aif.ru counter
72

ЛИЧНОСТЬ. Нугзар Бетанели знает, кто победит на выборах

Не проходит и дня, чтобы мы не узнали об очередном рейтинге политических деятелей. Некоторые из них явно высосаны из пальца. Наш корреспондент Андрей УГЛАНОВ встретился с одним из самых удачливых социологов - директором Института социологии парламентаризма Нугзаром БЕТАНЕЛИ

Не проходит и дня, чтобы мы не узнали об очередном рейтинге политических деятелей. Некоторые из них явно высосаны из пальца. Наш корреспондент Андрей УГЛАНОВ встретился с одним из самых удачливых социологов - директором Института социологии парламентаризма Нугзаром БЕТАНЕЛИ. Он довольно точно предсказал результаты нескольких последних выборов.

- Нугзар Ираклиевич, расскажите о рейтинге самих социологических служб. У многих из них данные никак не совпадают с вашими.

- Я с интересом и уважением отношусь к исследованиям коллег и обычно чужие работы не комментирую. Самый строгий судья - это наша профессиональная совесть, в соответствии с которой и нужно поступать. Лучше придерживаться принципа: делай хорошо, делай лучше других, а жизнь сама покажет, кто прав, а кто - нет.

- Насколько рейтингам можно верить? Как можно по опросу всего 2 тыс. человек делать далеко идущие выводы?

- Если говорить об обычной жизни, довыборной, то рейтинг - это степень популярности того или иного политического деятеля, степень общественной поддержки, доверия к нему.

Что же касается выборки в 2 тысячи человек, то у всех она разная. Выборка - это своеобразная миниатюрная модель населения страны. Если в стране 26% граждан живут на селе, значит, и вы должны опросить 26% сельских жителей. Наш институт использует выборку в 6 тыс. респондентов, мы опрашиваем население всех 12 экономических районов страны, 62 субъектов Федерации из 250 городов и сел разной величины.

- Почему внимание публики приковано к рейтингам? Для себя-то самих мы уже решили, за кого проголосуем.

- Любого человека интересует будущее. И в шутку, и всерьез мы обычно советуем избирателям: "Если вам нравятся наши прогнозы, приходите на выборы, и тогда они подтвердятся. В противном случае кто-то другой решит за вас судьбу страны".

Но социология и социальная психология не сводятся к рейтингам. Нас интересуют общественная психология, влияние социальных установок, общественного самосознания. Если говорить упрощенно, то, например, интересно: почему одни люди становятся популярными, а другие - нет? Или: чем определяется политическая активность людей?

Я могу привести пример: по состоянию на 10 мая 83% опрошенных заявили, что пойдут голосовать, но реально настроены принять участие пока только 70 - 72%. Примерно 49% избирателей уже определились и знают, за кого они будут голосовать. Но среди тех избирателей, кто точно решил пойти 16 июня на выборы, этот показатель выше - 63%. Практически речь идет о голосах 37% неопределившихся. Вот где возможный резерв для кандидатов.

- И сейчас все бьются за эти 37% избирателей?

- Практически да. И за то, чтобы переманить к себе часть уже принявших решение. Хотя это гораздо сложнее.

- Кому симпатизируете вы?

- Всем и никому. Социолог должен быть вне симпатий, вне политики.

- И все же, что можно сказать о раскладе сил?

- До недавнего времени лидировал Г. Зюганов. Но его начинает догонять Б. Ельцин. Как убеждают наши исследования 1991 - 1995 гг., прокоммунистический электорат более организован и внутренне мобилизован. Он проявляет свой политический потенциал в полном объеме и сразу же в начале предвыборной ситуации. По сравнению с другими сторонники коммунистов быстрее и четче определяют свои политические предпочтения и в большей мере настроены на активное участие в выборах. Сторонники же "нынешней власти", как и сторонники "демократов, критикующих власть", дольше самоопределяются, их активность начинает усиливаться ближе к выборам.

Вот динамика избирателей, намеренных проголосовать на выборах Президента РФ 16 июня 1996 г. за...

"pre"

6.03 1.04 15.04 2.05 10.05

Б. Ельцин 9 11 12 16 19 Г. Зюганов 24 25 27 26 26

"/pre"

Это соотношение дано в целом от всех российских избирателей - независимо от того, пойдут они голосовать или нет.

Общественная поддержка остальных кандидатов такова: намерены голосовать за В. Жириновского - 6%, за А. Лебедя - 7%, за С. Федорова - 3%, за Г. Явлинского - 9%. Остальные кандидаты пока не обладают заметным политическим потенциалом.

- У кого, вы думаете, есть резерв?

- Оба лидера имеют резерв. И мы это видим. Происходит сближение позиций, апелляция к сторонникам другого политического лагеря. В шутку можно сказать, что Ельцин будет становиться все больше Зюгановым, а Зюганов - все больше Ельциным. В конечном счете для общества это неплохо. Нам нужны те кандидаты в президенты, после прихода которых к власти в России не начнутся очередные потрясения.

По состоянию мобилизованности и степени готовности принять участие в выборах у сторонников претендентов есть отличия. С учетом массовых настроений на 10 мая, можно предположить, что Г. Зюганов может получить до 42% голосов избирателей в первом туре, а Б. Ельцин - до 27%. Впрочем, массовые настроения заметно меняются. В начале мая это соотношение было 45 на 25%. За счет стабилизации числа сторонников рейтинг Г. Зюганова снижается, за счет повышения активности сторонников у Б. Ельцина - повышается. Это - тенденция. Сравняются ли они, обгонит ли один другого - покажет жизнь.

- Как вы прогнозируете исход второго тура выборов?

- Скорее всего второй тур состоится. Потому что на данный момент я не вижу потенциала ни у одного, ни у другого лидера предвыборной гонки выиграть первый тур. Если не будет коалиции.

- А что вы называете коалицией?

- Когда вы включаете в свое сообщество политика-конкурента и берете на себя часть его политических обязательств перед избирателями. В таком случае вы можете получить от него часть дополнительных голосов.

- Основной кандидат при этом должен что-то пообещать избирателям примкнувшего конкурента?

- Да, безусловно. И при этом он должен принять соответствующие кадровые решения. Обе стороны, и Г. Зюганов и Б. Ельцин, могут использовать механизм "включения" конкурентов в свою команду. Именно на этом был основан институт вице- президентства. Большая ошибка Б. Ельцина в том, что он этот институт не реанимировал. Таким образом он мог бы увеличить базу своей социальной поддержки.

- В своих исследованиях вы, наверное, "прокручивали" такой сценарий: как будет вести себя проельцинская часть населения, которая сегодня еще "спит", в случае победы Г. Зюганова?

- Я бы не хотел комментировать возможные сценарии, потому что они будут иметь политический оттенок.

- Именно поэтому власть и пресса так мало используют результаты ваших исследований?

- На самом деле все ведущие западные средства массовой информации бывают у нас в гостях. Но мало российских. Видимо, из-за внутренней самоцензуры.

- Существуют ли социологические службы, скажем, в ФСБ?

- Надеюсь, что да. Чем больше будет точных исследований общественного мнения, тем легче будет жить обществу. Потому, что цель исследований общественного мнения - это оценка социальных ожиданий народа, оценка ситуации для принятия правильного решения. Если исследования неточны, принимаются неправильные решения. Если их вовсе нет, решения могут быть катастрофичными.

- Правда ли, что с помощью ложного высокого рейтинга можно привлечь сторонников на свою сторону и выиграть выборы?

- В России этот психологический механизм не работает. Вспомните очень высокие рейтинги и фантастические прогнозы победы "Выбора России" на выборах в декабре 1993 г. Но мы уже пришли к другому обществу! Все большее число людей хочет знать, что происходит на самом деле. И, наверное, никто не желает возврата к 99,9%-ному результату голосования. Мы все изменились. Поэтому общество достаточно требовательно относится к социологическим исследованиям. А свободные выборы хороши тем, что они расставляют все по местам.

- Вы 25 лет в социологии. Вы прогнозировали распад СССР?

- Как честный исследователь, должен сказать - нет. Я не видел массовых ориентации на это. Проблема, на мой взгляд, заключалась в региональных политических элитах. Без распада Союза они не видели себе достойного места в новой политической системе.

- Некоторые политики предсказывают, что Россию ждет судьба Советского Союза. Вы наверняка "закидываете свои удочки" во все регионы. Каковы ваши ощущения, может ли такое произойти?

- Нет. Но по известной гипотезе профессора С. Чахотина, работавшего в 20-е годы, судьбу общества решают 10 - 12% политически активных граждан. А все остальные политически пассивны. Именно это активное меньшинство выдвигает кандидатов, агитирует, предлагает варианты, убеждает. Именно это активное меньшинство навязывает свою волю большинству. Иногда эта воля меньшинства становится деструктивной, и именно в этом основная причина распада Советского Союза.

- В России эти 10 - 12% имеют какую окраску?

- Разную.

- И последнее. Будет ли имя второго Президента России - Геннадий?

- Нет. Судя по явной динамике массовых настроений избирателей, его имя, скорее всего, будет - Борис.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Что случилось с Анастасией Заворотнюк?
  2. О чем фильм «Капкан»?
  3. Что известно об актере Викторе Власове?