aif.ru counter
29

ПОДРОБНОСТИ. Кредит МВФ станет "золотой рыбкой"?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9 28/02/1996

На вопросы нашего корреспондента отвечает заместитель председателя Центрального банка Вячеслав СОЛОВОВ.

- Вячеслав Иванович, российскому руководству удалось убедить директора-распорядителя Международного валютного фонда Мишеля Камдессю в том, что 10,2 миллиарда долларов кредита, выделяемого на три года под правительственную программу реформ, не будут ни проедены впустую, ни пущены по ветру. На что пойдут эти деньги? И что было бы, если бы их не было?

- В доходные статьи бюджета 1996 года заложены 3 млрд. долларов с расчетом именно на этот кредит. Если исполнительный совет директоров МВФ утвердит в апреле выделение России кредита, то до конца года тремя порциями мы получим 4 миллиарда. Центральный банк совместно с правительством будут тратить эти деньги согласно опять же бюджетным расходным статьям самостоятельно, но под жестким контролем экспертов МВФ. Отойди мы от экономической программы, они могут приостановить выделение денег.

Теперь "что бы было, если бы кредита не было". Средства на самые разные выплаты (социальные программы, расчеты по государственным обязательствам) пришлось бы изыскивать в других зарубежных банках, причем на условиях действительно кабальных.

- Иными словами, получая кредит МВФ, мы не попадаем в кабалу к западному финансовому капиталу?

- На самом деле о больших льготах, чем нам предоставляют, и мечтать трудно. Схема работы МВФ со странами-покупателями его кредитов такова, что средства предоставляются под программу экономического развития. Разве может МВФ поддерживать экономику какой-то страны и одновременно душить ее ростовщическими процентами? Первые платежи мы должны вносить не ранее, чем через 4 с половиной года, общий срок выплаты растягивается на 10 лет.

- Что может произойти за это время?

- Если только россияне не потеряют разум и экономика страны не повернет вспять, мы имеем все шансы стать свидетелями своего процветания. Этот кредит носит символическое значение: МВФ одобрил нашу программу реформ и поверил в определенную стабильность российской экономики. Выделение кредита облегчает задачу России на переговорах с Парижским клубом о долгосрочной реструктуризации внешнего долга бывшего Советского Союза. Не достигни мы сейчас договоренности, наша страна на деле попала бы в кабалу: пришлось бы выложить только в этом году суммы, близкие по объему к золотовалютным резервам ЦБ. Как это могло бы ударить по населению - и объяснять не надо. Выразив нам доверие, МВФ, как регулировщик, указал путь тем иностранным инвесторам, которые еще сомневались, везти ли капиталы в непредсказуемую Россию. Появился еще один стимул к участию нерезидентов на рынке ГКО - только за первые два аукциона получено от них 420 миллионов долларов. Если иностранцы и дальше будут идти на этот рынок, мы только в первом полугодии получим от них не менее 1,5 миллиарда долларов. Будет поддержана и стабильность внутреннего валютного займа. Половина рынка валютного займа приходится именно на зарубежный капитал. Доверие МВФ - это еще и гарантия того, что России удастся удачно разместить еврооблигации на 2 миллиарда долларов, они тоже стали более привлекательными благодаря доброму слову господина Камдессю.

- Значит, кредит МВФ стал для России чуть ли не золотой рыбкой? Тогда другой вопрос -социальные программы, бюджетные выплаты потребуют средств немалых, дополнительной эмиссии допустить нельзя, в таком случае немалая роль в погашении дефицита бюджета отводится государственным краткосрочным облигациям. Как они сейчас себя чувствуют, ведь доходность по ним снижается?

- Динамика этого процесса устойчива. Как только уровень роста цен в экономике стабилизировался, возник большой дисбаланс между доходностью по ГКО и реальным снижением инфляции. Но ГКО по идее не могли стать аналогами акций финансовых "пирамид". Правительство и ЦБ готовы приводить в соответствие эти процессы. Введение валютного коридора и снижение доходности ГКО - в русле этой политики. К сожалению, это направление коммерческими структурами воспринимается отрицательно, прежде всего теми, кто этим бизнесом живет. Им надо перестраиваться, но и нам резких движений делать нельзя - дать возможность приспособиться тем коммерческим структурам, которые имеют значительную часть своих активов именно в ГКО. Нельзя и подорвать доверие к этим ценным бумагам, что возможно при определенном пороге доходности. Здесь нужен компромисс. Но очевидно, что процент доходности должен снижаться к реальному уровню инфляции. Ничего неожиданного в этом нет.

- На сегодняшний день процент доходности составляет примерно 56% годовых, а что будет к лету, каков ваш прогноз?

- На второй квартал границы валютного коридора провозглашены. Ставки Центрального банка четко обозначены в сторону снижения. Возможности падения доходности ГКО находятся в этих границах. При мягком сглаживании верхний предел - это 60 - 65%, и он может быть снижен к концу квартала до 40% годовых. Что касается нерезидентов, иностранных банков -есть механизм, который ограничивает их прибыль за счет установления специального курса при обратном обмене рублей на валюту. Для них доходность ГКО сейчас составляет всего-навсего 25% годовых, но они очень довольны - по западным меркам это очень прилично. Отсюда и их активность - только за первые два аукциона, в которых участвовали иностранные банки, они скупили больше трети всей эмиссии.

- Среди предложений генерала Куликова было и такое: "учитывая то, что долги СНГ России уже превысили 9 миллиардов долларов, выпустить под них специальные ценные бумаги, продавая или закладывая которые можно было бы подорвать бюджеты стран ближнего зарубежья и тем самым заставить их платить. Что вы об этом думаете?

- Регулированием всех отношений со странами Содружества занимается специальная правительственная комиссия. Я вхожу в состав этой комиссии. За часть долгов отвечают правительства стран СНГ во всем, что связано с государственной деятельностью, но немалая часть из этих 9 миллиардов - это то, что должны хозяйственные субъекты из ближнего зарубежья нашим акционерным обществам - РАО "Газпром", нефтяникам, энергетикам. Первый вопрос, который всегда возникает, - готово ли расплатиться то или иное государство, погасить задолженность своих хозяйственных структур или нет? Даже если оно готово и выпускает соответствующие ценные бумаги, найдется ли на них потенциальный покупатель? Если государство - член СНГ расплатиться не в состоянии, кто его обязательства купит, будут ли они пользоваться спросом? Маловероятно. Поэтому предложение Анатолия Куликова имеет сомнительную ценность. Но в определенных ситуациях этот механизм может быть использован. Здесь никакого открытия нет, вопрос только в том, подталкивать или не подталкивать государство к использованию этого механизма.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество