aif.ru counter
36

МУЗЫКАЛЬНАЯ СЕНСАЦИЯ ЯНВАРЯ. Магия Колобова

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4 24/01/1996

Московский муниципальный театр "Новая опера" под руководством Евгения КОЛОБОВА впервые представил никогда не исполнявшуюся в России оперу "Валли" Альфредо Каталани. Правда, пока в Консерватории, в концертном варианте. Но вспомним, что именно так и рождались некоторые лучшие колобовские спектакли.

...За неделю до Нового года телевидение вдруг почему-то вспомнило о французском фильме тринадцатилетней давности "Дива" с кубинской оперной звездой, смуглой Вильхельменьей Фернандес в главной роли. Предвижу немой вопрос в глазах тех, кто не видел этого оперного кинодетектива: какая связь между Гофманом отечественного дирижирования Е. Колобовым и криминальной историей о том, как опасно для жизни делать "живые" "пиратские" записи? А связь такая - сквозь весь фильм звучит одна и та же страстная мелодия, которую поет высокий женский голос. Это ария Валли, и, таким образом, показ "Дивы" стал как бы предвосхищением, своеобразным рекламным роликом новой колобовской премьеры.

НЕСМОТРЯ на харизматическую популярность в народе и обилие знаков официального признания (премии "Триумф", "Золотая маска" и т. д.), дирижер Евгений Колобов продолжает строить свой творческий процесс и свой театр по одному старому принципу - "редко, но метко". В последнее время он явно предпочитает сиюминутным внешним проявлениям долгий, порой изматывающий внутренний поиск. Очевидно, что маэстро стал реже будоражить российское музыкальное пространство новыми экспериментами и открытиями, все чаще доверяя дирижерскую палочку коллегам по "Новой опере". И вполне возможно, что не только плохое самочувствие было тому причиной, но и некий внутренний кризис, который выплеснулся год назад ложнозначительным, претенциозным действом под названием "О, Моцарт! Моцарт...". Извечная тема "гений и злодейство" решалась средствами на удивление примитивного ораториально-хореографического эссе - как борьба черного и белого (постановщик - Владимир Васильев), а программка сопровождалась колобовской переделкой стихотворения Пастернака (примерно так же фантазировал маэстро во время оно с "Русланом и Людмилой" Глинки)...

Год молчания - год работы - год преодоления. И наконец - давно обещанная, долгожданная премьера. В Большом зале Консерватории был выходной день - понедельник, но в воздухе витало электричество ажиотажа. По традиции "на Колобова" собрались все уважающие себя операманы и, естественно, сливки музыкальной элиты. Когда праздника жаждут, он обязательно состоится.

С самого начала пути Колобов взял на себя роль своеобразного оперного археолога и за годы своих "раскопок" открыл нам, темным, гениальные произведения, о существовании которых многие даже не подозревали: еще в Свердловске поставил вердиевскую "Силу судьбы" по-итальянски, уже в Москве с пластинки по слуху оркестровал и показал "Марию Стюарт" Доницетти. Собирается удивить нас "Гамлетом" француза Амбруаза Тома и "трагическими сценами" по "Евгению Онегину" Чайковского. А сегодня - "Валли".

"ВАЛЛИ" - лучшая опера Каталани (старшего современника и земляка Пуччини). У этого композитора довольно-таки несчастливая судьба: его долго не признавали, жил он стесненно и умер сразу же вослед триумфу "Валли", так и не достигнув вершины своего "неторопливого" таланта, - в 39 лет. Его музыка необычна, она не похожа ни на что другое. В ней нет шлягеров. Нет жесткой формы. Это утонченная смесь немецкого вагнеровского романтизма, итальянского веризма и французского импрессионизма. Пусть вдохновенное наитие Каталани не так эффектно и броско, как уверенное в себе мастерство того же Пуччини с его "Тоской" или "Турандот", зато оно куда тоньше, изысканнее и, наверное, сложнее для восприятия.

Смелая девушка, дитя природы, ушла в горы, чтобы стать такой же прекрасной, как красота альпийских снегов, но снежные феи погубили ее, накрыв лавиной, - и превратилась девушка в белый цветок эдельвейс. Именно эту древнюю легенду рассказывает в начале первого акта мальчик Вальтер. Почти так заканчивается и сама опера - героиня по прозвищу Валли-стервятница (этакая тирольская смесь Кармен и Настасьи Филипповны - со знаком "плюс") бросается вслед за любимым в снежную лавину. Одним словом, вы поняли - это жгучая мелодрама с игрой любви и смерти и с изрядной порцией альпийских холодов.

Когда есть Главное, не хочется вдаваться в детали. На премьере этим Главным была человеческая и музыкантская личность Колобова. Высококлассный оркестр и мощный, слаженный хор под руками маэстро, казалось, излучали все краски и звуки природы, особо акцентируя едва уловимые полутона - это была гениальная музыкальная живопись. Не знакомая многим музыка вливалась в душу, как что-то душистое, теплое и родное. В какие-то мгновения даже казалось, что из партитуры извлекается куда больше красот, нежели там есть. Браво! А чего стоил испепеляющий взгляд маэстро в зал, когда после знаменитой арии Валли раздались аплодисменты, разрушившие иллюзию непрерывности музыкальной линии! Не останавливая исполнения, Колобов склонился со своего постамента и театрально поцеловал ручку примадонны - как бы извиняясь за недогадливость публики. С последней нотой первого акта он бросил в зал второй взгляд: мол, теперь можно. Так Колобов воспитывает нас. Браво!

МАГИЯ Колобова заключается и в том, что свои чудеса он творит отнюдь не из самого лучшего теста, превращая порой недостатки в достоинства. Решив работать с певцами средней руки, дирижер заставляет их перепрыгивать себя и выдавать на-гора по двести и больше процентов. Так всегда происходит у него с драматическим сопрано Еленой Зеленской, которая сейчас пела Валли. Этой артистке нельзя не симпатизировать - вопреки своим природным данным (тугой, тяжеловесный, неполетный голос матового тембра и аналогичная актерская невыразительность), она вместе с Колобовым умеет создать иллюзию почти эстетического совершенства. Зеленской, конечно, очень далеко до Магды Оливеро (королевы веризма, лучшей Валли XX века), но ее высокий профессионализм достоин всяческих похвал. Жаль, что не смогла стать заметной в принципиально важной партии Вальтера вроде бы способная Марина Жукова с ее старомодным колоратурным сопрано. Артистка вроде бы способная, но петь просто ноты - разве это интересно? Хороши были вальяжный баритон Андрей Спехов в партии отвергнутого жениха и бас Тигран Мартиросян - отец Валли.

"Валли" всегда считалась оперой второго ряда. Наверное, потому что ее музыка - это "музыка в себе", она не сражает наповал, не запоминается сразу, в нее надо вслушиваться и постепенно влюбляться. Станет ли "Валли" популярной в России - вопрос пока открытый. Но то, что очередное оперное открытие Колобова состоялось, - это факт.

P.S. На следующий день после премьеры, в момент своего 50-летия, Колобов оказался в больнице - все силы отняла "Валли". После паузы опера прозвучит 6 и 13 февраля в Москве, в Концертном зале имени Чайковского.

Редакция от души поздравляет Евгения Колобова с юбилеем и гордится тем, что он является одним из самых близких друзей "АиФ".

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы