aif.ru counter
42

МАССОВАЯ КУЛЬТУРА. "Совки" на эстраде

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12 20/03/1996

Я понимаю, что, если разделить отечественных поп-музыкантов на западников и "совков", извиняюсь, славянофилов, многие будут смеяться. Ясно, что Агутин не Герцен, а Казаченко не Хомяков, но все же очевидный антагонизм между прошлым (артистами, нашедшими удобный способ нравиться народу) и будущим (теми, кто пытается привнести в эстраду что-то новое) существует. Грубо говоря: на сцене пока сосуществуют нарождающаяся цивилизованная поп-музыка и то, что критики презрительно называют совковой попсой. За кем будущее - решать публике.

О ТЕХ, КТО В УС НЕ ДУЕТ

ШОУ-БИЗНЕС ныне, как никогда, замешан на социологических исследованиях. Потеряв во многом слушателя среди молодежи обеих столиц, "совки" в большей степени ориентируются на менее образованный и не имеющий тяги к "фирменной" музыке слой населения. И это не только традиционные рабоче-крестьянские массы, порядком изнуренные реформами, а потому, по теории Алибасова, жаждущие забыться в "наиболее сладких и тупых эмоциях". Не только домохозяйки, конвейерно воспринимающие музыкальную массовую культуру вперемешку с мыльными операми, но и старшее поколение, с кровью впитавшее способность воспринимать доходчивые и привычные минорные гармонии.

В традиционную упаковку входит и внешний вид исполнителя на сцене. Многие удивляются, почему при таком обилии денег многие певицы упорно игнорируют последние парижские и иные веяния и стабильно держат имидж коррумпированной работницы продмага с гривой, на полную катушку выбеленной "перманентом".

А ничего удивительного нет. И дело тут даже не в социологии, а скорее в психологии населения. Рафинированная стильная звезда типа Понаровской, Лаймы или Свиридовой для большинства, не имеющего доступа к крутым бутикам, не будет казаться "своей".

Первое имя, приходящее на ум у многих при слове "совок", - Алена Апина. К чести Алены, надо сказать, что она не только не пытается завуалировать свои музыкальные и социальные корни, но и обладает совершенно очевидным чувством юмора, утрируя собственную "совковость" до уровня хоть и среднего, но китча.

Юмор Апиной может быть вульгарным и достаточно пошлым, но избавляющим от скуки в таких шлягерах, как "Гитарист" или "Хит- парад". "А он такой, мой новый парень - просто чумовой". Просто и доходчиво. Правда, в программе "Лимита" Апина явно себя переоценила, позаимствовав и тут и там интонации у Пугачевой. Получается смешно - ни по тембру голоса, ни по силе Апина на Пугачеву не тянет, а попытки настойчивы.

Татьяна Маркова, наверное, до конца дней своих будет гордиться званием самой вульгарной певицы. Достаточно самонадеянная особа, считающая себя крупным песенником, но допускающая рифмы, за которые даже в средней школе на уроке русского по головке не погладили бы.

"Платье белое я сшила, платье белое. И была я в платье глупая, несмелая. (Получается, что без платья была бы поумнее и пораскованнее? - А. К.). И была я словно вишня одинокая. И осталась только рана лишь глубокая" - мой любимый пример из Татьяниных изысков.

Как и большинство вокалисток этой колоды, Маркова обладает достаточно профессиональным голосом, с вибрирующими интонациями а-ля Гвердцители, но без малейшего намека на страсть и драматизм, присущие супергрузинке. "Чужая жена" - типичное творение Марковой - образец наиболее консервативного подхода к музыкальному сопровождению - рояль отбивает сильную долю, стринговый подклад в припеве создает общий пафос семейной драмы, а поверх всего - оральный стон о разбитом счастье.

Ирина Аллегрова, бесспорно, намного интереснее и крупнее (я не про фигуру). В подборе музыкального материала полагается на наиболее известные имена шлягермэйкеров. "В одном флаконе" собраны Крутой, Николаев, Чайка и Добрынин.

Ирина не боится и достаточно провокационных текстов типа "Войди в меня, войди в мои сны. Войди в мои сны, они так влажны. Войди в мой зной. Я хочу быть с тобой. Войди в меня. Мою боль успокой". Причем упор сделан не только на традиционные танцевальные николаевские номера с типичным для него астинатным компьютерным басом ("Привет, Андрей", сочинение жутко популярное и жутко традиционное) и чайковские приколы по смешению техно и блатняка ("Угонщица" - "Не вернется уже назад, кто хоть раз со мной покатается").

Зная сентиментальность потребителя, Ирина не ошиблась, сделав основную ставку на классические симфонавороты "лирических трагедий" Крутого.

Есть "Золото любви" - лирика с неожиданными джазовыми вставками. "Над пропастью во ржи" - типичная крутовская баллада с тонкими, скорее всего не предназначенными для аллегровского потребителя ходами, вроде достаточно резких модуляций в мажор с моментальным возвращением обратно.

СТРАСТЬ ПОВЕРГЛА В ПУЧИНУ

ВЕЛИКОЛЕПНА в своей печали Таня Буланова. Она прекрасно понимает, что творит, осознает, что является притчей во языцех для всего поп-мира, остервенело ругающего ее за максимально возможную музыкальную и текстовую безвкусицу. "Скажи мне правду, атаман... Скажи скорей, а то убьют". И все же Татьяна упрямо продолжает выжимать слезы из извечных тонического, субдоминантного и доминантного аккордов.

При всем своем музыкальном убожестве Булановой удалось то, что в свое время "сделало" Аллу Борисовну. Благодаря своеобразной вокальной манере она смогла побороть извечную эстрадно- голосовую обезличенность и создать образ, вызывающий живое человеческое сочувствие. Если бы существовал памятник сов-попу, то им вполне могла бы стать ее песня "Постой".

Мужским аналогом Булановой, не кривя душой, можно назвать Вадима Казаченко. Но плачущий мужчина всегда менее привлекателен, чем плачущая женщина.

И ежели брать яркие явления, то никак не проедешь мимо Александра Буйнова. Вот вам прекрасный пример силы личного обаяния. Обладая практически нулевыми вокальными данными, Буйнов неповторимо индивидуален.

Слабая черта Александра, к сожалению, - подбор песен. Особенно в текстовом плане. На каждой его пластинке есть пара очень приятных шлягеров, но есть и нечто вроде незабываемой "Мафии", в припеве которой поэзия выходит на недосягаемый уровень - "Ой, мама, мама, мама, мафия. Такая дружная семья. Сижу читаю эпитафию. Слава Богу - не моя".

Однако за прошедшие годы в бывшем СССР выросло и поколение граждан совершенно иной музыкальной ориентации. На них-то и ориентированы поп-"западники".

О них читайте в одном из ближайших номеров "АиФ".

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество