aif.ru counter
42

НЕЛЬЗЯ ДОПУСТИТЬ. ЧТОБЫ ОДИН ЧЕЛОВЕК ОТВЕЧАЛ ЗА СУДЬБУ И БЕЗОПАСНОСТЬ ВСЕЙ СТРАНЫ. Плата за безвластие

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4 24/01/1996

Депутат от "Демократического выбора России" Эдуард ВОРОБЬЕВ знает о чеченской войне не понаслышке. Это тот самый генерал, который отказался возглавить военную кампанию в Чечне. После чего ему пришлось уйти из армии. Как человек, хорошо знающий ее "болячки", он стал сопредседателем движения "За военную реформу". На вопрос, в чем, по его мнению, истинные причины этой "странной" войны, Воробьев сказал:

- В КАЖДОЙ войне нужно искать экономический интерес. Силовое решение нужно было, чтобы скрыть следы этого интереса, а также следы в связи с передачей оружия, которое было в 173-м отдельном учебном центре. То ли частично, то ли полностью, но оно попало к Дудаеву и помогло ему хорошо вооружиться.

Когда П. Грачев был первым замом Шапошникова, он ездил в Чечню с комиссией, чтобы разобраться, какая обстановка и что делать. Он предложил оружие разделить пополам: половину оставить в Чечне, половину вывезти в Северо-Кавказский военный округ. Шапошников не согласился. Боевая техника, вооружение - это госценность, которая выдана Вооруженным силам во временное пользование. Принимать такое решение должен Президент или по его поручению глава правительства. Но глава правительства - в то время Е. Гайдар - неоднократно заявлял, что его отношение к Вооруженным силам исчерпывается только хозяйственными функциями. И он прав. Это и Конституция подтверждает.

У нас, как всегда, все с ног на голову поставлено. Министры назначаются Президентом, они подчиняются ему напрямую, как Верховному Главнокомандующему, но тут же сказано, что за все отвечает глава правительства. Это чепуха! Вы мне не подчиняетесь, а ответственность за ваше учреждение несу я.

- Считаете ли вы правомерным использовать армию в борьбе с террористами или должны действовать только специальные, антитеррористические подразделения?

- В той ситуации применение армии было необходимо. Сказав "а", надо было говорить "б" и т. д. Вопрос в другом: с самого начала события в Чечне развиваются не по планам федеральной власти, а по тем сценариям, которые нам пишут Дудаев, Басаев, Радуев...

- Все очевидцы говорят, что там была жуткая неразбериха, в своих стреляли...

- Там участвовали разные рода войск, и нужна была тщательная организация взаимодействия. Это дается только опытом. А для Барсукова такая операция - первая. Необходимо взаимодействие не просто между стреляющими и наступающими. Нужно организовать его по месту, по времени, по цели.

Нам выдают желаемое за действительное. Это присуще всей этой истории с Чечней.

Например, в декабре 1994 г. говорили, что с южной стороны оставлен коридор, чтобы мирное население Грозного могло уйти. Ничего подобного. Участок в 50 - 60 км не было сил закрыть. (О чем я докладывал). Юг Грозного и сам Грозный открыты, и можно подпитывать его боеприпасами и чем угодно.

Что делать дальше? Можно считать, что все, кто находится в Чечне, - преступники, и применять средства поражения без ограничения. Но это геноцид. Он недопустим. Значит, надо вычленять бандитов. Но как армейские средства поражения вычленят - это боевик, а это нет? Днем он, может быть, - обычный чеченец, а ночью - боевик.

Я считаю, что должно быть комбинированное решение этого конфликта: и переговорное, и силовое. Появилась легитимная власть. Получается, что Чечня - субъект Федерации. Дудаев отмежевался от федеральных властей, и за все, что в Чечне происходит, должна нести ответственность федеральная власть. Это ненормально. Должна быть местная власть. Посмотрите, как в Дагестане: поручили им утрясти кизлярский конфликт, они быстро договорились. И если бы мы послушали дагестанское руководство, то вывели бы радуевцев в Чечню, забрали заложников и тогда начали действовать.

Дальше. Президент сказал, что военная разведка всех предупредила, что готовится теракт в Кизляре. Кого всех? Минобороны, Службу безопасности. Ну и что? Почему войсковая разведка не проследила, есть ли реакция на ее информацию? Если бы был у нас орган, который занимался военной организацией, обороной и всем остальным, что связано с нашей безопасностью в мирное время, такой бы проблемы не было. Был ведь раньше Совет обороны. Последний, кто его возглавлял, - президент Горбачев. А сейчас? Дума подготовила закон об обороне. Но и там нет ответа на главный вопрос: кто отвечает за оборону государства? Если министр обороны - давайте напишем. Но нельзя допустить, чтобы один человек отвечал за судьбу государства. Это же не президент, всенародно избранный, - над ним нужно устанавливать контроль. А контроля такого не существует. Даже у Президента нет своей военной инспекции. Что Павел Сергеевич ему доложит, то он и выдает. А надо, чтобы перед решением о силовом проведении операции в Чечне - после того, как войска доложили о готовности, -он послал туда свою военную инспекцию. Там военные люди, но звания и зарплату получают от Президента. Они проверяют готовность войск и докладывают ему. Если войска готовы -операция начинается, а нет - какие будут предложения? И операция откладывается. Иначе вляпаемся. Что и произошло.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы