aif.ru counter
13.03.1996 00:00
116

ПОДРОБНОСТИ. Олег Калугин: борец с тоталитаризмом или предатель?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11 13/03/1996

В связи с недавним арестом в США бывшего военнослужащего Агентства национальной безопасности Р. Липки, который обвинен в шпионаже в пользу СССР, вновь всплыл вопрос о вышедшей в сентябре 1994 г. в Нью-Йорке книге воспоминаний генерал-майора в отставке Олега Калугина о его работе в Первом главном управлении - разведке КГБ. На русском языке эта книга вышла под названием "Прощай, Лубянка".

* * *

О том, как эта книга могла повлиять на судьбы людей, в ней описанных, размышляет генерал-майор Службы внешней разведки в отставке Борис СОЛОМАТИН.

СУДЬБА распорядилась так, что в 1965 - 1968 гг. я возглавлял резидентуру КГБ в Вашингтоне, то есть в то время, когда в ней работал и Калугин, отразивший этот период в виде отдельной главы книги. Надо сказать, что со слов Калугина я заранее знал о его работе над книгой, которую он планировал издать в США.

До выхода и прочтения этой книги на основании трехлетнего опыта совместной работы и довольно близкого личного общения я полагал, что он учтет ее особый жанр - мемуары разведчика, - где далеко не все из прошлой служебной деятельности может быть выплеснуто на всеобщее обозрение. Так считать мне позволяли личные и деловые качества Калугина: его природный ум, хорошая профессиональная подготовка, начитанность, умение привлекать к себе людей.

Прямо скажу: знакомство с этой книгой было, мягко выражаясь, неприятным сюрпризом. Передо мной оказался отчет о работе вашингтонской резидентуры советской - разведки за несколько лет. В нем шла речь о задачах, поставленных перед резидентурой, их выполнении и методах работы. Мое удивление вызвал и тот факт, что в русском варианте книги "забыты" многие важные детали, опубликованные в английском варианте, вышедшем в США и названным "Первое главное управление". Я анализирую именно этот вариант.

В книге даже более детально, чем, скажем, у Гордиевского, описывается оперативная деятельность конкретной резидентуры и ее агентура. Кстати, я абсолютно уверен в том, что написавшему подобные "мемуары" сотруднику ЦРУ или западноевропейских разведок не миновать бы уголовного преследования. Не хотелось бы верить, что, публикуя в своей книге секретные сведения, Калугин желал нанести ущерб национальной безопасности России. А что же произошло?

На мой взгляд, Калугин не выдержал испытания "медными трубами". Раннее назначение на высокую должность, определенные успехи в работе со временем привели Калугина к развитию патологической переоценки себя. Ведь, судя по книге, вся разведка вращалась вокруг Калугина. Он почти не сказал в книге ни одного доброго слова о своих коллегах, если не считать пары реверансов в сторону автора этих строк и своего друга Бакатина, ушедшего ныне на дно, передавшего американцам материалы, касающиеся уникальной оперативной техники КГБ. Все остальные, судя по книге, - серые, ущербные люди.

На протяжении всей книги Калугин "гоняется" за своим главным врагом - Крючковым. Я далек от того, чтобы идеализировать Крючкова. Больше того, я согласен с рядом характеристик, данных Калугиным Крючкову. Но дело не в этом - складывается впечатление, что книга написана Калугиным главным образом в отместку Крючкову и другим старшим чиновникам КГБ.

И никакая "ненависть к бывшему преступному режиму" (формулировка Калугина) не может оправдать выдачу им государственных и профессиональных секретов. В своем интервью Калугин недавно заявил, что изложенные в книге сведения об агентуре "не позволят ее идентифицировать, даже если сто следователей будут стремиться сделать это в течение десятков лет". Гак ли это?

Вот список некоторых агентов КГБ, перечисленных в книге Калугина, которые, как он считает, не могут быть персонально выявлены.

1) Посол Норвегии в Вашингтоне, который скончался в США в 1965 г. Сколько послов Норвегии в США могли скончаться в 1965 г.? Ответ ясен. Если хочешь узнать, кто это, - смотри дипломатический справочник.

2) Старший дипломат (видимо, советник, первый секретарь) посольства одной из западноевропейских стран. Придерживался левых взглядов. До приезда в США работал в Бонне. Продолжал работать на КГБ в 70-х годах (после отъезда Калугина из Вашингтона). Проверка по официальным документам позволяет значительно сузить круг старших западноевропейских дипломатов, прибывших из Бонна. Фиксация ФБР любой встречи с ним Калугина подтвердит те данные, которые содержатся в книге.

3) Женщина-архивист посольства крупной европейской страны, которая прибыла в Вашингтон из Москвы, где пробыла два года. Имея такие данные из книги Калугина, даже самый ленивый сотрудник ФБР или ЦРУ сумеет определить, кто же это такая.

4) Посол крупной арабской страны, с которым Калугин встречался в течение года и который покинул Вашингтон в 1966 г. Чтобы пересчитать послов крупных арабских государств в Вашингтоне, хватит пальцев на одной руке. Тем более известно, кто из них покинул Вашингтон в 1966 г. и, как наверняка знают люди из ФБР, встречался с Калугиным.

И наконец в отношении "именинника" недавних событий солдата Липки. Калугин в своей книге, вышедшей, напоминаю, в сентябре 1994 г., пишет о нем: "Из всего, что мне известно, он все еще может быть агентом КГБ, работая в Агентстве национальной безопасности или ЦРУ". А что же ему было известно о Липки в сентябре 1994 г.? И почему он сейчас говорит, что его не помнит?

А теперь читайте изложение нескольких недавних высказываний Калугина в интервью "Известиям" от 1 марта из США, где он сейчас находится. Он считает "абсолютно неприемлемым разглашение любых деталей своей прежней работы, которые могут повлечь страдания для тех, кто по любым причинам прежде сотрудничал с советской разведкой".

...Закончить я хотел бы эпизодом, который, на мой взгляд, весьма важен для тех, кто хочет понять мотивы поведения Калугина. Незадолго до своего увольнения он встретился с председателем КГБ Крючковым с тем, чтобы попросить его о переводе на какое- либо другое место работы. В частности, он высказал мысль, что наибольшую пользу КГБ он мог бы принести на посту руководителя пресс-службы этого ведомства. Назначение не состоялось, хотя Крючков сказал "подумаю", и вскоре Калугин был уволен. Обращает на себя внимание тот факт, что еще менее чем за год до громкого разрыва с КГБ Калугин был готов официально представлять и защищать интересы этого ведомства. Это ставит под вопрос искренность его заявлений о том, что в основе конфликта с КГБ лежат его политические пристрастия.

Интересно то, что, арестовав Липки, американские власти впервые сослались на информацию, полученную ими от Калугина. Это может свидетельствовать о том, что он уж, видимо, больше не нужен, т. к. все, что можно было, из него уже выдоено. Я не удивлюсь, если американцы заставят Калугина выступить на стороне обвинения в суде над Липки под угрозой уголовного преследования его самого за ведение подрывной деятельности в США.

Калугин гордится в книге своей смелостью, которую он приобрел, вдыхая в течение десяти чет свободный американский воздух. На самом деле написать такую книгу - никакая это не смелость, а точный расчет на безнаказанность, на бессилие Российского государства защитить свои интересы.

* * *

Корреспондент "АиФ" Дмитрий МАКАРОВ позвонил Олегу КАЛУГИНУ в Вашингтон, где тот проживает в настоящее время, и попросил его ответить на ряд действительно непростых вопросов.

- Олег Данилович, в Службе внешней разведки вас обвиняют в том, что своей книгой вы способствовали раскрытию нескольких российских агентов. С ее помощью ФБР может легко вычислить и старшего дипломата одной из европейских стран, и женщину-архивиста, и тем более - посла крупной арабской страны, хотя бы по вашим встречам с ними.

- В английском языке есть такое выражение: указать пальцем в небо, что соответствует нашему - искать ветра в поле. По тем "наводкам", которые есть в моей книге, можно искать российских агентов еще многие и многие годы и все равно не найти. Со старшим европейским дипломатом я встречался, например, не где-нибудь за углом, а только в официальной обстановке, так же, как и с другими перечисленными вами людьми. Многие прежние советские агенты уже не работают на нас, другие умерли.

В попытках обвинить меня в раскрытии российских агентов я вижу политические мотивы. Их делают те же люди, которые пытались засадить меня за решетку еще в 1990 г. Теперь, когда они почувствовали, что ветер перемен в России снова дует в прошлое, они повылезали из своих нор.

Вторая причина того, что меня пытаются обвинить в предательстве, состоит в том, что тем самым руководство российской разведки пытается прикрыть собственные провалы и преступную безответственность. Еще в 80-е годы ПГУ-разведку называли филиалом ЦРУ. Уже тогда насчитывалось по крайней мере 20 человек, которые либо сбежали на Запад, либо работали на ЦРУ и которых потом продал Эймс.

Проще всего указать пальцем на меня, политического противника режима, как на предателя, а не признаться в собственных ошибках.

- Но ваши "друзья" в разведке утверждают, что вы стали "политическим противником режима" из-за личной ненависти к Крючкову, который несколько раз обманул вас, обещав повышение по службе, но не выполнил своих обещаний.

- Крючков просто символизировал старый, разложившийся режим. Он был воплощением всего дурного и преступного, что было у нашей верхушки. Но в КГБ работали и хорошие люди: это Борис Александрович Соломатин, Боя-ров Виталий Константинович, Григоренко Григорий Федорович и, конечно же, Вадим Викторович Бакатин. Они относились к высшему руководству КГБ, но в то же время были умными и порядочными людьми.

Что касается обещаний продвижения по службе, якобы дававшихся мне Крючковым, то их просто не могло быть. Еще в 1987 г. я написал письмо Горбачеву (я привожу его в своей книге), в котором предупреждал его, что без радикальных реформ в КГБ эта организация похоронит перестройку и самого Горбачева. Крючков и Чеб-риков об этом прекрасно знали, они были напуганы моим письмом, поэтому ни о каком повышении не могло быть и речи.

- Давайте вернемся к настоящему. Весь сыр-бор по поводу вашей книги разгорелся после недавнего ареста старого агента КГБ солдата Агентства национальной безопасности США Липки. ФБР прямо сослалось на информацию, полученную от вас.

- Вы не читаете американских газет. ФБР занималось поисками Липки с 1967 г. Мою книгу использовали, чтобы спровоцировать этого Липки на признание. Хотя в своей книге я, может быть, имел в виду вовсе и не Липки, а другого человека. В своей книге я писал, что этот человек до сих пор работает на российскую разведку, сидя в АНБ или ЦРУ, а Липки давно уже там не работает.

- Не боитесь ли вы, что американские власти могут заставить вас участвовать в процессе над Липки в качестве свидетеля обвинения?

- Во-первых, я ничего не помню по этому делу, а во-вторых, даже если бы помнил, все равно ничего не сказал бы. Это моя принципиальная позиция. Я могу осуждать Крючкова, режим, но когда речь идет о предательстве людей, то, извините, это ко мне не относится. Если уж КГБ не смогло заставить меня делать то, чего я не хотел, то вряд ли это смогут американские власти. В конце концов я просто уеду из США.

- Собираетесь ли вы когда-либо возвратиться в Россию? '

- Конечно, мой дом в России. В октябре прошлого года я заключил контракт на работу в США на три года. Вот пройдут выборы, проголосуем за Ельцина или Явлинского, тогда можно и приехать в отпуск. В США я преподаю в университете, занимаюсь делами, не имеющими никакого отношения к моей прошлой деятельности.

Между прочим, я могу похвастать, что, в отличие от моих критиков, я сумел достать России 100 млн. долл. инвестиций, которые американская компания AT&T вложила в совершенствование нашей телекоммуникационной сети.

- Ну а если к власти придет Зюганов?

- Тогда с отпуском придется повременить.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество