aif.ru counter
82

ИНТЕРВЬЮ. Владимир Жириновский: "Я давно в конфликте с обществом"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18 30/04/1996

Владимир Вольфович ЖИРИНОВСКИЙ делает свою политическую карьеру на нетрадиционном для наших общественных деятелей лозунге: "Ничто человеческое мне не чуждо". В то время как его конкуренты старательно причесывают себя под отличников боевой и политической подготовки, Жириновский встречается с порнозвездой в ночном клубе, устраивает шумное венчание с собственной женой или восседает в красном мундире, сшитом у В. Зайцева, в золоченом кресле на ярко освещенной сцене при большом стечении зрителей...

- Ваше венчание многих удивило...

- Ну это же кампания! Венчание, годовщина - 25 лет совместной жизни - это мощная тема для разговоров, ее нужно использовать! Почему же не показать, что я сторонник прочной и твердой семьи, православный...

- Если можно, ответьте, почему вы так стесняетесь своей родословной? Фраза "мой отец - юрист" стала крылатой...

- А отец и был юристом. Это демократы пытаются доказать, что он еврей. А я говорю: если он еврей - найдите родственников!.. Я сам с отцом никогда не общался, он умер очень рано: я родился в апреле 46-го года, он умер осенью... Мама, между прочим, потом вышла замуж, у меня был отчим. Я десять раз мог изменить свое отчество - стать Андреевичем или Владимировичем, но мне это не было нужно.

- Судя по всему, сами вы - отличный семьянин: серебряную свадьбу вот справили, трое детей....

- У меня двойственное отношение к семье. Мне хотелось бы быть добрым отцом, мужем, но жизнь складывалась так, что этого не получалось. У меня холодное отношение ко всем - признаюсь честно, хотя это и не нравится моей жене. Ко всем - сестрам, братьям... Потому что чем ближе у меня будут с ними отношения, тем больше они будут мешать моей работе. Я вообще уверен, что, если всерьез заниматься политикой, хорошей семьи не получится.

- Ну а как же Клинтон с Хиллари? Или Горбачев?

- У Горбачева отличная семья. Но что получилось в политике? Если бы он был пожестче, порешительнее - это, безусловно, не понравилось бы его жене и детям. Но от этого выиграло бы определенное количество граждан! Возьмите Явлинского или Гайдара - я уверен, что в семьях у них хорошие отношения. Но в политике им не хватает решительности, воли и жесткости. А политика требует этого! Государственного деятеля должны бояться. Беда Явлинского и Федорова в чем? Их никто не боится.

- В отличие от вас. Вы вообще считаете потрясение наручниками в Думе пригодным средством для внушения стража?

- Я давно был настроен против Беловежских соглашений. Я знаю четырех людей, которые подсказали Ельцину этот вариант - Бурбулис, Гайдар, Шахрай и Козырев, - и хотел выступить с угрозой в адрес авторов этих соглашений... И потом, я все-таки единственный, кто 19 августа сказал хоть слово в защиту ГКЧП. Не в защиту его организаторов (естественно, было бы очень плохо, если бы они пришли к власти) - я защищал идею, наше общее пространство! Я уже тогда понимал, чем это все закончится: сколько людей погибло и сколько крови еще прольется...

- Значит, наручники были хорошо продуманной акцией, а не порывом, как многие думают?

- Да! Я знал, что буду выступать перед представителями всех фракций, взял наручники у своего охранника и сознательно положил их в карман... Да, я, пожалуй, согласен с тем, что такими действиями я проигрываю перед теми, кто бы хотел настоящей свободы. Но зато выигрываю перед электоратом Зюганова! Рабочим Брянска эпизод с наручниками понравился, а это его электорат! Им важно, чтобы я в прямом смысле ударил по тем, из- за кого им плохо живется.

- Говоря про авторов Беловежских соглашений, вы сознательно не упомянули имя президента?

- Сегодня я мягче отношусь к режиму Ельцина не потому, что согласен с тем, что происходит. Я исхожу из того, что если, как этого хотят коммунисты, встать в конфронтацию, то начнется маленькая гражданская война. А может быть, и большая.

- То есть вы откровенно заняли пропрезидентскую позицию?

- Послушайте, я смотрю все передачи Зюганова и если бы я не был кандидатом в президенты, то голосовал бы за него! Команда Ельцина не имеет пропагандирующего начала, и это раздражает. Полторанин оказался слабым - он мог критиковать коммунистов, но не смог завоевать симпатии людей. Явлинский в этом плане тоже слаб... Политику нужно иметь лицо и уметь говорить! Возьмите Гайдара. Когда я говорю, что он похож на поросенка, который постоянно причмокивает, будто бы только что отошел от корыта со сгущенным молоком, зал взрывается от хохота! Я способен овладевать аудиторией - не каждому это дано... Я завораживаю зал - люди хлопают на каждую хорошую фразу.

- Значит, слухи о том, что вы предлагали себя Черномырдину в качестве пропагандиста, небезосновательны?

- Да, предлагал. И совершенно бесплатно. Я и так, когда выступаю, долбаю коммунистов в пух и прах! Вот был в Орле, зашел в собор и там нашел священника, которого Зюганов, будучи зав. идеологическим отделом Орловского горкома КПСС, посадил в тюрьму и храм его закрыл. Я на орловском коммерческом телевидении полтора часа вел прямой эфир, дав чисто антизюгановскую пропаганду. И это - на его родине, в его родном гнезде! Я Черномырдину через посредников передал свое предложение: я забираю электорат коммунистов и ни одного избирателя Ельцина не трогаю. И мне не нужна за это высокая должность... Но они ведь не хотят!

- Как вы сами объясняете их нежелание сотрудничать с вами?

- Если бы окружение Ельцина на деле хотело его победы, они должны были бы сегодня в бешеном темпе меняться! Я бы раздолбал Зюганова - и народ бы проголосовал за президента. И если бы во второй тур вышел не Зюганов, а я, то "фашист" (как меня называют), который хочет размазать Чечню, оказался бы против отца демократии. И страна - спасена.

- С трудом верится в такой политический альтруизм...

- На первом этапе я готов это сделать, чтобы спасти лицо страны. Хотя, если я не выиграю эти выборы, у нас в 97-м году все равно будет переворот. Режим Пиночета в стране неизбежен. Ни Ельцин, ни Зюганов ничего не удержат: если останется Ельцин, его вынужден будет сменить Пиночет. Если придет Зюганов, Пиночета потребует народ... Потому что народ хочет Сталина! И я народу говорю: "Хотите? Я буду Сталиным! Но без ГУЛАГа и массовых репрессий". Психологически людям это приятно.

- То есть вы считаете, что в паре Ельцин - Зюганов победителя не будет?

- Они сцепились в смертельной схватке и уничтожают друг друга. Вот ельцинская команда заявляет, что не уйдет и коммунистов не пустит. Но каким путем? Объективно Зюганов побеждает: сегодня он получает по стране в целом 22%, а Ельцин - 5%... Они знают, что выборы для них - конец. И то, что президентская команда не хочет перестроить пропаганду, доказывает, что у них есть силовой вариант решения проблемы.

- Как вы оцениваете собственные шансы на победу?

- Я могу получить от 15 до 20% ... Видите ли, я должен в месяц тратить на содержание партии 2 млрд. рублей. Мне спонсоры эти деньги дают, но этого мало: нужно в десять раз больше. Тогда моя победа обеспечена: я задушу коммунистов и приглашу демократов... Но я думаю, никаких выборов не будет. 1 - 2 мая начнутся столкновения и теракты, в происшедшем обвинят КПРФ, чтобы убрать Зюганова из кандидатов или просто запретить его партию, а 9 мая в Москву под предлогом парада введут войска и повторят октябрь 93-го.

- Но все-таки, если победит антикоммунистическая коалиция и вам предложат высокий пост в кабинете, вы не откажетесь?

- Я вообще считаю, что идеальный вариант - назначить меня министром внутренних дел, но без командования внутренними войсками. Пожалуйста - я готов делать черновую работу и вычищать авгиевы конюшни. Народ воспримет правильно, если я начну бороться с коммунистами, запрещать их митинги и, в конечном итоге, требовать запрета компартии. Я знаю, как с ними бороться и как бороться с преступностью!

- И как же?

- Вызову "авторитетов" и скажу главе банды Васе Кузнецову: "Вася, ты должен уничтожить шесть национальных группировок в Иванове, Костроме или Рязани. После этого твоя банда получает чистые паспорта и считайте себя свободными гражданами..." На первом этапе надо играть испугом!

- Заняв президентское кресло, вы будете использовать такие же методы?

-Да. Если увижу сопротивление - перейду к репрессиям. Я не Сталин и не коммунист, это будет временная мера. Идеологическая. Не надо репрессировать многих - нужно будет несколько показательных процессов через суд. Если привлечь по 10 человек из каждой области, этого хватит для оздоровления общества.

- Создается впечатление, что вы одиночка. Кто вас окружает, кого вы могли бы выдвинуть в свой кабинет?

- Сейчас беру к себе Владислава Швеца - второго секретаря ЦК Компартии Литвы. Он имеет опыт организационно-партийной работы.

- А кто мог бы стать премьер-министром?

- Можно взять главу администрации какого-нибудь региона. Например, Полежаева из Омской области. Министром иностранных дел сделать Митрофанова. Он окончил МГИМО. На должность министра обороны взять кого-то из боевых офицеров в Чечне.

- Почему вы так любите Грачева?

- Не люблю я его. Но вместо него хотят поставить кого-нибудь еще хуже, а все думают, что я защищаю Грачева.

Но главное - это все-таки первое лицо. Мне жаль, что у меня команда слабее, чем у коммунистов или демократов. Коммунисты имели старую гвардию, демократы сумели ее за последние годы сформировать. Мы у власти не были. У меня, возможно, меньше опыта и нет команды, но я выигрываю психологически.

- Владимир Вольфович, как вы относитесь с критике в свой адрес?

- Я не раз говорил представителям демократических изданий: хотите меня погубить - хвалите. Потому что народ воспринимает меня именно как борца - и с коммунистами, и с демократами. Он и в тех, и в других разочарован! А я утверждаю, что решу проблемы, которые коммунисты не смогли.

- Каким же образом?

- За счет других регионов. За счет "тюбетеек". Мы просто прекратим им помощь. Стоит это сделать, и 30% нашего богатства останется в России. Его мы и отдадим нашим бедным, чтобы они стали богаче.

- А если регионы не согласятся? Если война начнется?

- Не начнется! Это я вам как специалист говорю... В сентябре 93- го года, в разгар войны, по НТВ показали снимок, где я целуюсь с Дудаевым. У нас это признак чуть ли не голубизны, а на Востоке - это обычай. Там - если не поцеловался, значит, не уважаешь. Я и с Хусейном целовался, и с Каддафи... Когда я обнимался с Дудаевым, никакой войны еще не было, и он мне сказал: "Если бы в Кремле был ты, а не Ельцин, мы бы войной не занимались. Мы не хотим погибать вместе с вами. Ваша страна гибнет, и вы к этому толкаете нас..." Чеченцам не надо отделяться от России. Хотя это хорошие люди по сути, но это народ разбойников. Нужно их разбойничью сущность направить в другое русло: пусть они повернут оружие с севера на юг!

- - Чтобы реализовать прославившую вас идею о мытье сапог в Индийском океане?

- Эта идея красива! Она масштабна, она нравится молодежи!.. Но мои идеи искажают: из книги "Последний бросок на юг" обычно выдергивают отдельные куски, а ведь я ее писал много лет, это плод моих раздумий! Моя мысль была такой - возможность для России пройти к Индийскому океану между Афганистаном и Ираном. Эти два государства будут распадаться, и мы сможем получить узенький коридор! Между прочим, когда мы в Афганистане стояли, нам до Индийского океана оставался один ночной переход! Не надо было входить в Афганистан. Но если уж вошли, надо было взять от этого все! Тогда Россию омывали бы Балтийское море и два океана - Тихий и Индийский.

- То есть вы рассматриваете проблему передела границ как реальную?

- В чем наша сегодняшняя проблема? Было бы нас, русских, 30 миллионов - пошли к черту Средняя Азия и Закавказье! Но нас 150 миллионов! Если мы начнем сужаться, мы уничтожим друг друга! Не хватит работы, питания... С юга у нас турки. Если мы отдадим им Среднюю Азию, они будут двигаться дальше: им потребуются Татарстан, Башкирия, Чувашия. А Китаю и Западу выгодно столкнуть нас с исламским миром: мы друг друга ослабим, а они потом нас разделят! Туркменскую, узбекскую и азербайджанскую армии теперь обучают турецкие офицеры!

- Если вы станете президентом, с чего вы начнете реализацию своих геополитических идей?

- С возвращения пленных из Афганистана. Вызову послов Афганистана и Пакистана (они, между прочим, уже этого боятся) и скажу: за две-три недели все 300 наших военнопленных должны быть в "Шереметьево-2". Если вы этого не сделаете, я даю свободу ФСБ, Военно-Морскому Флоту и моим собственным моджахедам. И клянусь - наших военнопленных отдадут в срок!

- Владимир Вольфович, вам не кажется, что многие ваши суждения грешат излишней эмоциональностью?

- Да, да... Но моя харизма - в моей естественности, и я не пытаюсь ее подавить. В 96-м году я получу голоса именно за свою откровенность и естественность. Я хочу, чтобы политиков оценивали многогранно! Когда ты говоришь об инфляции и преступности, это не характеризует личность. Вот возьмите и разверните себя с другой стороны! Допустим, есть десять кандидатов на пост президента. Я предлагаю способ, как выбирать. Давайте проиграем бытовую сцену: плачет грудной ребенок - нужно его успокоить. Большинство кандидатов даже на руки его взять не смогут, хотя у них уже внуки есть!

- Владимир Вольфович, вам исполняется 50. Не чувствуете усталости?

- У меня нет фанатизма. Я готов в любой момент все прекратить: никуда не вылезать, быть простым человеком... И у меня останется чувство удовлетворения, потому что я пробежал дистанцию, которую хотел пробежать... Конечно, в молодости у меня были какие-то честолюбивые моменты - мечтал стать офицером КГБ, дипломатом, следователем... Мне нравилась профессия разведчика - какая-то в этом виделась таинственность, сила! Участковый милиционер - это как-то вульгарно, а вот разведчик...

- Значит, слухи о ваших связях с КГБ не лишены оснований?

- Да, я честно признаюсь, что хотел туда попасть. Но меня не взяли - у меня было сомнительное происхождение, я не был членом КПСС... Я вообще вырос в настоящей нищете: питался только у мамы на работе - она в столовой работала... Для меня было удивительным наличие горячей воды в доме. И здоровьем я из-за плохого питания был слаб, поэтому не мог проявить достаточную физическую силу... Я рос как бы в стороне: все дети играют вместе, общими игрушками, а меня не воспринимают... Поэтому я с самого рождения в конфликте с обществом.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы