aif.ru counter
30

СЕРИАЛ В ГАЗЕТЕ. Владимир Войнович. Новые русские (30.01.1996)

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5 31/01/1996

Продолжение. Начало в N 44 - 46, 48 - 52, 1995 г., 2 - 4, 1996 г.

КЛАВА - НЕ ОБЩЕНАРОДНОЕ ДОСТОЯНИЕ

В ГОСТИНОЙ Былкиных по телевизору новая передача. Полная женщина отвечает на вопросы ведущего тонким, почти детским голоском.

- Правильное пользование презервативом начинается с подбора изделия в соответствии с желанием и вкусами потребителя. На Западе кондомы, то есть презервативы, выпускаются самых разных видов, начиная от простых увлажненных и кончая изделиями повышенной фрикативности. К сожалению, наша промышленность все еще гонит вал и выпускает один тип, полагая, очевидно, что нашему неприхотливому потребителю и так сойдет.

- Насколько мне известно, - вмешался ведущий, - наши граждане не любят пользоваться этими вещами вообще.

- Да, конечно, - согласилась женщина, - но это говорит о нашем низком культурном уровне. К тому же отечественный изготовитель заботится только о надежности изделия и не считается с желанием потребителя получить удовольствие. Изделие должно быть одновременно эластичным, прочным и тонким. Это дилемма, но на Западе с ней справляются, там даже самый тонкий презерватив выдерживает ведро воды.

- У них, - заметила Вероника, - презерватив ведро воды выдерживает, а у нас ведро ведра воды не выдерживает. Вчера налила, хотела пол помыть, так представляешь, ручка оторвалась.

- Логически говоря, это нормально, -сказал Былкин. - Презерватив должен быть надежнее, чем ведро, потому что другие последствия.

Телевизионная передача продолжалась, и женщина на экране сказала:

- Москву мы обеспечиваем в значительной мере за счет импорта, но импортные изделия стоят дорого, и некоторым людям просто не по карману.

- Еще бы! - согласился охотно Былкин.

- Если покупать рыбу по триста тысяч, так какие уж там презервативы. Эх, - вздохнул он, меняя тему. - Вот я думаю, накупили всего, наготовили, денег потратили кучу, и все это неизвестно зачем. Может, она ему еще не понравится. Или он ей.

- Ну, он-то ей понравится, - возразила уверенно Вероника. - Какой-никакой, а все же американец.

- То-то и есть, что американец, - сказал Былкин. - Вообще-то я тебе скажу, мать, мне это не, не... Ну, очень даже не это.

- Ну, а что не это?

- Ну так это вообще. Растил дочку, воспитывал, носил на руках, сказки про трех этих рассказывал, а теперь приедет, заберет, увезет, и куда? Я все-таки, ну никак не, ну почему нельзя было какого-нибудь своего парня. Скромного, аккуратного, трудолюбивого...

- Что ты одно и то же толчешь? - рассердилась Вероника. - Зачем ей твой трудолюбивый, если она вообще в этой стране жить не хочет?

- Тоже не понимаю, что ей не нравится.

- Все не нравится. Климат, природа, люди.

- Люди у нас, конечно, плохие, - согласился частично Былкин, - электорат дерьмовый, но народ хороший. Очень. Такой это, знаешь, народ, такой. Мы среди него всю жизнь прожили.

- Выбора не было, вот и прожили, -сказала Вероника, и это ее суждение совпало со звонком в дверь. - Ой! - сказала она. - Неужто уже приехали?

Выбежала в коридор, открыла железную дверь и увидела женщину лет под шестьдесят, худую, с большим ртом и маленькими глазками.

- Добрый день, - сказала женщина. - Я Аплехина из квартиры 34.

- Знаю вас, Аплехина, - стоя за спиной жены, сказал Былкин. - Хорошо знаю. Как председатель я просто обязан, да, всех, как говорится, в лицо, по отчествам и именам. Тем более на вас жалобы от соседей, что принимаете неизвестных личностей и оргируете.

- Чего? - не поняла Аплехина.

- Оргии, говорю, организуете.

- Злостная клевета, - опровергла Аплехина. - Мы с товарищами собираемся и поем революционные песни. Что? Может быть, это уже нельзя?

- Можно, и на здоровье, - разрешил Былкин. - Но если легально, то до двадцати трех часов, а потом только подпольно, шепотом, не тревожа соседей. Мне дед мой рассказывал, он когда до революции эсером был, так они на своих сходках обсудят, кого взорвать, пристрелить или чего, а потом шепотом поют: "Вихри враждебные веют над нами..." А вообще-то вы просто так или проблема?

- Уборная засорилась, - сказала Аплехина.

- Как засорилась?

- Как бывает, - сказала Аплехина. -Воду спускаешь, а она не проходит. Из унитаза наверх идет.

- А не надо газетой "Правда" пользоваться, - заметила Вероника.

- А это уж не ваше дело, - сказала Аплехина. - У нас демократия. Какие газеты хотим, такие и читаем.

- Глазами читать вы можете, что хотите, - разрешила Вероника. - Но сквозь трубу ваша шершавая печать не проходит, а с точки зрения гигиены содержит ядовитую краску и способствует развитию геморроя.

С этими словами она удалилась на кухню, а Былкин, оставшись с Аплехиной один на один, спросил:

- К слесарю обращались?

- Насчет геморроя?

- Можно и насчет геморроя. Он, между прочим, у нас народный целитель и травник. А по канализации и вовсе специалист.

- Что толку слесаря вызывать, - сказала Аплехина, - если он второй день подряд у подъезда пьяный валяется.

- Эх-эх, - Былкин сокрушенно покрутил головой. - Еще говорят, русофобы на русский народ клевещут. А сами распускают, что если русский, то обязательно пьяный валяется. А он не валяется. Это кто-то другой валяется. А слесарь наш глубоко верующий товарищ. Он вообще не пьет, не курит и с женой только по субботам, а остальное время молится и постится. Но вам-то это, конечно, не это, вам это, как говорится, до этого самого, зачем вам искать какого-то слесаря, вам сразу давай председателя. Если б вам еще вот эту... ну как бы сказать, вертушку, то вы бы, наверное, ну, я так думаю, вы бы фазу там мэру, премьеру, президенту стали б накручивать: приезжайте, Борис Николаевич, отложите выступление в Думе, забудьте про выборы, отмените международные эти, прекратите войну в Чечне, примите меры, захватите ваш черный чемоданчик и протыкальные инструменты.

- Ну что ты ей объясняешь? - высунулась из кухни Вероника. - Она же все равно не поймет.

- Именно не поймет, -сказал Былкин. -Но я-то уже старый, уже голова, - показал на седины, - во-во-во, а все еще от иллюзий не, и надеюсь, что если ей это, то она это. И само собой, все напрасно. Люди никакой сознательности не признают, с каждой ерундой к председателю. - Повернулся к Аплехиной с назиданием. - Председатель занимается общим, а не спуском воды в каждом толчке. Идите, ищите слесаря.

Продолжение следует.

Все права сохраняются за автором.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы