33

НАШ ВМФ СНОВА НА СРЕДИЗЕМНОМ МОРЕ. От Чесмы к "Адмиралу Кузнецову"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11 13/03/1996

За бурными внутриполитическими событиями мало кто из россиян обратил внимание на сообщения об отправке в Средиземное море авианесущего крейсера "Адмирал Кузнецов" в сопровождении двух кораблей охранения и танкера. Возобновляется бывшее советское, а ныне российское военное присутствие в критическом регионе... Эти соображения послужили отправной точкой для беседы нашего корреспондента Бориса СТАНИШНЕВА с контр-адмиралом в отставке, профессором, членом-корреспондентом Академии военных наук Георгием КОСТЕВЫМ.

- Георгий Георгиевич, сколько лет нас не было в Средиземном море?

- Последние пять лет - после распада СССР.

- А когда мы вообще туда впервые пришли?

- Если говорить о "царских" временах, то впервые российскую эскадру туда направила Екатерина II в 1769 г. - в помощь грекам против Турции. Через год была одержана знаменитая победа над турецким флотом в Чесменском сражении. Именно на Средиземном море стали впервые известны имена Лазарева, Нахимова, Корнилова, Истомина - впоследствии выдающихся русских адмиралов. Ушаков здесь прославился в ранге государственного деятеля, фактически создав греческое государство на Ионических островах.

Последний раз российский императорский флот целенаправленно действовал в Средиземноморье в 1833 г., снова помогая грекам. Затем последовал 125-летний перерыв, до 1958 г., когда уже советские подводные лодки пришли в залив Влера у побережья Албании.

С этим временем связан любопытный эпизод. В декабре 1959 г. советскую лодку С-360 засекли корабли 6-го флота США. Началось преследование, за которым лично наблюдал президент США Эйзенхауэр, находившийся тогда на флагманском корабле - крейсере "Де-Мойн". Через трое суток командир С-360 оторвался от погони, что привело в восторг Хрущева: показали американцам "кузькину мать"!

Правда, еще через полтора года большинство лодок вернулось на Балтику, а четыре из них вместе с плавбазой, дорогостоящими береговыми сооружениями и военным имуществом передали теперь уже недружественным албанцам.

Затем в противовес 6-му флоту США решили создать полноценную группировку сил нашего ВМФ, названную Средиземноморской эскадрой. Она включала в себя порядка 50 кораблей, в т. ч. более 10 подводных лодок. За каждым американским кораблем следил один наш корабль. Дизельные подводные лодки выявляли районы нахождения американских ракетных субмарин в районах, откуда был теоретически возможен ядерный удар по СССР. Атомные подлодки находились в подводном положении, готовые к использованию ядерного оружия.

- Наши корабли когда-нибудь принимали участие в боевых действиях?

- Ни мы, ни, как мне кажется, американцы не допускали реальной возможности прямого военного конфликта. А вот с израильтянами дело в то время обстояло сложнее. Так, во время арабо-израильской войны 1967 г. в Порт-Саиде израильский самолет сбросил бомбу у борта советского эсминца. Осколки попали на верхнюю палубу, одного матроса ранило.

Еще хуже была ситуация, сложившаяся во время войны между Сирией и Израилем в 1973 г. Израильские ракетные катера, постоянно совершая набеги на рейды портов Латакия и Тартус, повредили советский транспорт "Мечников". СССР решил послать сирийцам технику и вооружение. Для проводки конвоев сформировали отряд кораблей, командиры которых получили приказ открывать огонь по катерам и самолетам в случае угрозы транспортам. После этого израильтяне уже не рисковали приближаться к конвоям.

- Как-то невесело все это смотрится: за тридевять земель от России в атомную эпоху искали конфликты - причем за свои же деньги...

- И в то же время присутствие наших и американских кораблей в Средиземноморье служило балансирующим фактором, сдерживая конфликтующие стороны. Сегодня есть "доказательства от противного". Когда самолеты НАТО бомбили сербов, протесты России впечатления на натовцев не произвели. А вот если бы наши протесты были подкреплены присутствием у балканского побережья двух или трех ракетных крейсеров, результат мог бы быть совершенно иным.

- Но стоило ли бы все это тех усилий, которые потребовалось бы затратить?

- Вот на это ответить непросто... В принципе обеспечить наше присутствие в этом регионе мы можем и сегодня. Но надо более четко определить - чего же мы там добиваемся.

Даже в пору своего расцвета наша система боевой службы на Средиземноморье носила скорее демонстративный характер. Даже при действовавшей в те годы крупной средиземноморской группировке ВМФ СССР многие задачи - слежение за авианосцами, разведка морских группировок вероятного противника - не выполнялись в полном объеме. Имевшиеся у нас силы и средства постоянно не соответствовали глобальным задачам.

Есть опасения, что и сегодня российское военное руководство попробует пойти по пути "механического", количественного наращивания нашего присутствия в Средиземноморье -причем в худших, чем раньше, финансово-экономических условиях страны. С одной стороны, "Адмирал Кузнецов" - самый крупный военный корабль за всю 300-летнюю историю отечественного флота. На борту могут разместиться 52 самолета и вертолета - СУ-27, МиГи и Ка-27.

С другой стороны, по современным меркам этот корабль недооснащен. Например, сэкономили на электронных устройствах. В результате по многочисленным крайне важным отсекам крейсера тянутся целыми километрами манометровые трубы, подходящие к указателям температуры воды, пара, давления... Есть и другие анахронизмы - примерно такие, какие были на паросиловых броненосцах времен Цусимы.

Россия как крупнейшая морская держава не сможет полностью отказаться от своего присутствия на Средиземноморье. Но надо реально оценить ситуацию, сбалансирован желаемое и возможное, и определить перспективу.

___

Г. Костев в 60 - 70-е гг. занимался в Главном штабе ВМФ вопросами управления советскими силами на Средиземноморье.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы