешь.

- При коммунизме ты тоже будешь обеспечен по результатам своего труда. Если, конечно, мы не возьмем на гособеспечение все НИИ, которые не нужны. Если возьмем, то навряд ли будет что делить... Да, было много абсурдного, но зачем же нам все это повторять?

- До сих пор у коммунистов нет четкой программы ни в области экономики, ни в области идеологии. Одна темень, общие слова. Зюганов мечется, обещая все всем дать.

- Он никогда не заставит все повернуть назад. Он это и не сможет, и не захочет, и не сумеет. Хорошо писать программу, когда ты у власти. А когда не у власти, то под кого писать программу?

Меня все спрашивают: какие гарантии дает ваша партия? Я отвечаю: а какие гарантии еще не победившая партия может дать? Она может сказать в общих словах, что гарантирует свободу слова, например, свободу газетам...

- Но у нас она сейчас и так есть.

- Все равно. Если вы хотите, чтобы была гарантия для средств массовой информации, то, уйдя из Думы, я, если стану министром информации, никому не дам на СМИ покушаться.

ОПЫТ ДРУЗЕЙ

- Недавно с официальным визитом вы побывали в коммунистической Корее. Что там увидели?

- У них еще острее, чем раньше, сказывается энергетический кризис. К нему добавился и продовольственный, с того момента, когда страну залило наводнение. Они просили гуманитарную помощь. Им неплохо помог Китай, очень немножко помогли мы. А так они сторонники своей идеи: опора только на собственные силы. Пытаются выживать исключительно сами. Корейцы - народ очень гордый. Они не хотят попадать ни под чью пяту. Поэтому идет очень сильное воспитание под девизом: "Мы - мужественный народ". И дети воспитываются в духе служения родине: погибнуть, но независимость свою не потерять.

Люди они бедные. Нищеты, правда, мы не видели, а аккуратность у них в крови.

- Говорят, что они на газонах собирают траву и ее едят?

- Этого мы не видели, но они знают очень много трав. Мы тоже ели всевозможные травы. Норма риса у них была в позапрошлом году - 700 г в сутки на человека, в прошлом - 500 г, сейчас - до 300 г. Вся Корея сегодня держится на рисовых чеках. Система торговли не развита, зато действует система распределения, чтобы один с голоду не погиб, а другой жиром не оброс. Все дети у них на государственном обеспечении. Я думаю, что они искренне верят в своего вождя.

Все по талонам. Цены, конечно, у них смешные. Вот, например, цена в метро: какая была 25 лет назад, такая и осталась.

Но мы не имеем права навязывать никому новые модели. Я бы не хотел, чтобы мы, например, жили, как американцы или как немцы. Пусть они живут своей жизнью, если она их устраивает и им нравится.

У нас своя дорога. Вот говорят: "Молодежь выбирает "пепси". Да не должна молодежь России выбирать "пепси". Пускай квас выбирает. Получается квасной патриотизм.

- Кстати, вы хотели бы жить в Северной Корее?

- Нет. Да я думаю, что и большинство не хотело бы там жить. У каждого должна быть своя родина.

- Идея коммунизма у вас осталась?

- Это прекрасная идея. Она должна быть путеводной звездой.

О НАС

- Некоторые в Компартии считают вас белой вороной. Не боитесь ли вы, что вас завтра уничтожат?

- Уничтожить могут и сегодня. Кто от этого застрахован? Но людей, поддерживающих нас, много. Нам стало ясно, что при такой сильной разнополярности общества не может быть иного правительства, чем правительство гражданского согласия. Надо успокоить общественные силы. Это предложение первым сделал Геннадий Зюганов.

- Возьмем нерадикальную часть общества. Это большинство населения. У него - горечь и от нынешней власти, и от недавнего коммунистического прошлого. И если вы при победе на выборах воспроизведете наше недавнее, но забытое прошлое, то не пройдет и полгода, как люди вновь почувствуют безумное разочарование...

- У нас нет никакой эйфории. Наоборот, постоянное чувство опасности. Оно не покидает, потому что президент непредсказуем. Завтра ему любой Шахрай поднесет указик и придумает обоснование, как разогнать или запретить партию. Что тогда?

- Как вам видится наш президент в условиях экстремальной ситуации?

- В этих условиях он страшен.

- Он видит, что за партией Зюганова - лишь уходящее поколение. Сама природа, забирая старых вождей, развалила КПСС, сама этот процесс отрегулировала.

- А вы не замечаете новых людей, которые вчера были ярыми демократами, сторонниками этой системы, но сегодня они отходят от демократии? Правда, не все идут в КПРФ. Страшнее, если они уйдут к Баркашову, к Брынцалову... Сегодня старшее поколение признательно, что мы Компартию не переименовали. Для них это - душевное спокойствие. Но куда придут те ребята, которые сейчас разочаровываются во всем на свете?

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество